Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Южной Осетии ищут расхитителей


Жители Цхинвали, чьи дома были разрушены во время российско-грузинского конфликта в августе 2008-го, спустя два года всё ещё обитают в палатках...

Жители Цхинвали, чьи дома были разрушены во время российско-грузинского конфликта в августе 2008-го, спустя два года всё ещё обитают в палатках...

Российский бизнесмен Руслан Шарипов, участвовавший в восстановительных работах в Южной Осетии, намерен судиться с президентом этой самопровозглашенной республики. По утверждению Шарипова, его неправомерно изгнали из Южной Осетии и оклеветали.

На недавней встрече президента Дмитрия Медведева с главой Южной Осетии Эдуардом Кокойты было принято решение об отстранении российского министерства регионального развития от координации работ по восстановлению республики. За последние два года Россия выделила на восстановительные работы 28 миллиардов рублей. Недавно в интервью газете "Коммерсант" Эдуард Кокойты высказал недовольство тем, как расходовались эти средства, и обвинил российских строителей в коррупции. Те в свою очередь все обвинения со стороны югоосетинских властей опровергают.

На пресс-конференции в Москве российский предприниматель Руслан Шарипов заявил, что готовит судебный иск против президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также обращается в органы прокуратуры с просьбой возбудить уголовное дело о клевете.

– Хотелось бы обратить внимание общественности на произвол со стороны первого должностного лица Южной Осетии. 9 августа в газете "Коммерсант" было размещено интервью, в котором говорится о том, по каким именно причинам буксует восстановление экономики республики, строительство. По мнению президента, основные проблемы заключаются в том, что в эту республику для помощи, для работы, для строительства приехали люди с большим желанием реализовать свои коррупционные схемы. Такое заявление первого государственного лица мне не очень понятно. По-моему, оно является беспрецедентным и требует должной объективной оценки. Мне кажется, это является основанием для серьезного правового разбирательства. За счет бюджета РФ проводится восстановление и оздоровление экономики, из России направляются туда высококвалифицированные сотрудники, специалисты разных отраслей. И Эдуард Кокойты высказывает мнение, что все эти сотрудники (или какая-то их часть) приезжают реализовать свои коррупционные схемы… – говорит Руслан Шарипов.

Руслан Шарипов руководил восстановлением пивоваренного завода "Алутон" в Лениногорске. Предприятие, разрушенное в ходе российско-грузинского конфликта в августе 2008 года, было восстановлено за несколько месяцев и в конце 2009 года запущено. Эдуард Кокойты выразил тогда строителям благодарность.

Однако затем начались проблемы. В начале апреля 2010-го завод был опечатан, изъята вся документация, нескольких сотрудников предприятия задержали. В интервью "Коммерсанту" Эдуард Кокойты заявил, что Шарипов находится в России "в региональном розыске", уехал из Лениногорска по доброй воле, фактически "бросив завод".

Руслан Шарипов все обвинения отвергает. Отказывается он также комментировать слухи о том, что пивоваренный завод "Алутон" приглянулся брату Эдуарда Кокойты, известному в Южной Осетии предпринимателю.

Российский Минрегион был подключен к процессу восстановления объектов на территории Южной Осетии в качестве контролера. В министерстве была создана так называемая "Южная дирекция". Тогда же председателем правительства Южной Осетии стал Вадим Бровцев - человек, как считается, близкий к главе Минрегиона Виктору Басаргину, выходец, как и он, с Урала. Сегодня в Цхинвали говорят о том, что Бровцев был Эдуарду Кокойты "навязан". Сам Кокойты не раз заявлял, что считает выбор Минрегионом подрядчиков для строительства новых объектов субъективным – среди них, по его мнению, преобладали уральские фирмы.

На самом деле президент Южной Осетии хочет отвести внимание российской прессы и общественности от коррупционных процессов в собственной администрации, утверждает бывший директор государственного унитарного предприятия "Дирекция по реализации национальных приоритетных проектов Республики Южная Осетия" Исмагиль Каримов:

– Президент Эдуард Кокойты и его команда пытаются путем дезинформации навязать общественному мнению точку зрения, что за их провалы в управлении строительно-восстановительными работами в государстве должны нести ответственность все, кто угодно, но только не они сами. Кокойты, вероятно, пытается прикрыть коррупционеров, которые действительно препятствуют проведению восстановительных работ в республике. Российские специалисты, которых местные власти вынудили уехать из Южной Осетии, передали в прокуратуру РФ большое количество документов, свидетельствующих о формах и методах работы команды Эдуарда Кокойты, о вопиющих нарушениях, допущенных только за последнее время.

Чего же следует ожидать теперь, когда процесс восстановления Южной Осетии будет продолжаться без "посредника" (как считают одни) или "контролера" (по мнению других)? Ничего хорошего, убежден Исмагиль Каримов:

– Жажда президента и его окружения получать средства напрямую, минуя Минрегион, МВК, "Южную дирекцию", понятна. С самого начала вокруг этого и ведется борьба. После 2008 года пошли поступления из РФ, и Владимир Владимирович Путин, и правительство видели, что деньги просто исчезают где-то в недрах Южной Осетии, а ничего восстановлено не было. Поэтому и была призвана команда Бровцева, чтобы жестко контролировать, чтобы не были похищены эти деньги. Расхитителей лишили кормушки, – утверждает в интервью Радио Свобода экс-руководитель Дирекции по реализации национальных приоритетных проектов Республики Южная Осетия.

Коррупционные схемы в процессе освоения средств, выделяемых на те или иные цели из государственного бюджета, – вещь, увы, распространенная, и кто здесь прав, а кто виноват, понять далеко не так легко, считает директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко:

– Это борьба за деньги между различными группами влияния. У нас так происходит практически по всем направлениям: где есть более-менее крупные бюджетные суммы, возникают конфликты. Вспомните, сколько раз у нас, например, менялся руководитель "Олимпстроя". Поэтому ничего нового здесь нет.

– Почему все-таки Москва идет навстречу Кокойты? Там ведь даже были арестованы российские специалисты. В частности, Каримов, бывший руководитель Дирекции, сказал, что ему угрожали.

– Сложно судить. Возможно, там есть политические причины. Возможно, Кокойты действительно удалось представить какие-то более-менее убедительные факты, которые подтверждают его версию. Но я это не могу комментировать, не имея на руках фактов. То, что оглашают те или иные стороны конфликта, фактами не является. Фактом является то, что официально подтверждено: скажем, официальной проверкой, решением суда, заключением соответствующих органов. Например, Счетная палата проверит и скажет: вот здесь деньги украли. Это будет факт. А пока мы видим только мнения, – говорит политолог Евгений Минченко.

На встрече с Эдуардом Кокойты Дмитрий Медведев сказал: "Курс России не меняется и не может измениться, он выстраданный". Президент же Южной Осетии подчеркнул, что они с российским коллегой нашли полное понимание по всем вопросам, касающимся восстановления республики и эффективности деятельности некоторых структур, которые "уже не будут работать в Южной Осетии и не будут препятствовать эффективному использованию средств, помощи, которую нам оказывает Россия".
  • 16x9 Image

    Виталий Камышев

    Обозреватель Радио Свобода. Сотрудничает с радиостанцией с 1997 года. Работал в журнале " The New Times",  газете "Аргументы и факты", был постоянным автором газеты "Русская мысль" (Париж) в 1995-2000гг.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG