Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Император Франц Иосиф как последний из старой гвардии


Император Франц Иосиф

Император Франц Иосиф


Исполнилось 180 лет со дня рождения Франца Иосифа – самого знаменитого представителя монархической династии Габсбургов, которая вошла в историю как одна из самых могущественных королевских фамилий Европы.

Столетие назад Австро-Венгрия была второй по территории и третьей по численности населения страной Европы. Франц Иосиф управлял сначала Автсрийской, а потом австро-венгерской империей, почти семь десятилетий, с 1848 по 1916 год, Сейчас на бывших габсбургских землях целиком или частично расположены тринадцать государств. О личности Франца Иосифа Радио Свобода рассказал историк, автор книги "Австро-Венгерская империя" и обозреватель РС Ярослав Шимов.

– Когда-то Франц Иосиф назвал себя последним императором старой школы. По сроку пребывания на престоле – почти семь десятилетий – это одно из самых продолжительных царствований в мировой истории. С точки зрения сегодняшнего дня, верно ли это?

– Верно. Потому что Франц Иосиф действительно был человеком очень консервативной закваски, человеком XIX века. Он не любил, в частности, технических нововведений ХХ века. За всю свою жизнь он один только раз проехался в автомобиле, не пользовался лифтом, печатной машинкой и не любил телефон. Однако в то же время, если абстрагироваться от его личных вкусов и воспринимать его как монарха, это был человек, который удивительно умел приспосабливаться к веяниям новой эпохи. Который при всей своей консервативной закваске, стал достаточно выдающимся либеральным реформатором. Поскольку при нем и политические институты австрийской монархии, а потом Австро-Венгрии, претерпели значительные изменения именно в либеральную, демократическую сторону. Сам уклад жизни изменялся. Монарх не только этому не препятствовал, но достаточно благосклонно за этим всем наблюдал и даже способствовал. При Франце Иосифе стал признаваться брак гражданский, а не только церковный, разрешили разводы, провели капитальную реформу образования, приблизив его к тем стандартам, которые известны нам сегодня.

– Австро-Венгрия прекратила свое существование через два года после смерти Франца Иосифа. Некоторые историки указывают и на фатальные обстоятельства, сопровождавшие царствование Франца Иосифа. Это потеря нескольких престолонаследников. В какой степени эти обстоятельства сыграли свою роль в падении Австро-Венгрии?

– Конечно, сыграли. Он сам, после трагической гибели жены, императрицы Елизаветы, которую зарезал итальянский анархист Луккени, сказал фразу, которую на русский можно приблизительно перевести так: "Ничто меня в этой жизни не миновало". Он сам осознавал, что жизнь у него достаточно трагическая. Это сделало Франца Иосифа во многом фаталистом к концу его долгой жизни. Из воспоминаний последней императрицы Зиты известно, что Франц Иосиф незадолго до смерти говорил ей, что, скорее всего, все кончится революцией. Он предполагал возможность крушения своей империи. В то же время действовал так, как привык – полагаясь, с одной стороны, на волю божью, а с другой – в соответствии с тем, что считал своим долгом. Сын и наследник Франца Иосифа кронпринц Рудольф, весьма талантливый, но неуравновешенный человек, в возрасте 30 лет покончил с собой в охотничьем домике Майрлинг под Веной. Он застрелился. Вторая трагедия – это известное сараевское убийство 28 июня 1914 года наследника престола, племянника императора Франца Фердинанда. У них были непростые взаимоотношения, но, тем не менее, это стало большим ударом для династии, поскольку Франц Фердинанд был достаточно нестандартным и многообещающим политиком. Его смерть, кроме того, послужила поводом к Первой мировой войне, которая и погубила монархию.

– Как через 90 лет после распада Австро-Венгрии вспоминают Франца Иосифа на бывших подчиненных императору землях, в австро-венгерских бывших провинциях?

– Сейчас это уже отдаленные времена, и воспринимаются они, в основном, весьма положительно. Как такой своего рода патриархальный золотой век, времена которого никогда уже не вернутся. Вспоминается то, что было позитивного, взаимодействия разных народов, разных культур под властью одной династии, которая не была тиранической. А сам старый император – это такая патриархальная фигура, не то чтобы совсем уж добрый рождественский дедушка, но власть, которая не мешает, а скорее покровительствует и развивает какие-то позитивные начала в обществе.

А вот что думает о временах Франца Иосифа австрийский сатирик Северин Грёбнер:

– Добрые старые времена для всех в мире выглядят по-разному. Но в Австрии все единого мнения: старое доброе время носит седые бакенбарды и красивую униформу, как наш прекрасный старый добрый император Франц Иосиф. В ландшафте австрийского душевного космоса он занимает место любимого дедушки или даже самого господа бога. Вот когда он еще жил, тогда все было хорошо! – говорят австрийцы. – У нас был выход к морю, был флот, наши лейтенанты были хороши собой, они элегантно флиртовали с девушками предместий и 24 часа в сутки танцевали с ними вальсы. Мы назывались верноподданными, а не ответственными гражданами государства. Все было прекрасно, и важно заметить, что ведь это было на самом деле, не правда ли?

Однако современники видели и воспринимали его величество совсем иначе. "Никто в его время не соответствовал более образу посредственности", – написал однажды об императоре Карл Краус. Это выглядит почти мило по сравнению с венской песенкой об экзекуции над учеником портного, который в 1853 году с ножом совершил неудавшееся покушение на Франца Иосифа. Там пелось: "Наказание за дело, кто же бьет так неумело?" Был ли Франц Иосиф в действительности хорошим правителем?

Недостаток политического таланта и государственной мудрости привели его к непониманию всех знаков нового времени после революции 1848 года. Был ли он хорош, когда доверенную ему государственность своей неспособностью к правильным действиям и в сочетании с упрямством привел на край пропасти? Был ли это в действительности отец нации, который во всех внешнеполитических конфликтах оказывался в роли проигравшего, чтобы в финале карьеры поучаствовать в развязывании Первой мировой войны? Чтобы немцам, например, было понятнее, спрошу: "Хотели бы вы, чтобы Гельмут Коль правил у вас 68 лет"? Но у нас, австрийцев, император вместе с принцессой Елизаветой по прозвищу Сисси – это безукоризненный, хорошо продаваемый бренд. И вполне возможно, что еще через 20 лет, когда Францу, как уменьшительно его у нас зовут, исполнится 200 лет, состоится всеобщий праздник беспамятства. Я вижу эти сцены: Вена, украшенная флагами монархии, все мужчины от 25 лет во фраках и с обязательными бакенбардами, парламент принимает решение о самороспуске навсегда... Комиссия историков приходит к выводу, что в Первой мировой войне мы все же победили, вследствие чего Европейский союз отныне станет называться Австро-Венгрией, а Германией наконец-то можно будет управлять из Вены. И вот тогда посмотрим, кто не согласится с любимой фразой нашего старого императора: "Это было очень красиво, и я очень рад". И все опять станет как раньше, в золотые старые добрые времена.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG