Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа из цикла "Российские регионы": Чувашия


Ирина Лагунина: 16 лет Чувашию бессменно возглавлял Николай Федоров. В конце прошлого месяца Федоров сдал дела члену своей команды Михаилу Игнатьеву. Вероятно, пришло время подвести итоги последних 16 лет. В беседе принимают участие доктор географических наук Наталья Зубаревич и политолог Александр Кынев. Цикл "Российские регионы" ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Федоров – это действительно наряду с Шаймиевым, Росселем одна из самых ярких и противоречивых фигур российской политики. Это преподаватель научного коммунизма, который вдруг стал ярым антикоммунистом. Это оппозиционер, который был до середины нулевых годов в жесткой оппозиции сначала ельцинскому, потом путинскому федеральному центру. И вдруг в середине нулевых резко встроился в вертикаль, вступил в "Единую Россию" и стал вполне примерным путинским губернатором. Демократ, при котором некоторые оппозиционные газеты были вынуждены печататься некоторое время за пределами республики. Александр Владимирович, я, неоднократно бывая в Чувашии, слышал такое мнение, что республике невероятно повезло с Федоровым, что это такой в духе Стругацких прогрессор. Как бы вы все-таки, суммируя все плюсы и все минусы федоровского правления?

Александр Кынев: Вы знаете, авторитаризм бывает разный. В случае с Чувашией этот тот самый просвещенный авторитаризм. Да, несомненно, в регионе был выстроен очень жесткий политический режим, демократом Федоров был только в федеральном парламенте в начале 90 годов и потом считался демократом, поскольку входил в правительство реформаторов как министр юстиции. Но внутри региона это был очень жесткий руководитель, который очень жестко вел себя с оппозицией. Вы упомянули ситуацию, с прессой там были проблемы. На самом деле проблемы были с оппозиционными организациями. К примеру, там был такой Игорь Моляков, который был представителем молодой волны коммунистов, он в 2005 году 6 месяцев провел в следственном изоляторе, к примеру. Сейчас он в партии "Справедливая Россия". Много лет был конфликт с семьей Гельманов и так далее. Это предприниматели региональные. На самом деле скандалов и конфликтов за это время хватало. И Николай Федоров мастерски отставлял своих оппонентов, либо вытеснял их и регионов. Кстати, одна из тактик был, когда внутри администрации появлялась некая фигура, которая усиливалась, ее деликатно отправляли вверх на повышение. К примеру, так именно произошло с бывшим чиновником региональным господином Аксаковым, который был отправлен в Государственную думу, а сейчас он входит во фракцию "Справедливая Россия". Как только появились слухи о том, что Аксаков может рассматриваться в качестве претендента на руководство регионом, сразу появились о нем критические сериалы в Чувашии. Так что в этом смысле он достаточно жестко, порой по-восточному хитро выстроил свою систему власти.
Но при этом в отличие от многих автократий система принятия решений, система контроля в регионе была неплохой. То есть Чувашия один из лидеров по информатизации, один из лидеров по ряду программ, которые у нас вводятся на федеральном уровне. К примеру, сайты органов власти в регионе были созданы одними из первых, еще когда президента Медведева не было как президента и так далее. То есть в этом смысле Чувашия во многих позициях пионер. В регионе нет никаких значимых экономических ресурсов, там нет ни нефти, ни газа, никаких металлов, тем не менее, регион относительно экономически успешен, во всяком случае на фоне похожих регионов Поволжья и центральной полосы. Так что в этом смысле да, здесь с одной стороны очень жесткая вертикаль, с другой стороны относительные экономические успехи за счет грамотной и качественной организации работы. Но это лишний раз подчеркивает, что у нас на 9 автократов ради автократии приходится один автократ, который что-то еще попутно делает.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, подводя итоги 16-летнего правления Федорова, в экономике, в социальной сфере, что случилось?

Наталья Зубаревич: Во-первых, начнем с того, что эта республика большая по численности населения, она крошка на карте, но это все-таки почти 1,3 миллиона человек - это крупнее среднероссийской области. Второе - эта республика очень трудоизбыточная, поэтому проблема безработицы там решалась очень медленно. Третье: эта республика была и осталась республикой с низкими доходами населения. Средняя заработная плата почти в два раза ниже среднероссийской, а душевые доходы, если их соотнести с прожиточным минимумом, всего лишь в 2 с небольшим раза превышают прожиточный минимум, хотя в среднем по России в три почти с половиной раза. Но в период работы Федорова удалось республике не отстать от среднероссийской динамики роста. Если брать дно, 98 год, то Чувашия так и сохранила свои 60% от среднероссийского душевого ВРП, если тоже корректировать на стоимость жизни. Остальные слаборазвитые республики Поволжья - это Марий-Эл и Мордовия, проседали, отставали все больше. Поэтому, конечно, тренд на удержание динамики роста там был. Это первое.
И второй очень важный момент. Действительно, пионеры в очень многих модернизационных программах. Они очень грамотно работали с глобальными фондами, c Минфином, пытались встраиваться в многочисленные грантовые программы, неплохо реформировали свою бюджетно-финансовые систему. Поэтому такое действительно очень противоречивое сочетание. Но я считаю, что в предложенных обстоятельствах с очень плохой ресурсной базой эта республика смогла сделать очень много, в том числе и во многом благодаря Федорову, может быть за исключением последних нескольких лет, когда он очень сильно забронзовел.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, на резком таком контрасте после действительно очень яркой фигуры такого политического тяжеловеса Николая Федорова пришел, скажем так, человек гораздо меньшего масштаба – Михаил Игнатьев. Что можно ждать от его правления после такого тяжеловеса? Это действительно будет резкий спад, как у остальных слаборазвитых республик Поволжья?

Александр Кынев: Я не думаю. На самом деле список на замену был комплиментарен к Федорову, там все три человека были из его команды. Что касается Михаила Игнатьева, он человек, который поработал в бизнесе, возглавлял различные бизнес-структуры, потом был министром сельского хозяйства. Кстати, что интересно, одно время он возглавлял региональной отделение Аграрной партии России, о чем почему-то сейчас не сообщается. Так что в этом смысле даже единороссом стал на самом деле не так давно, когда вся АПР влилась стройными рядами в партию власти. Что касается перемен, будут ли они при Михаиле Игнатьеве, если вы посмотрите реакцию элиты чувашской на смену власти в регионах, она очень полярная. Есть оппозиционеры, которые считают, что раз люди с команды Федорова, а Федоров с нами боролся, значит не будем никого поддерживать. В то же время в "Справедливой России" произошел раскол. Там отец и сын Гельманы, которые предприниматели и оба депутаты, они из нее вышли именно по причине отношения к новому главе региона. То есть если большинство в организации во главе с Моляковым против нового главы, то Гельманы считает, что нет никаких оснований полагать, что если человек работал в команде Федорова, то к нему нужно относиться так же негативно, как относились до этого к предыдущему главе. Так что определенные ожидания есть, есть некие ожидания, что изменится стиль взаимоотношений с теми, у кого иная точка зрения, что возможно прекратится давление на нежелательный бизнес, на людей с нежелательными политическими позициями. То есть, скажем так, среди оппозиции ожидания есть, но они очень осторожные.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, с учетом довольно серьезных лоббистских возможностей Федорова, которые в целом из его больших связей с федеральным центром, из общего его политического веса вытекают, приход политика менее тяжеловесного на руководство республикой как может сказаться в целом на социально-экономической ситуации?

Наталья Зубаревич: Пока в ближайшие год-два вряд ли сильно. Потому что действительно у Чувашии неплохая репутация в Минфине и, например, грантовые проекты туда будут приходить, если они продолжатся. Потом ситуация ведь в экономике Чувашии очень тяжелая. То, что я рассказывала, это на длинном тренде, а в кризис промышленность Чувашии рухнула на четверть. И проблемы очень тяжелые, потому что в основном это машиностроение, пищевая промышленность немножко легче адаптировалась, а машиностроение, тракторостроение, агрегаты лежат на дне. И там не проблема в весе лидера, проблема в том, что не модернизирована индустриальная структура экономики. И тут очень многое будет зависеть, например, от поведения хозяина тракторных заводов и других бизнесменов. Поэтому выстраивание отношений с бизнесом и улучшение институтов - это сейчас главнейшая задача для подъема экономики Чувашии.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, на сегодняшний момент политические элиты республики, насколько они консолидированы, насколько уход такой крупной фигуры, которая в свое время очень сильно боролась и, я бы сказал так, разными методами подавила эти протестные политические элиты в республике, насколько уход Федорова может привести к какому-то взрыву борьбы внутри элиты?

Александр Кынев: Я думаю, это на каком-то этапе неизбежно. Элиты не столько консолидированы, сколько отстроены. Потому что, подчеркиваю, столько лет все, что поднималось выше какого-то уровня, тщательно срезалось. Поэтому, конечно, шла постоянная ротация, то есть люди постоянно перемешивались, практически никто не знал, сколько времени на каком посту он проработает, будь то глава администрации президента Чувашии или министр. В этом смысле внутренний страх и неопределенность своей судьбы, он во многом определял поведение чиновников. Как будет сейчас, сказать очень сложно. Потому что они сами не знали до последнего, кто из тройки будет предложен на пост главы региона - это особенности кадровой политики. То, что стал Игнатьев, это стало известно только в день, когда президент его выбрал. Потому что многие считали, что будет Суслонова, которая весной стала премьер-министром Чувашии. Поэтому ситуация неопределенная. Явного лидера внутри команды не было и, конечно, поскольку новый глава в республике фигура непонятная, конечно, будет борьба за влияние, будет борьба за позиции в новой администрации. Наверняка, возможно, мы увидим очередной виток борьбы групп, связанных с теми или иными районами. Поэтому что регион этнический, там есть определенные противоречия, связанные между выходцами из разных районов - это тоже для региона имеет определенное значение.
Поэтому, я думаю, что борьба между муниципалитетами может быть. Кстати, одним из факторов политической жизни последних лет были попытки, к примеру, объединить Чебоксары с Новочебоксарском, но референдум провалился. Жители Новочебоксарска отказались объединяться с городом Чебоксары. Я думаю, по социально-экономическим причинам в том числе. Так что здесь ситуация такая, что есть целый ряд замороженных или закамуфлированных точек противоречия, которые, конечно, могут со временем актуализироваться.
XS
SM
MD
LG