Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Молодые политики – о ситуации в России и Белоруссии


Председатель московского молодежного "Яблока" Кирилл Гончаров

Председатель московского молодежного "Яблока" Кирилл Гончаров

Уличные протесты решат судьбу политики в России и Белоруссии, считают молодые оппозиционные лидеры из Москвы и Минска. "Мы имеем дело с двумя последними диктаторскими режимами Европы".


В Минске и других городах Белоруссии состоялась акция протеста, связанная с требованием провести расследование по поводу исчезновения политических противников Александра Лукашенко.

Говорит участница акции, заместитель председателя движения "Молодой фронт" Наста Положанка:

Настя Положанка: Мне 20 лет. Я учусь в Европейском гуманитарном университете в Вильнюсе, это, как его называют, "белорусский университет в изгнании". "Молодой фронт" и я лично постоянно принимаем участие в таких мероприятиях. В Белоруссии именно улица будет решающим фактором во всех переломных моментах.

– Почему вы так считаете, почему именно улица?

Настя Положанка: Потому что и я, и многие белорусы уверены в том, что выборы, к сожалению, в нашей стране ничего не решают. Никого не нужно убеждать в том, что итоги выборов фальсифицируются. Чтобы что-то доказать, нужно это отстоять, а отстоять это можно только на площади, чего Лукашенко страшно боится. Он боится того, что где-то власть дает слабину, он боится, когда его хваленое слово "стабильность" отходит на второй план. А когда 30 тысяч выходят на улицу, как это было в 2006 году, – это уже не стабильность.
Чем я больше стал узнавать о политике в университете, тем, наверное, мне более противна становилась действующая власть, поэтому я решил пойти в оппозиционную организацию

Следующая уличная акция в Москве – это концерт в защиту Химкинского леса 22 августа. Говорит председатель московского молодежного "Яблока" Кирилл Гончаров:

Кирилл Гончаров: Я учусь в Государственном университете управления на факультете государственного муниципального управления. Чем я больше стал узнавать о политике в университете, тем, наверное, мне более противна становилась действующая власть, поэтому я решил пойти в оппозиционную организацию. Что же касается акции протеста по поводу Химкинского леса, то, безусловно, я и мои товарищи по молодежному "Яблоку" там будем. Нам, конечно, очень приятно, что такая группа, как "ДДТ" согласилась поучаствовать в этом. Я думаю, это большой шаг вперед для гражданского общества в целом.

– Кирилл, вы тоже, как и Наста, считаете, что улица решит судьбу политики?

Кирилл Гончаров: Да, я считаю, что в той ситуации, которая складывается сегодня в России и в Белоруссии, решающее слово на себя возьмет именно уличная политика. Скажу больше, это слово скажет молодежь, молодежные организации, потому что именно они в первую очередь могут начать эту линию перемен. Так было в Грузии, так было в Сербии, так было на Украине. Я уверен, что так, возможно, будет в России и в Белоруссии.

– Александр Лукашенко удерживается у власти уже полтора десятка лет, и в последние годы на акции протеста выходят сотни, если не десятки белорусов. Вот, например, ребята с вашего курса в вильнюсском Европейском университете – почему только немногие из них считают, что улица решит судьбы родины?

Настя Положанка: Очень яро действует репрессивная машина. Все прекрасно понимают, что выйдешь ты на улицу раз – и твои родители лишатся работы, выйдешь во второй раз – и вылетишь из университета. В основном наши активисты не являются студентами государственных университетов, поскольку они знают, что это чревато. Поэтому и молодежь понимает, что это нужно, но при этом многие трясутся за свою судьбу, за своих родителей – и их нельзя осуждать. Это большая проблема – приток новых людей в такие организации, как наша.

– Наста, а почему вы не трясетесь?

Настя Положанка: Я в "Молодой фронт" пришла, когда мне было 14 лет, в 16 лет я была судима уголовным судом. Лидер "Молодого фронта" был в тюрьме. Все прекрасные молодые люди вокруг меня были судимы. Я не понимала, что происходит в нашей стране. Происходит какая-то дикая несуразица, и я должна тут остаться и действовать. У меня отец был уволен с очень престижной работы, и останавливаться на полпути после этого всего мне не хотелось.

– Кирилл, вы уже молодой партийный функционер. Вы уверены, что вам хватит мудрости, опыта для того, чтобы вас не использовали более опытные политики? Не боитесь, что вами и теми молодыми людьми, которые выходят на площади и улицы, могут воспользоваться серьезные дядьки, которые с большими деньгами участвуют в политике и которые часто от этого что-то получают?

Кирилл Гончаров: Опасения такие есть, но мы делаем все возможное для того, чтобы оставаться независимыми. Конечно, присутствуют люди, которые уже сейчас готовы вложить в наше движение деньги, но мы просто вынуждены им отказать, потому что иначе бы мы потеряли свою независимость. С тем уставом, который сейчас разрабатывается в молодежном "Яблоке", с теми идеями, с которыми вы выходим на улицу, нам просто неприемлемо брать деньги со стороны.

– Внутри "Яблока", вы считаете, достаточно свободы для того, чтобы оставаться самостоятельными?

Кирилл Гончаров: Это и есть одна из основных идей нашего движения. Мы сохраняем нейтралитет, мы сохраняем независимость от партии и мы сами выбираем, в какой акции нам не стоит принимать участия.

– Наста, любым серьезным политикам всегда приятно, когда молодые, симпатичные девушки и юноши идут в колоннах, кричат лозунги, которые их устраивают. "Молодой фронт" испытывает на себе давление достаточно разобщенной белорусской оппозиции?
Белоруссия борется не только за то, чтобы вернуть свои демократические привилегии. Белоруссия – это страна, которая пытается стать белорусской, пытается возродить себя заново


Настя Положанка: Я считаю, что мы очень хорошо разбираемся в таких вещах, и именно по этой причине "Молодой фронт" не поддерживает ни одного кандидата. "Молодой фронт" имеет свою стратегию. Сейчас "Молодой фронт" стремится быть самостоятельным в политических решениях, не зацикливаться на ориентиры какой-либо личности. У нас есть люди, идеи, и мы знаем, что готовы их реализовать без какого-либо кандидата.

– Кирилл, а в Москве существует какая-то интеллектуальная идеологическая дискуссия между молодыми людьми? Вам доводилось встречаться в каких-то словесных дуэлях или в уличном противостоянии с какими-нибудь "нашистами", "Молодой гвардией", с левыми радикалами, с антифа?

Кирилл Гончаров: Безусловно, в Москве существует такая дискуссия. В большинстве случаев она у нас ведется именно с "нашистами" и с различными прокремлевскими организациями, которые любят повторять, что за последние 10 лет в стране наступили стабильность и порядок. В принципе, с антифа у нас никаких разногласий нет, да и быть не может, я думаю. С другими оппозиционными организациями у нас одна точка зрения, у нас общее видение на то, что стране нужны перемены. В первую очередь мы сосредоточены именно на этих переменах и на каких-то общих акциях. Я убежден, что сегодня оппозиционно настроенную молодежь нужно консолидировать в некое объединенное движение.

– Кирилл, Белоруссия слишком далеко от Москвы. Вы решаете одни и те же задачи с такими организациями, как белорусский "Молодой фронт"?

– Как у российской, так и у белорусской оппозиции сегодня общая задача - это борьба с тоталитарным режимом. Примечателен тот факт, что в Европе осталось два ярко выраженных диктатора, одного зовут Александр Лукашенко, а второго Владимир Путин. Различий между ними я не вижу. Оба узурпировали власть. Оба жестко и последовательно ликвидировали демократические институты в своих странах. И оба прикрываются омоновскими дубинками для подавления оппозиционных сил.

– Москва кормила Лукашенко и белорусский народ в его лице всякими экономическими преференциями, поддерживала его власть. В последнее время вдруг появляются фильмы про Лукашенко в качестве "крестного отца". Что вы думаете по этому поводу?

Настя Положанка: Конечно, многие оппозиционные политики надеются воспользоваться этой ситуацией. Конечно, они рады, что появилась поддержка со стороны Москвы. Белоруссия борется не только за то, чтобы вернуть свои демократические привилегии. Белоруссия – это страна, которая пытается стать белорусской, пытается возродить себя заново. Лукашенко сделал все возможное, чтобы убрать национальные особенности, которыми мы гордимся. Фильмы "Крестный батька", которые прошли по НТВ, смотрели очень многие белорусы, мы их распространяем, мы их переписываем, мы раздаем их людям.

– Кирилл, как вы считаете, союзное государство России и Белоруссии имеет какие-то перспективы?

Кирилл Гончаров: В нынешних условиях перспектив нет. Этот фильм и был запущен, чтобы поставить Лукашенко на место. Новая информационная война может превратиться в то, что белорусский лидер также не останется в долгу и выпустит подобный проект у себя на родине. Поэтому о союзном государстве на данный момент говорить, я думаю, не стоит.

Блог Кирилла Гончарова - на сайте Радио "Свобода"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG