Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ключевое слово этой недели – "Застой". Нынешним летом оно все чаще стало всплывать в коллективной памяти, – поначалу замелькало в интернете, затем повсеместно. Когда пожары и неурожай обрели масштабы катастрофы, оставалось только констатировать: власть беспомощна, недеятельна и необходимые решения принимает с непонятным опозданием. Все это, правда, не относится к борьбе с инакомыслием, что тоже – примета Застоя.

И вот на волнах Радио Свобода прозвучало такое высказывание заместителя директора Агентства журналистских расследований Евгения Вышенкова:

– У нас был брежневский Застой. Тот, что сейчас, можно назвать "гламурный Застой" или нефтяной, не важно, но ключевое слово – "Застой". Думаю, в течение не пятилетки, конечно, но в ближайшую десятилетку что-то произойдет. Это не значит, что матросы побегут на штурм Зимнего дворца, это не значит, что начнутся какие-то сверхвойны на Кавказе. Однако, будет что-то будет революционное, потому что не бывает вечного гламура, вечной черной икры и вечной трубы.

Разумеется, "Застой" употребляется здесь не в прямом значении. Это – политическая метафора, о природе которой рассуждает член редакционного совета портала "Грамота.ру" Юлия Сафонова:
Достаточно произвести "застой", и всякому понятно: что-то не так. Нет какого-то движения. Норма – это движение, а отсутствие этой нормы – застой

– Тут, конечно, надо говорить не только о застое, а вообще о том, что такие метафоры отражают, как правило, состояние общественного сознания. То есть, когда появляется у человека необходимость осознать, что происходит, он начинает что-то с чем-то сравнивать: какие-то новые явления со старыми явлениями или со старыми предметами. Политическая метафора в этом смысле очень богата. Политическая метафора может сравнивать, скажем, состояние физиологическое или состояние организма с состоянием общественной среды. Например: паралич власти. Любой человек хорошо представляет себе, что такое паралич. И когда он видит, что в общественной жизни, например, в действиях власти происходит то же самое, он из обыкновенной своей жизни, из обыденной, из обиходной переносит, сравнивает известное ему физиологическое состояние с состоянием общественной среды. Потому всякая метафора, которая именует политику, всегда очень хорошо показывает настроение и ощущение человека как общественного существа. Достаточно произвести "застой", и всякому понятно: что-то не так. Нет какого-то движения. Норма – это движение, а отсутствие этой нормы – застой.

– Именно так и трактует слово "застой" "Словарь русского языка" Ожегова. Но там нет политического значения, а есть только общее определение: "Застой – остановка, задержка, неблагоприятная для развития, движения чего-нибудь".

– Да, но надо помнить, что в словарях, как правило, фиксируется так называемые стертые метафоры. Лингвисты называют так метафоры, в которых мы уже не чувствуем никакого переноса, никакого сравнения, и даже образа для нас уже никакого нет.

– Да там и не стертая метафора, там просто прямое значение слова. И пример соответствующий приводится: застой в крови.

– Правильно, в этом-то и дело, что если вы говорите о словаре Ожегова 89-го года выпуска, к этому времени слово "застой" еще не чувствовалось, не ощущалось как стертая метафора. Это еще был живой перенос, живая метафора. Вот есть стертые метафоры, Но прошло время, 20 лет, чуть больше, и новый Большой академический словарь, который выходит последние 5 лет (уже вышло 12 томов), фиксирует уже как устойчивое выражение, так называемое заромбовое выражение "эпоха Застоя" – о времени пассивного, вялого состояния государственной, общественной и тому подобной жизни. И, кстати, интересное пояснение, так называемая подтолковка дана в скобках: "Обычно о периоде правления Брежнева в СССР с конца 60-х годов ХХ века".

– Здесь любопытно слово "обычно"?

– Да, вот это "обычно" говорит о том, что "эпоха Застоя" может повторяться. И лексикографы как внимательные аналитики языка это понимают.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG