Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Руслан Мартагов – о "чеченском примирении"


Эксперты считают примирение Исы Ямадаева с Рамзаном Кадыровым (на фото в центре) маленькой бессмысленной победой последнего.

Эксперты считают примирение Исы Ямадаева с Рамзаном Кадыровым (на фото в центре) маленькой бессмысленной победой последнего.

Те, кто знаком с кавказскими обычаями, с удивлением восприняли заявление предпринимателя Исы Ямадаева о примирении его семьи с Рамзаном Кадыровым. После личной встречи с президентом Чечни Ямадаев цитата из его интервью "Интерфаксу" "все понял и все простил".

Прежде обе стороны неоднократно обвиняли друг друга в использовании незаконных методов борьбы и причастности к различным преступлениям. В частности, речь шла об убийствах старших братьев Исы Ямадаева, Сулима и Руслана, в прошлом - полевых командиров чеченского подполья, в начале двухтысячных годов перешедших на службу в федеральные структуры власти. В конце минувшего года Иса Ямадаев, сам переживший покушение, обратился к президенту Медведеву с требованием, чтобы на членов его семьи "была прекращена охота". Своими ощущениями от этой истории с Радио Свобода поделилися чеченский журналист и политолог Руслан Мартагов:

– Вся предыстория этого конфликта даже по чеченским меркам не оставляла никаких оснований думать, что примирение состоится. Слишком много было жертв с одной стороны, плюс все предыдущие заявления Исы Ямадаева, его письмо, которое было опубликовано в "Московском комсомольце"... В общем, действительно удивительная история. Дай бог, чтобы они и в самом деле примирились.

Чем вы объясняете то, что Иса Ямадаев неожиданно вдруг внял аргументам Рамзана Кадырова?

– Скорее всего, он внял не аргументам Рамзана Кадырова, а представителям власти. Потому что две эти семьи благодаря усилиям господина Путина были слишком политизированы. В большей степени они прислушивались не к каким-то традициям или обычаям, а к тому, чего хотят в Кремле. Захотели в Кремле, чтобы они примирились, чтобы над Кадыровым, как говорится, поменьше было угроз, вот они и заставили их примириться.

Чеченские обычаи не всегда точно соответствуют российским законам. Однако если сейчас мы говорим о принятой у вашего народа морали, возможно ли вообще такое, что попросили старейшины и примирились обе стороны?

– К голосу старейшин прислушиваются, когда произошло убийство по неосторожности одного человека, авария или просто случайный выстрел. В этом случае к голосу старейшин прислушиваются. Но когда шла целенаправленная охота, тут к голосу старейшин уже не прислушиваются, да и сами они в таких случаях, конечно, ради вежливости могут сказать свое слово, но вряд ли будут уверены, что к их мнению прислушаются.

Семья Ямадаевых в чеченском обществе это уважаемая семья?

– Была семья как семья. Просто взяли в одно время и сколотили банду, потом вышло известное постановление Путина от 12 июня 2000 года и эту семью и всех, кто был к ней приближен, стали накачивать деньгами, и вот тогда только она выросла.

Как вы считаете, Ямадаев вернется в Чечню?

– Трудно сказать, потому что слишком много у него, у этой семьи, кровников в Чечне. Сказать, что он сейчас будет заниматься какой-то политической деятельностью... Там политической деятельностью, кроме Кадырова, никто не занимается, все остальные на побегушках. Захочет он быть на побегушках или нет, это от него зависит.

Вы думаете, история отношений Исы Ямадаева и Рамзана Кадырова на этом заканчивается?

– Если бы были это обычные семьи, то я мог бы сказать, что да, на этом все закончено. Но здесь не тот случай.

Можно ли произошедшее рассматривать как очередную, пусть маленькую победу Рамзана Кадырова?

– Безусловно, это его победа. На этой победе он никакой капитал себе не скопит. Имидж обеих этих семей как-то искусственно поднят, раздут. Семья Ямадаевых была абсолютно бессильна что-либо сделать или на что-то повлиять, поэтому какой-то капитал приобрести на этом Кадыров вряд ли сможет.

Трагические события последних пятнадцати лет в Чечне повлияли на местные традиции?

– Традиции в какой-то мере сохранились, но уже не так, как это было 15 лет назад. У нас уже есть случаи, когда дети восставали против отцов, отцы против детей, и вообще гражданское противостояние у нас началось в 1991 году, с приходом к власти Дудаева. После первой войны это усугубилось идеями ваххабизма. Много у нас молодых людей, которые приняли идеи ваххабизма, а идеи ваххабизма и традиционные устои чеченского общества – безусловное почитание старших, следование приказам старших – расходятся между собой. Ваххабизм потому и опасен для чеченского общества, что он лишает его традиционных устоев. Но, к сожалению, это уже проникло в наше общество.

Кадыров руководствуется чеченскими обычаями только в той степени, в которой это помогает укреплению его личной власти. Все остальные обычаи - например, безусловная свобода каждого члена общества, его равные со всеми другими возможности иметь свое мнение, выступать со своим мнением – это все решительно пресекается. Сравнивать происходящее даже с советским обществом не приходится. В свое время советская власть, как бы мы ее сейчас ни хаяли, все-таки была властью для всех, включая номенклатуру. На сегодняшний день есть власть для общества, но абсолютно исключены из обязательств перед этой властью и сам Рамзан Кадыров, и его окружение.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG