Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Открытие: музыка Богословского для Фрэнка Синатры



Александр Генис: Сегодня у нас в гостях старый друг Радио Свобода, старый друг нашей передачи, известный композитор, автор песен, певица, вдова Алла Богословская. Алла, сегодня вас привела сюда находка чрезвычайно важности и, по-моему, крайне интересная история. Начнем прямо с нее. Итак, что вы нашли?

Алла Богословская:
Саша, вы знаете, прожив с Богословским 12 лет, я не уставала восхищаться им и до сих пор, спустя уже 6 лет как его нет с нами, я по-прежнему узнаю о нем какие-то новые факты его биографии, какие-то его новые розыгрышы, какие-то новые его выражения. Я уже несколько лет после смерти работаю над проектом под рабочим названием ''Неизвестный Богословский'', собираю материалы, связанные с его литературным творчеством. Вы знаете, он писал книги (его знаменитые ''Заметки на полях шляпы''), писал стихи, рисовал очень любопытно, собираю его фотографии. Но, конечно, главным образом я разбираюсь в его музыкальном творчестве, отбираю его лучшие песни, которые или мало исполнялись, или вовсе неизвестны. И боюсь произнести такое слово как ''шедевр'', это прекрасная музыка, совершенно современная, доступная и сложная одновременно, которая, по-моему, не может никого оставить равнодушным.

Александр Генис:
Как велик архив Богословского?

Алла Богословская: Архив его огромен. Дело в том, что он стал его составлять еще в 1960 каком-то году. Раньше это назвалось РЦГАЛИ, сейчас это называется РГАЛи. У него огромный, очень интересный архив, который пользуется, я знаю, спросом - очень многие туда ходят, изучают и, в общем, занимаются им. И я его сейчас, после его смерти, разумеется, пополняю, потому что в доме у меня осталось отнюдь не меньше того, что лежит там, в его личном архиве.

Александр Генис: То есть нас ждут еще новые и новые открытия?

Алла Богословская: Я надеюсь. Я этим занимаюсь, по крайней мере.

Александр Генис: И что же вы нашли?

Алла Богословская: Где-то в начале или середине 1997 года Богословский, в составе Русско-французского Общества дружбы, президентом которого он являлся, будучи в Париже, на одной из вечеринок оказался ни кто иной, как Фрэнк Синатра. Естественно, Богословский был ему представлен, они общались и через переводчика, и сами, так как Богословский немного говорил по-английски, а Синатра по-французски не говорил. Богословского попросили сыграть, естественно, его знаменитую ''Темную ночь'', Синатра послушал и сказал, что он очень хотел бы ее спеть. Вот такое вот начало. Мне все это рассказывал Богословский, когда он вернулся в Москву. Он был покорен его обаянием невероятным, его доброжелательностью, его мягкостью. В общем, встреча эта, несомненно, оставила глубочайший след в его душе. И вот где-то год назад я, в который уже раз разбирая архивы Богословского, вдруг обнаружила такую папочку картонную, завязанную зеленой ленточкой, которая показалась мне незнакомой. Я сотни раз перебирала его архивы, но папочки этой не было.

Александр Генис: Мистика. Синявский, большой знаток таких вещей, мне рассказывал, что это все проделки домовых. Он свято верил в домовых и считал, что они тасуют бумаги и подсовывают нам тогда, когда нужно именно то, что нам нужно. Так что не зря была эта находка сделана - это все проделки домового.

Алла Богословская: Мне кажется, вы шутите, а я совершенно всерьез воспринимаю.

Александр Генис: Синявский тоже относился серьезно к этому.

Алла Богословская:
Папки не было. Открыв ее, я увидела нотную бумагу, на которой почерком Богословского было написано ''Непревзойденному Фрэнку Синатре от русского композитора. Познакомьтесь …''. Дальше были ноты, я стала их напевать про себя, это были явно песни, то есть песенного характера и, действительно, в певческой манере Фрэнка Синатры. Я отложила все свои проекты, над которыми работала в данный момент, и занялась расшифровкой и аранжировкой этих чудесных мелодий.

Александр Генис: Сколько всего было записей?

Алла Богословская:
Их было 12. Случай свел меня с одним прекрасным, интересным человеком, человека этого зовут Светлана Тульская, живет она здесь, в Нью-Йорке, и пишет очень интересную, необычную прозу. Я обратилась к ней с просьбой написать стихи к этим мелодиям.

Александр Генис: На каком языке?

Алла Богословская: На английском. И на данный момент готов этот альбом.

Александр Генис: Как он называется?

Алла Богословская: Он называется примерно так же, как он был назван у Никиты Богословского - ''Непревзойденному Фрэнку Синатре от русского композитора. Посвящаю''. Вот этот альбом сейчас состоялся, он сейчас выпускается в Москве. Я хотела выпустить бы его и здесь. В декабре, если не ошибаюсь, 14 или 15 - день рождения Фрэнка Синатры, и мы сейчас готовим презентацию и премьеру этого альбома, который, возможно, превратиться в спектакль.

Александр Генис: Мы еще раз встретимся и поговорим, когда это будет ближе к делу, а пока у нас премьера альбома. Как я понимаю, эту музыку еще никто не слушал, да?

Алла Богословская: Эту музыку практически никто не слушал, и, кто знает, может быть, сейчас на небесах они встретились.

Александр Генис: И вдвоем слушают.

Алла Богословская: Да, познакомились поближе. Песня номер один, со второго куплета.

(Звучит песня)

Такая забавная, веселая песенка, речитативная. Послушайте ее, там все понятно, о чем речь идет.

(Звучит песня)

А еще хотела бы показать одну песню, я с Богословским не обсуждала эту тему, но она мне напоминает известнейшую песню Фрэнка Синатры ''My Way'', и сейчас я хотела бы, чтобы прозвучала эту песня, которая называется ''My Believe, My Soul'', в моем исполнении. Я хотела бы вот, что еще добавить, Саша. Вы позиционировали меня как певицу. Ни в коем случае я не певица, никогда ею не была. Я - автор-исполнитель, возможно, не самый худший, возможно, чуть лучше, чем Шаинский автор-исполнитель.

(Звучит песня)

Александр Генис: Алла, спасибо большое! Огромного успеха вам, вашему альбому, этой музыке!

Алла Богословская: Спасибо домовому!
XS
SM
MD
LG