Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Удастся ли США начать вывод войск из Афганистана летом 2011 года


Ирина Лагунина: Один из американских командующих, генерал-лейтенант Вильям Колдвелл заявил в понедельник журналистам, что подготовка афганской армии и полиции, чтобы они могли взять под свой контроль большую часть территории страны, может продлиться до конца октября следующего года. А если нынешний массовый отток афганцев из сил безопасности и уровень неграмотности сохраниться, то афганская сторона сможет контролировать лишь отдельные участки страны, и то при помощи иностранных войск, - заявил генерал-лейтенант. Согласно приказу президента Обамы, США начнут вывод войск из Афганистана в июле 2011-го. Однако военные сомневаются, что обстановка в стране позволит соблюдать эти сроки.
Стратегия Соединенных Штатов в Афганистане стала центральным вопросом в избирательной кампании. Этой осенью Республиканская партия США намерена взять у демократов реванш на промежуточных выборах в Конгресс. Наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов сравнивает взгляды двух лидеров – демократа Джона Керри и республиканца Ньюта Гингрича.

Владимир Абаринов: Кандидат демократов на президентских выборах 2004 года, председатель сенатского комитета по международным делам Джон Керри нанес в этом месяце визит в Афганистан, чтобы своими глазами увидеть положение дел. По завершении поездки он дал интервью корреспонденту радио "Свободный Афганистан" Саттару Фероху. Один из вопросов звучал так: "Каким образом, по вашему мнению, ваш визит поможет афганскому правительству и международному сообществу достигнуть поставленных целей в Афганистане, особенно принимая во внимание июль 2011 года в качестве установленной президентом Обамой даты начала вывода войск из страны?"

Джон Керри: Мы считаем своей обязанностью помочь правительству Афганистана наладить нормальное функционирование страны, чтобы народ Афганистана почувствовал, что его жизнь улучшается. Для этого существует много способов – через проекты в области здравоохранения, образования, строительства, через создание рабочих мест и укрепление безопасности. Я знаю, некоторых беспокоит дата, установленная президентом Обамой. Но я заверил президента Карзая и других должностных лиц, с которыми встречался здесь, что мы твердо привержены цели обеспечения долгосрочного устойчивого развития Афганистана. Важно, чтобы народ Афганистана взял на себя дополнительные обязанности, потому что это их страна. Но мы продолжим оказывать поддержку и после этой даты, и в следующем году, и позднее. Мы здесь надолго.

Владимир Абаринов: Сенатор Керри уделил особое внимание самой проблемной провинции Афганистана – Кандагару, который был и остается оплотом афганских талибов.

Джон Керри: Я только что побывал в провинции Кандагар и в городе Кандагаре. Встречался с мэром и с губернатором, с малой шурой. Я выслушал некоторых кандагарских лидеров, которые говорили о своих надеждах и тревогах относительно здравоохранения, больниц, образования, безопасности, электроснабжения. Для меня было очень полезно услышать все это от них самих. Думаю, у нас был откровенный обмен мнениями. Там присутствовали и командующий силами НАТО в Афганистане генерал Петреус, и американский посол Карл Эйкенберри. У обоих была возможность поделиться своими взглядами. Я думаю, преобразования, которые уже происходят там, весьма заметны, и люди должны знать о том, какой успех был достигнут.

Владимир Абаринов: Несмотря на множество проблем, Джон Керри полон оптимизма.

Джон Керри: На меня произвели впечатление первоначальные шаги. Не забывайте, что это самое начало. Но я видел огромное желание изменить ситуацию. Я видел, что афганцы стараются взять на себя инициативу – так это и должно быть. Думаю, в ближайшие месяцы там многое произойдет. Губернатор взялся за улучшение
электроснабжения города. Это, в свою очередь, создаст новые рабочие места, улучшит качество жизни. Там есть и много других перемен, и я думаю, что все это будет иметь продолжение.

Владимир Абаринов: Одна из самых неотложных задач правительства Хамида Карзая – борьба с коррупцией. По словам Джона Керри, президент Афганистана отдает себе в этом отчет.

Джон Керри: Я убежден в том, что президент Карзай преисполнен решимости обуздать коррупцию. Всем известно, что там имели место случаи – это, впрочем, не новость для Афганистана, – случаи злоупотреблений на различных уровнях. Все понимают, что в переходный период, в ситуации конфликта всегда найдутся негодяи, которые используют возникающие возможности для своей выгоды. Думаю, президент Карзай занимает в этом вопросе совершенно ясную позицию и будет продолжать предпринимать надлежащие шаги. Думаю также, что с течением времени эти шаги станут более заметны. Он уже продемонстрировал это: некоторые судьи были уволены, губернаторы смещены – дело идет. Думаю, со временем произойдет еще многое.

Владимир Абаринов: Командующий многонациональными силами в Афганистане генерал Дэвид Петреус выразил недавно сомнение в том, что вывод войск удастся начать, как запланировано, в июле будущего года. Однако министр обороны США Роберт Гейтс подтвердил, что график вывода остается прежним. Сенатор Керри не видит здесь принципиальных разногласий.

Джон Керри: Не думаю, что тут есть какое-либо противоречие. Я слышал, как генерал Петреус сказал, что, если мы удержим тот же темп и разовьем успех, мы будем в состоянии вывести часть войск. Президент Карзай хотел бы видеть больше афганцев, принимающих на себя ответственность. Эта задача выполнима, в том числе и потому, что эту цель поставил президент Обама. Но это не настолько жесткая цель, которую следует выполнять вопреки реальной обстановке, и мы намерены пристально наблюдать и оценивать ситуацию на протяжении ближайших месяцев. Люди, занимающиеся подготовкой афганских армии и полиции, абсолютно уверены в том, что определение даты начала вывода войск веьма ускорило призыв в ряды и формирование собственных вооруженных сил Афганистана. Это наилучшее развитие событий – Афганистан должен взять на себя ответственность. Такова наша цель. Такова цель Афганистана. Мы должны продолжать добиваться ее.

Владимир Абаринов: Президент Карзай призвал недавно к пересмотру стратегии коалиции. По словам сенатора Керри, этот призыв заслуживает внимания.

Джон Керри: Мы всегда готовы внимательно прислушиваться к мнению президента. Мы питаем огромное уважение к его знанию собственной страны. Если он считает, что у нас есть иные пути улучшить положение вещей, мы должны его выслушать и подумать, каким образом совместить нашу стратегию с его предложениями с тем, чтобы сделать эту стратегию наиболее эффективной. Это мы и собираемся делать. Мы намерены внимательно проанализировать возможные варианты. Я продолжу дискуссии с президентом, чтобы узнать больше о том, как он представляет себе наши действия и сколько времени это займет.

Владимир Абаринов: Совсем иной настрой у одного из вождей Республиканской партии, бывшего спикера нижней палаты Конгресса Ньюта Гингрича, которого прочат в кандидаты на президентских выборах 2012 года. Ньют Гингрич выступил недавно с программной речью по вопросам национальной безопасности в Американском институте предпринимательства.

Ньют Гингрич: С каждым годом мы подвергаемся все большей опасности, потому что мы не в состоянии помешать нашим врагам обзавестись ядерным, химическим или биологическим оружием, и угроза год от года возрастает. Они набираются опыта, и мы не можем утверждать, что мы действуем блестяще, а они застыли на мест. На самом деле наш противник постоянно развивает свою тактику. Так что я думаю, мы должны признать, что риск растет, а не убавляется. Ключевой урок задержания рождественского террориста в Детройте и террориста на Таймс-сквер состоит в том, что наша система национальной безопасности потерпела полный провал. Задумаемся: мы узнали, что на борту самолета находится террорист только тогда, когда его бомба не сработала, и нижнее белье стало дымиться. Когда мы узнали о бомбе на Таймс-сквер? Когда бомба не взорвалась, и продавец футболок обратился к полицейскому. Девять лет, миллиарды долларов, коренная реорганизация – и в итоге полный провал аппарата, отвечающего за национальную безопасность.

Владимир Абаринов: По мнению Ньюта Гингрича, недооценка внешней опасности – характерная черта левых политиков и интеллектуалов. Точно так же, полагает он, они вели себя по отношению к Советскому Союзу.

Ньют Гингрич: Уже вполне ясно, что администрация Обамы преднамеренно закрывает глаза на сущность наших врагов и сил, угрожающих Америке. Я думаю, что это преднамеренная позиция – достаточно ознакомиться с высказываниями министра юстиции, советника по внутренней безопасности г-на Бреннана, чтобы понять, что только человек, сознательно избегающий реальности, способен говорить такие вещи. Это, следовательно, не неведение. Это осознанная попытка спрятаться от правды. Но это не должно удивлять нас, особенно здесь, в Американском институте предпринимательства.
Отказ левых говорить правду об исламской угрозе представляет собой естественную параллель с интеллектуалами, которые в течение 70 лет отказывались говорить правду о коммунизме и Советском Союзе. Если обратиться к прошлому и вспомнить все эти годы дезинформации и отрицания, которыми левые отвечали на коммунизм, то какие у нас основания думать, что они лучше осознают новую угрозу западной цивилизации? Вот почему атеистически-социалистическая система взглядов – сама по себе угроза. Для интеллектуалов атеистически-социалистического толка естественно предпочесть наших противников нам и принять их ложь вместо наших истин. Если вы сомневаетесь, то пойдите ознакомьтесь с тем, как левые 70 лет последовательно оправдывали действия советской империи. И каково же было их потрясение, когда Рональд Рейган назвал ее империей зла.

Владимир Абаринов: Ньют Гингрич считает, что пришла пора назвать вещи своими именами: Америка ведет войну не с терроризмом, а с радикальным исламизмом.

Ньют Гингрич: Давайте внесем ясность. Это не война с терроризмом. Терроризм – это род занятий. Наша борьба - это борьба с радикальными исламистами как в их военном, так и в скрытом обличье. Военные исламисты применяют силу в той или иной форме. Скрытые исламисты пользуются культурными, интеллектуальными и политическими инструментами, но их конечная цель совершенно такая же. Необходима борьба против шариата и медрессе, где учат ненависти и фанатизму – это рассадник
враждебности, в котором вырастают террористы. Пришло время открыть общенациональную дискуссию на эту тему.

Владимир Абаринов: Один из самых влиятельных лидеров Республиканской партии предостерег от преждевременного ухода из Афганистана.

Ньют Гингрич: Мы не можем позволить себе потерпеть поражение в Афганистане. Моральные последствия по всему миру – в виде подъема боевого духа среди радикальных джихадистов и ущерба для западной цивилизации будут неисчислимы. Великие державы должны тщательно взвешивать свои решения, но уж коль скоро они начали действовать, они должны неустанно и неумолимо добиваться победы. Это очень опасно для нас – устанавливать некую магическую дату, когда мы уйдем независимо от последствий. Это значит, что мы не думаем о последствиях. А последствия эти были бы ужасающими.

Владимир Абаринов: Согласно недавнему опросу социологической службы Расмуссен, 46 процентов американцев ожидают, что в ближайшие полгода ситуация в Афганистане ухудшится, 23 процента – что улучшится и 22 – что останется такой же, как теперь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG