Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как выжить слепому в России


Дорожный знак "Слепые пешеходы"

Дорожный знак "Слепые пешеходы"

Ирина Лагунина: Сколько людей, столько и семейных историй, и у всех, как правило, свои трудности и драмы. Но есть обстоятельства, которые сильно осложняют
жизнь человека, в том числе и семейную - например, когда он с рождения почти ничего не видит. Как выживают такие люди в России? Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Как поет Галина Ивановна, я слышу давно. Она сидит на низенькой табуреточке на улице у метро и, если нет дождя или снега, поет долгими часами. В ногах у нее коробочка, люди охотно подают ей небольшую денежку. Подпевают ей только гудки тепловозов - рядом с этой станцией метро проходит железная дорога.
К табуретке Галины Ивановны прислонены сумка и бела трость, но когда я подхожу к ней с микрофоном, я понимаю, что она все-таки меня видит и видит даже то, что я делаю. На разговор соглашается охотно. Я прошу ее рассказать о себе, спрашиваю, давно ли она поет.

Галина Ивановна: Давно, моя хорошая. Я на сцене 40 лет пела. Родилась в Челябинской области, маленькую меня привезли. Моя мама, отец и я слепая была совсем.

Татьяна Вольтская: Вы в деревне родились?

Галина Ивановна: Да. Папу в армию забрали, на войну, мама осталась одна с четырьмя, еще бабушка слепая была. Так, воспитались, как могли.

Татьяна Вольтская: А кто вас петь учил?

Галина Ивановна: Я как пошла в общество слепых, 22 года мне было, так уже самодеятельность сразу.

Татьяна Вольтская: Папа, мама любили вас?

Галина Ивановна: Обязательно. Папа больше всех любил. Чайник разбила, мама хотела ударить меня, папа ее по уху ударил, у мамы потом начало ухо шуметь. Ты, говорит, мою любимую дочку не трогай.

Татьяна Вольтская: А почему он вас так любил?

Галина Ивановна: Не знаю. Мама говорит: за то, что она инвалид? Нет, говорит, это моя любимая. Раньше ездили, по воде гнали бревна, вот, говорит, перед глазами моя дочь стоит.

Татьяна Вольтская: О чем-то говорил с вами?

Галина Ивановна: Я не помню, я маленькая была, когда его забрали на войну.

Татьяна Вольтская: Сколько вам было?

Галина Ивановна: Года четыре или три. Больше не видела, он не вернулся домой, погиб.

Татьяна Вольтская: Где погиб, не знаете?

Галина Ивановна: В Смоленской области, без вести пропавший.

Татьяна Вольтская: А мама?

Галина Ивановна: Она давно умерла. 91 год немножко не дожила.

Татьяна Вольтская: А как вы дома жили, работали?

Галина Ивановна: Все делала и сейчас делаю.

Татьяна Вольтская: А как научились передвигаться?

Галина Ивановна: Я немножко вижу, операцию сделали, немножко стала видеть.

Татьяна Вольтская: Когда это?

Галина Ивановна: Это было давно. Сейчас мне 73, было 36 лет.

Татьяна Вольтская: А в детстве как обходились?

Галина Ивановна: В детстве нормально обходились. В школе я училась.

Татьяна Вольтская: А бабушка вас слепая чему-нибудь учила?

Галина Ивановна: Она учила, она вязала, шила. Я тоже себе шью, я не покупаю постельное белье, покупаю материал.

Татьяна Вольтская: Деревня ваша как называлась?

Галина Ивановна: Пензенская область, село Индерка.

Татьяна Вольтская: Вы работали там летом на сене, на всех работах?

Галина Ивановна: Работала. Мама тоже работала в колхозе. Только нам ничего не давали – трудодни. А осенью что дадут, а то и не дадут. Если урожая нет, ничего не дадут, живи как хочешь.

Татьяна Вольтская: Как же жили?

Галина Ивановна: Так и жили. Фабрика была, краску купит, понесет по деревням продавать, чтобы нам хлеб купить. И то, везет оттуда, милиция встретит, заберет и без муки придет домой, плачет. Я дояркой работала потом. Сестре 14 лет было, мне 16, на двоих одну группу взяли, коров доили. А потом подсказали, где общество слепых есть, поехала туда работать в Калининград.

Татьяна Вольтская: До того, как уехали, в деревне подруги были у вас?

Галина Ивановна: А как же, были подруги, все было.

Татьяна Вольтская: А что вы делали?

Галина Ивановна: Сидели, песни пели.

Татьяна Вольтская: Когда делали что-то?

Галина Ивановна: Да, шьем, вышиваем, песни поем.

Татьяна Вольтская: У меня такое впечатление, что песня в жизни Галины Ивановны - это самое главное.

Галина Ивановна: Я всегда пела, всю жизнь.

Татьяна Вольтская: Когда вы из деревни уехали?

Галина Ивановна: Давно, мне было 22 года. Там в Калининграде училась, потом сюда забрали. Поздно кончила школу, потому что сразу не отдавали. У меня дочь и сын, еще не говорили, мы их брали с собой, они подпевали. Слова еще не выговаривают, а уже подпевали.

Татьяна Вольтская: Скажите, Галина Ивановна, а где вы мужа нашли?

Галина Ивановна: Искать не надо нигде, сами. Пели и пели.

Татьяна Вольтская: В хоре?

Галина Ивановна: Да, пошла в общество слепых в хор. Сразу с первого дня в хор, у меня слух хороший. У меня и у детей абсолютный слух, дочь играет на пианино, сын играет на всем.

Татьяна Вольтская: А с мужем где познакомились?

Галина Ивановна: В обществе слепых.

Татьяна Вольтская: Он тоже слабовидящий? А как понравились, когда плохо видишь, по голосу?

Галина Ивановна: По голосу, да. Мы видели немножко, он хорошо видел, у него вторая группа была.

Татьяна Вольтская: Разговорились?

Галина Ивановна: На танцы вместе ходили, встречались, в общежитии вместе жили. Нас забрали в общежитие сразу, там и познакомились. В общежитии во дворе гуляли все вместе, девочки, мальчики. Поженились, потом квартиру получили.

Татьяна Вольтская: Где квартиру получили?

Галина Ивановна: Там, где работали, в Калининграде. Это сейчас ничего нет, все приватизация пошла, раньше все получали жилье. Дома строили, жилье давали всем.

Татьяна Вольтская: Сколько вам было, когда вы замуж вышли?

Галина Ивановна: 22 года.

Татьяна Вольтская: Работали вы потом кем?

Галина Ивановна: Когда родила, уже надомный цех, домой брала, бигуди сшивала, резиночки для бигуди железных. Детей нянчила.

Татьяна Вольтская: Денег хватало?

Галина Ивановна: Хватало, раньше же было дешевле.

Татьяна Вольтская: А муж где работал?

Галина Ивановна: А муж тоже на УПП ящики делал, розетки делали. За 40 лет много чего делалось. Работы было полно.

Татьяна Вольтская: Хорошо муж к вам относился? Дружили вы?

Галина Ивановна: Да. Почему не дружить?

Татьяна Вольтская: По-разному живут, иногда пьют, бьют.

Галина Ивановна: Нет, мы не пили. Он уже умер, 7 лет.

Татьяна Вольтская: Ласковый был?

Галина Ивановна: Да. С мужем всегда хорошо, потому что мы вдвоем, и горе, и радость, все делили. И праздники были. 8 марта – это мой любимый праздник был, всегда подарит, обязательно, какой-то сюрприз делал. А детям под елку на Новый год делали сюрпризы. Утром встают, а у них подарки.

Татьяна Вольтская: А они вам дарили, своими руками что-нибудь делали?

Галина Ивановна: И сейчас дарят. Принесет рисунок из садика: мама, вот я нарисовал. Трудности были, но мне это все было легко.

Татьяна Вольтская: Как вы в Питер попали?

Галина Ивановна: Мы в Эстонию переехали из Калининграда, а потом дети учились тут. Мы взяли в Луге общежитие. Я сама переехала туда, в Лугу. Из Луги сын вышел на работу. Сейчас он здесь живет, получили квартиру. Мы в Луге живем, дочка, внучка.

Татьяна Вольтская: А у сына есть дети?

Галина Ивановна: Да, сын.

Татьяна Вольтская: Тяжело было, когда у вас дети родились?

Галина Ивановна: Тяжело, конечно. Ни холодильника нет, ничего нет.

Татьяна Вольтская: Что тяжелее всего было?

Галина Ивановна: Я не признавала тогда тяжести, потому что молодая была. Успевала везде. Мы с мужем работали посменно. Когда иду во вторую смену, у меня уже все готово, на базар сходила, все наготовила, полы помыла, иду в 2 часа на работу, потом домой к детям. Вот так мы работали.

Татьяна Вольтская: А когда спали? Он не выспавшийся после ночи к детям.

Галина Ивановна: В молодости ничего это не заметно.

Татьяна Вольтская: А дети ходили куда-нибудь в садик?

Галина Ивановна: Сын ходил, дочка нет. Дочка в 6 лет пошла в школу, в интернат отвезли. Потом сына отвезли.

Татьяна Вольтская: То есть они без вас были?

Галина Ивановна: Я их забирала летом три месяца, на новый год, на мартовские, все каникулы брали.

Татьяна Вольтская: Не скучали без детей?

Галина Ивановна: Скучали, а что делать? Учить надо было.

Татьяна Вольтская: А почему там не учились?

Галина Ивановна: А там в зрячей школе они не могли учиться, они не видят тоже.

Татьяна Вольтская: Это как-то по наследству? А их дети?

Галина Ивановна: Их дети нормальные.

Татьяна Вольтская: Когда маленькие, как управляться с ними, не видя?

Галина Ивановна: Все хорошо, у меня тяжести никакой не было. Медсестра домой ходила к детям маленьким. Как вы успеваете, у вас прислуга есть? У меня денег нет, чтобы прислугу нанимать. Каждый день полы намою, каждый день все делаю. Понимаете, когда молодость, руки бегают, сами все делают. Сейчас мне тяжело, полы мыть не могу, шваброй только, потому что нагибаться, сердце у меня плохое. Хорошо на улице, воздух.

Татьяна Вольтская: Нравится вам?

Галина Ивановна: Лучше тут.

Татьяна Вольтская: Галина Ивановна говорит, что раньше они с мужем пели в домах культуры - где жили, там и пели.

Галина Ивановна: Всегда пели. И успевали работать, и на самодеятельность ходили. Потому что мы любим пение.

Татьяна Вольтская: А муж тоже пел?

Галина Ивановна: Пел.

Татьяна Вольтская: Когда вы начали петь на улице?

Галина Ивановна: 15 лет уже пою на улице. Мы сначала пели сын, дочь и я.

Татьяна Вольтская: Поете старые песни?

Галина Ивановна: Свои песни старые.

Татьяна Вольтская: А с внуками дружите?

Галина Ивановна: Обязательно.

Татьяна Вольтская: Песням их учите или они теперь песни не поют.

Галина Ивановна: Они уже другое поют, у них свои песни, эстраду больше любят. Внук поет, внучка поет.

Татьяна Вольтская: Не стесняются внуки, что бабушка у метро поет?

Галина Ивановна: Она водит меня везде, и маму водит. В слепой семье выросла, тут уже стесняться не будет. Есть дети, которые не водят родителей даже, мой водит.

Татьяна Вольтская: Семья для вас – это важно?

Галина Ивановна: Да, из-за них я и живу. Для меня дети самое важное, внучки. Всех я люблю своих.

Татьяна Вольтская: Пела и рассказывала о себе Галина Ивановна.
XS
SM
MD
LG