Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фидель Кастро вспоминает... Но не все


Фидель Кастро

Фидель Кастро

Ирина Лагунина: На Кубе опубликованы воспоминания Фиделя Кастро. Они касаются событий лета 1958 года и называются "Стратегическая победа". Речь идет о победе повстанцев во главе с Кастро над правительственными войсками в горном массиве Сьерра-Маэстра. Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Судя по содержанию книги, Кастро считает, что события в Сьерра-Маэстра определили результат его вооруженной борьбы за власть на Кубе, начавшейся со штурма казарм в Сантьяго-де-Куба 26 июля 53-го года и закончившейся захватом Гаваны в январе 59-го. В мемуарах подробно описывается ход боевых столкновений, которые продолжались почти два месяца и закончились поражением войск правителя страны Фульхенсио Батисты. Свою книгу 84-летний Кастро, болеющий с июля 2006 года, представил лично перед "избранной" публикой из числа ветеранов и приближенных. При этом о содержании своих воспоминаний он особо не распространялся, зато поглаживал новенькие книги и радовался, что они так быстро напечатаны.

Фидель Кастро: Я думал, что не дождусь выхода этой книги. Работал над ней потихоньку, а то, что ее так быстро издали, – это для меня сюрприз!

Виктор Черецкий: На почти девятистах страницах книги, над которой трудился, помимо Кастро, целый коллектив безымянных историков и редакторов, излагается передвижение воинских подразделений, описывается оружие, примененное в боях обеими сторонами, называются фамилии погибших повстанцев. И, разумеется, не забыт здесь старый пропагандистский тезис о "гуманизме" Кастро и его сторонников. О чем больше все они думали после победы? Чем занимались? Оказывается помощью пленным, особенно раненым. Фидель Кастро:

Фидель Кастро: Я тут же написал письмо генерал-майору Эулохио Кантильо, который руководил всеми операциями против нас. Я ему сообщил, что у нас около 160 пленных, среди которых немало раненых. Я написал ему, что мы готовы, исходя из гуманных соображений, передать ему всех этих людей. Что и было сделано через несколько дней, после непростых переговоров в поселке Лас-Мерседес.

Виктор Черецкий: В этой связи некоторые наблюдатели полагают, что основная цель мемуаров" Кастро - "переписать" историю, скрыть кровавые злодеяния, которыми сопровождалась его "революция". Ведь в районах, где действовали повстанцы Кастро, практиковались грабежи и убийства крестьян, зверские расправы с попавшими в плен солдатами противника. Элисардо Санчес, руководитель действующей в иммиграции Кубинской комиссии по правам человека, тоже пишет книгу памяти – описание преступлений режима Кастро, в которой содержатся имена всех его жертв.

Элисарио Санчес: В Сьерра-Маэстра в ходе боевых действий сторонники Кастро расстреляли, как минимум, 125 крестьян. Четырнадцать из них были расстреляны подручным Кастро - Че Геварой, о чем последний с "гордостью" писал в своих воспоминаниях. Двенадцать крестьян были уничтожены лично братом Кастро - Раулем. Все эти данные опубликованы в кубинской печати.

Виктор Черецкий: Крестьян уничтожали по подозрению в том, что они являются "агентами" правительства или за мешок картошки, который люди пытались утаить от "продотрядов" Кастро и, таким образом, спасти семью от голодной смерти. "Революционеры" отбирали у них все – от еды до одежды и обуви. Тем не менее, эти факты, подтвержденные десятками устных свидетельств и мемуарами собственных сторонников, Кастро отвергает:

Фидель Кастро: Побеждавшая революция являла собой пример порядка. Не было грабежей. Не было арестов. Не было убийств. Не было преступлений. Все было идеально.

Виктор Черецкий: С подобным высказыванием, в частности, не согласен кубинский политэмигрант Серхио Гарсия, который в свое время тщетно пытался спасти от расстрела своего двадцатилетнего брата Рафаэля, мобилизованного в армию Батисты и даже не успевшего принять участие в боях с отрядами Кастро. Когда Рафаэль попал в плен, Серхио обратился к руководству повстанцев с просьбой отпустить его. Эта просьба ни к чему не привела. Серхио Гарсия:

Серхио Гарсия: Мне сказали, что революция ни для кого не делает исключений. Я пытался пояснить, что мой брат ни в чем не виноват, что он арестован по ошибке. Мне отвели, что его вина в том, что на нем была военная форма. И этого было достаточно для расстрела.

Виктор Черецкий: Придя к власти, Кастро развязал в стране еще больший, чем в годы борьбы с Батистой, кровавый террор, который продолжается уже более полувека. В первую очередь, были репрессированы все, кто в какой-то мере был связан со свергнутым правительством. Антонио Гедес, представитель действующей в подполье партии Либеральный союз Кубы.

Антонио Гедес: После воцарения режима Кастро на Кубе постоянно применяются пытки. Более восьми тысяч человек были расстреляны сразу, многие – без суда и следствия. А всего жертвами расстрелов стали 17 тысяч кубинцев. Речь идет о вопиющем нарушении прав человека. Режим обрек на изгнание 20% населения страны. Кто же в мире может его оправдывать и поддерживать с ним отношения? К сожалению, есть подобные политики, как есть деятели, оправдывающие нацизм и сталинизм. Кто они? Думаю, что это люди, не воспринимающие демократические ценности современного мира, это неучи, лишенные морали и элементарной этики.

Виктор Черецкий: Считается, что в настоящее время в местах заключения на Кубе находится до 80 тысяч человек. Здесь самый большой процент заключенных на планете по отношению к числу населения. А всего с 1959 года через тюрьмы прошло более полумиллиона человек. Элисардо Санчес, руководитель Кубинской комиссии по правам человека.

Элисардо Санчес:
Когда Кастро пришел к власти, на Кубе было всего 14 тюрем. В результате построения коммунистического режима в стране было создано еще 580 тюрем. Создание аппарата устрашения – это единственно "достижение" режима. Причем с годами репрессии против недовольных только усиливались.

Виктор Черецкий: В последние пять лет, по данным Санчеса, в кубинских тюрьмах погибли от рук надзирателей не менее 155 человек. Несколько сот покончили с собой. 200 умерли от болезней, поскольку им умышленно не была оказана медицинская помощь. И это помимо 1200 заключенных, которые скончались по так называемым "естественным причинам" - в виду хронических заболеваний, полученных в тюрьме. Рекордное число заключенных объясняется не какой-то особой склонностью кубинцев к правонарушениям, а тем, что там сажают за все подряд. Проживающий в иммиграции бывший кубинский политзаключенный Луис Милан:

Луис Милан: Я знаю ребят, которые отбывают заключение за украденную курицу. Одному крестьянину, с которым я познакомился в тюрьме, дали 27 лет за хищение поросенка, из которых он отсидел уже 10 лет. Представьте себе – за поросенка! Столько же лет дают за кражу килограмма картошки. И подобная ситуация существует по сей день.

Виктор Черецкий:
До последнего времени практиковались на Кубе и расстрелы. К высшей мере приговаривались, к примеру, даже лица, пытавшиеся покинуть остров, то есть, по оценке кубинского правосудия, совершившие "акт терроризма, заговора против народа, геноцида, шпионажа и измены родине". 22-летний Барбаро Ледон Севилья с группой друзей попытался убежать с острова-тюрьмы на катере. Был схвачен и через неделю расстрелян. Говорит его мать – Роса Мария:

Роса Мария: На меня обрушилось самое страшное горе, которое может испытать мать. Я хочу теперь только одного - чтобы весь мир знал про страшное злодеяние, которое совершил этот проклятый убийца Кастро! За что у меня отняли моего сына! Он ничего плохого никому не сделал! Бог мой, ему всего-то было 22 года! Я все глаза выплакала, а теперь хочу, чтобы весь мир знал, что Кубой правит убийца!

Виктор Черецкий:
Возвращаясь к мемуарам Кастро, отмечу, что в них указаны фамилии его приближенных, отличившихся в боях летом 1958 года в горах Сьерра-Маэстра. Однако сколько не перечитывай длинный список, в нем не найдешь фамилии человека, который стоял в то время к нему ближе, чем другие повстанцы. Я имею в виду "команданте" Убера Матоса. Школьный учитель, демократ, революционер-романтик, именно он, накануне описанного в мемуарах сражения, привез Кастро из-за границы оружие и боеприпасы, что и обеспечило победу над правительственными войсками. Сам Кастро называл его третьим человеком в стане своих сторонников - после себя самого и своего младшего брата Рауля. Однако вскоре после победы Кастро в 59 году – уже осенью того же года - Матос добровольно сложил с себя все полномочия и отказался от высших должностей в армии и государстве. За это он был судим, провел 20 лет в застенках режима, а сейчас живет в изгнании. Вот как Матос объясняет свой разрыв с Кастро и его режимом:

Убер Матос: У кубинской революции была довольно четкая цель: вернуться к правовому государству, к свободным выборам, к конституции 1940 года, которую отменил Батиста. Но после того, как мы пришли к власти, у меня возникли серьезные сомнения в отношении истинных намерений Фиделя. К этому времени я его хорошо знал. Это человек с огромными амбициями и без каких-либо моральных принципов. Меня назначили гражданским и военным губернатором провинции Камагуэй. Тем не менее, Фидель звонил мне ежедневно, требуя моего присутствия на всех своих мероприятиях в Гаване. Он предлагал мне должность министра иностранных дел или сельского хозяйства. Я ответа не давал, тянул время, поскольку все, что творилось вокруг, противоречило, с моей точки зрения, задачам нашей борьбы.

Виктор Черецкий: После захвата власти Фидель Кастро пытался убедить кубинцев и мировую общественность в том, что он не является коммунистом и не намерен создавать на острове тоталитарную систему по образцу и подобию советской. Уверял он в этом и своих ближайших соратников, которые воевали для восстановления демократии, а не для того, чтобы заменять довольно умеренную диктатуру Батисты на значительно более свирепый режим, который, в конце концов, был установлен на Кубе. Убер Матос:

Убер Матос: Я прямо спросил Фиделя, когда мы подтвердим свое намерение восстановить правовое государство и когда проведем свободные выборы. Он возмутился: какие еще выборы? Народ нас и так любит и поддерживает! Наши дискуссии становились все более острыми. Я не понимал, почему в армии ведется коммунистическая пропаганда, зачем понадобилось воспитывать армейскую молодежь в духе марксизма-ленинизма. Он и здесь ушел от ответа, дескать, это, наверное, дела брата-Рауля, который увлекается марксизмом. И, вообще, все это мелочи, не имеющие никакого значения. Как это? Какое государство мы предлагаем нашей стране? Кастро опять уклонился от ответа, настойчиво повторяя, что не является коммунистом. Видя, что это ложь и что страна движется по пути тоталитаризма, я написал письмо Фиделю и отказался от всех своих постов. Меня обвинили в заговоре, предательстве идеалов революции, измене родине и так далее.

Виктор Черецкий: На нынешнем представлении своих мемуаров Кастро обещал присутствующим, что намерен в скором времени написать их продолжение – второй том воспоминаний – под названием "Последнее стратегическое контрнаступление". Речь пойдет о захвате Гаваны и власти в стране. Об итогах своего пятидесятилетнего правления бывший диктатор пока писать вроде бы не намерен. Это делают за него другие, тот же Убер Матос:

Убер Матос: Тирания, существующая уже полвека, уничтожила экономику, уничтожила веру кубинского народа в себя. Кубинцы сегодня мечтают лишь уехать из страны – куда угодно, выжить любой ценой. На Кубе жить невозможно. И не только из-за нищеты или отсутствия минимальных гражданских прав и свобод: кубинцы вынуждены сегодня вести двойную жизнь, вечно претворяться. Диктатура разложила народ морально. Люди не хотят работать, ведь честным трудом ничего не добьешься. Они смотрят лишь, где что плохо лежит, чтобы украсть и, таким образом, продержаться до лучших времен. Так что признавать эту диктатуру или поддерживать с ней какие-либо связи – это брать на себя большую ответственность. За подобное рано или поздно придется ответить перед историей. Ведь речь идет о поддержке мафиозного режима, который ежедневно совершает преступления.

Виктор Черецкий: Уход Кастро по болезни в 2006 году обнадежил как кубинскую, так и мировую общественность. Считалось, что заменивший его брат Рауль проведет хотя бы какие-то минимальные либеральные реформы. Но этого не произошло. Что касается возвращения Кастро-старшего после четырехлетнего перерыва к общественной жизни, то оно уж тем более никому оптимизма не внушает.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG