Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Дмитрий Орешкин – о политических обстоятельствах ареста Льва Пономарева


Дмитрий Орешкин

Дмитрий Орешкин

В Москве проходят акции в защиту лидера движения "За права человека" Льва Пономарева. Накануне правозащитник был приговорен к аресту на трое суток за неповиновение сотрудникам милиции во время шествия 22 августа - тогда группа представителей оппозиции попыталась пронести по Новому Арбату российский флаг.

– Ситуация вполне предсказуемая, она называется "властная истерика", – уверен независимый политолог Дмитрий Орешкин. – Главный закон, по которому живет наша власть: кто начальник, тот и прав. Соответственно, если с флагом ходят товарищи из "Наших", то это правильно и патриотично; а если с флагом ходят нехорошие товарищи (а кто хорошие товарищи и нехорошие – должна решать власть), то это есть нарушение общественного порядка, вызов общественному мнению и вообще бог знает что. То есть Пономареву флаг носить нельзя, потому что он нехороший, по мнению власти. А, скажем, Якеменко флаг носить можно и нужно, потому что он хороший, по мнению власти. То, что с точки зрения закона эти два гражданина абсолютно равны в своих правах носить этот самый флаг, в голове у власти не укладывается. Или ты работаешь в рамках закона, или ты работаешь в рамках "понятийного" аппарата: кому можно – тому можно, а кому нельзя – тому нельзя. Но если выбирается второй вариант, тогда приходится объяснять непонятливым товарищам, почему им нельзя.

Так была построена вся советская модель, когда все прекрасно знали, кому можно, а кому нельзя. В советскую эпоху нельзя было выходить на площадь с требованием соблюдать советскую конституцию, потому что это было провокацией против советской власти и советской конституции. Точно так же и сейчас.

Остается вполне естественный и абсолютно совковый метод – запугивать тех людей, которые не понимают, что им нельзя ходить с флагом, потому что они неправильные люди. Объяснить это на языке юридических норм невозможно – соответственно, приходится объяснять на языке понятийных норм: "тебя посадят, ты посиди, подумай, в другой раз, может быть, не пойдешь". Но проблема-то в том, что мы уже не Советском Союзе. И трое суток для Пономарева, с точки зрения политического эффекта, – набор очков, а для власти – наоборот.

Со временем население начинает понимать, что все эти победные разговоры о том, как мы поднимаемся с колен, о том, как мы растем, о том, как нас все боятся, – дешевая риторика. А на самом деле гречка дорожает, от огня нас не защитили, единое государство России и Белоруссии, которое обещал Путин в начале своей эры, не построено, а наоборот, превратилось в свою противоположность. На Кавказе мира нет, терроризм не задавлен, огромное количество народу замочено – и в сортире, и в квартире, а проку как-то нет. На этом фоне Советский Союз давил бы протест силой, сажал бы людей, говорил бы, что у нас все замечательно, – и многие бы верили. Сегодня пытаются сделать то же самое, но кишка тонка. Потому что на три дня посадить человека – это ведь не на 7-летний срок для диссидентов в брежневскую эпоху. Это ведь не расстрел и не 10 лет без права переписки в сталинскую эпоху. Так что они не напугают –наоборот, покажут свою собственную слабость.
  • 16x9 Image

    Виталий Камышев

    Обозреватель Радио Свобода. Сотрудничает с радиостанцией с 1997 года. Работал в журнале " The New Times",  газете "Аргументы и факты", был постоянным автором газеты "Русская мысль" (Париж) в 1995-2000гг.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG