Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Все-таки правящая партия – это страшная сила. Такая, знаете, рука миллионопалая, сжатая в один громящий кулак. И если эта партия обращается к самому президенту, тот, наверное, обязан прислушаться к ее словам. И высказаться робко, но определенно: давайте, мол, еще раз обсудим проблему Химкинского леса. С учетом обеспокоенностей, как он выразился.

И все грызловы-володины, сколько их есть у нас, сдержанно ликуют: партия сказала – президент ответил "да".

Складывается чрезвычайно оптимистичная картина. Если завтра "Единая Россия" заинтересуется судьбой Ходорковского, Лебедева, Пичугина, то Дмитрию Анатольевичу волей-неволей придется начать общественную дискуссию. А ежели "единороссы" коллективно усомнятся в целесообразности строительства подземного паркинга на Триумфальной, то хочешь не хочешь – а надо сносить забор. Если же правящая партия вслух задумается об отставке правительства во главе страшно сказать с кем, то придется, значит, обсуждать и эту тему. А как же иначе? В ином случае десятки миллионов избирателей, проголосовавших за "Единую Россию", будут недовольны.

Между тем что-то в этой картинке не так. Что-то настораживает и мешает всей душой предаться радостному чувству. Прежде всего, возникают разные вопросы – про ту же партию. Где она была, когда до сих пор не пойманные "хулиганы" избивали до полусмерти журналиста Михаила Бекетова, одним из первых выступившего в защиту Химкинского леса. Зачем подконтрольные ЕДРу пресса и блогеры устраивали форменную травлю Евгении Чириковой и Юрия Шевчука. О том, как отличились "Наши" во время акции по "уборке" леса, показанной на гостелеканале "Россия" с той небывалой оперативностью, которая на сутки опередила реальное время. Таких вопросов много, и ответ на них только один. Простенький ответ, известный подавляющему большинству соотечественников. Включая голосовавших за партию власти.

Никакой "Единой России" нет. А есть довольно большая и прожорливая группа граждан, проживающих преимущественно в Москве и занятых по-своему увлекательным делом: имитацией партийной жизни в России. То есть прославлением вождей и штамповкой законов, присланных из Кремля. А также борьбой с оппозицией, которую практически повывели в Думе, так что туда можно и не приходить: специально обученные депутаты в пустом зале и без них проголосуют как надо.

Еще они иногда выполняют деликатные поручения Кремля, связанные с той же имитацией бурной общественной жизни. Например, в тех случаях, когда ситуация выходит из-под контроля и граждане, не имеющие своих представителей в парламенте, с неожиданной активностью вторгаются в политическую сферу. Когда они протестуют и выходят на демонстрации. Когда скандал обретает международные масштабы, как это случилось с Химкинским лесом. Когда мертвый политический пейзаж вдруг оказывается живым, и надо как можно скорее снова превратить его в натюрморт.

Тогда они и выходят на сцену – все эти грызловы-володины с их миллионопалой клешней. Президенту же неловко откликаться на призывы какой-то там общественности, которая уже который год криком кричит о том, что нельзя уничтожать лес в Химках. А вот просьбу единороссов и, так уж и быть, "оппозиционных партий" он вполне может уважить. С учетом обеспокоенностей. То есть потянуть время и поглядеть, угомонятся ли страсти в ближайшее время и как отреагируют западные соинвесторы на временное замораживание химкинского проекта. А там видно будет.

Удивительное все-таки время на дворе. Президент в России один, а лидеров – двое, и в 2012 году нам, кажется, даже обещают третьего. Никаких партий нет вообще, а гарант Конституции послушно подчиняется партийному наказу, который сам же и организовал. И если, посоветовавшись со старшим другом, он вдруг захочет освободить Ходорковского, то мы обязательно увидим на телеэкране озабоченное лицо Бориса Грызлова. По-другому просто не бывает.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG