Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спасти Айджалона Гомеса. Джимми Картер и активист христианской организации в КНДР


Экс-президент Джимми Картер и Айджалон Гомес

Экс-президент Джимми Картер и Айджалон Гомес

Ирина Лагунина: В январе этого года американец Айджалон Гомес пересек границу между Южной и Северной Кореями и был схвачен северокорейской службой безопасности. В апреле его приговорили к 8 годам трудовых лагерей строгого режима. Около 2 месяцев назад северокорейские власти сообщили, что он попытался покончить жизнь самоубийством, потому что "разочаровался", что правительство США ему не помогает. Теперь в Пхеньян приехал бывший президент США Джимми Картер.
Картер уже бывал в этом городе. В 1994 году он приехал туда для того, чтобы встретиться с Ким Ир Сеном, отцом нынешнего лидера страны. В то время администрация Билла Клинтона готовилась нанести точечный удар по корейскому атомному реактору в Йонг-Бене, справедливо полагая, что Северная Корея использует этот комплекс для создания ядерной бомбы. Встреча получилась дружеской и теплой. Кризис был устранен, переговоры возобновились, было заключено соглашение, что Северная Корея получит взамен этого реактора два других на легкой воде – безопасных для международного сообщества и весьма выгодных для производства электроэнергии, столь нужной Корейской Народной Демократической Республике.
Соглашение нарушил в 2002 году пришедший на смену отцу Ким Чен Ир, который и сейчас, словно не желая повторять сговорчивость отца, уехал в Китай как раз в тот самый день, когда Джимми Картер приехал в Пхеньян. Зачем гражданин США Айджалон Гомес решил переходить границу в январе этого года? В интернете, на странице в его защиту в сети Facebook есть фотография, где он вместе с другими активистами христианских и правозащитных организаций требует свободу заключенным в Северной Корее. Именно поэтому я позвонила в Сеул, в организацию, которая называется "Освободить Северокорейский ГУЛАГ", и задала этот вопрос юридическому советнику группы Тихе Ли:

Тихе Ли: На самом деле мы не знаем точно, почему он решил пересечь границу с Северной Кореей. Он не сказал никому ни слова. Но мы предполагаем, что он сделал это из любви к северокорейскому народу. Те, кто его знает лично, говорят, что он сделал это ради северокорейского народа, который умирает в своей стране. Он молился за северокорейцев.

Ирина Лагунина: Еще одна организация, которая его поддерживала все это время, - британская "Всемирная христианская солидарность". Ее национальный директор Стюарт Уиндзор.

Стюарт Уиндзор: Думаю, он глубоко переживал те нарушения прав человека, которые совершает режим Северной Кореи в ГУЛАГЕ. Мы знаем, что более 250 тысяч обычных, добропорядочных северокорейцев находятся сейчас в тюрьмах КНДР. 80-85 процентов из них – как члены семей политических преступников. Она сами ничего не сделали, но их родственники, может быть, что-то сказали или что-то сделали против правящего режима. И вот, глубоко переживая все это, Айджалон Гомес, вероятно, решил выразить свой протест так, как он считал нужны и возможным – перешел границу с Северной Кореей. Мы боимся за его безопасность и мы надеемся и молимся, чтобы северокорейское правительство проявит к нему доброту и отпустит его.

Ирина Лагунина: Насколько я понимаю, его вдохновил пример Роберта Парка, который также перешел границу, но которого, впрочем, северокорейские власти через 40 дней отпустили.

Стюарт Уиндзор: Я уверен, что именно примеру Роберта Парка он и решил последовать. Парк пересек границу в Рождество, незадолго до Гомеса. Знаете, можно молиться, можно протестовать на безопасной территории Южной Кореи или западных стран. Но он решил выразить свой протест, пересекая реку и устремляясь в Северную Корею. И именно это он и сделал.

Ирина Лагунина: Он был осужден на 8 лет трудовых лагерей строгого режима. Что это означает? Что собой представляют такие лагеря? Спросила я своих собеседников. Тиле Ли, Сеул:

Тихе Ли: Как рассказывают перебежчики из Северной Кореи, трудовые лагеря не похожи на тюрьму. Это бараки, где заключенные только спят, а поутру их посылают на завод или на ферму, где они в принудительном порядке работают от зари и до ночи. Одежду государство им не предоставляет, но еду – да. Эта еда включает в себя 200 грамм кукурузной похлебки и горячую воду. Это – все, из чего состоит еда.

Ирина Лагунина: И сколько люди могут протянуть в таких условиях?

Тихе Ли: Кто-то умирает, но кому-то удается и выжить – шесть месяцев, год, а некоторым и три года. Но точно сколько людей там находится и сколько выживают или умирают, мы не знаем. Есть много разновидностей таких учреждений, например, тренировочные трудовые лагеря, лагеря сбора людей, лагеря по перевоспитанию людей через труд и, наконец, лагеря для политических заключенных.

Ирина Лагунина: Организация "Всемирная христианская солидарность" в 2007 году выпустила обширный, почти 200-страничный доклад о северокорейских тюрьмах. Он основан на показаниях перебежчиков, прошедших через "исправительную" систему КНДР. Гомес приговорен к 8 годам трудовых лагерей усиленного режима. Что это означает на практике?

Стюарт Уиндзор: На практике это означает, что он очень рано встает – около 5 часов утра – и работает до 8-10 часов вечера ежедневно. Ему будут давать пригоршню риса – раз в два-три дня. Существование в лагерях исключительно тяжелое, нет нормальных санитарных условий. А если он не будет следовать приказам, его накажут. Режим очень жесткий и беспощадный, и мы боимся за Гомеса.

Ирина Лагунина: По вашим данным, как долго люди обычно выдерживают в таких условиях?

Стюарт Уиндзор: Все зависит от их состояния здоровья в тот момент, когда они попадают в тюрьму, и еще – насколько они закалены и есть ли у них врожденные или скрытые заболевания. Если говорить о северокорейцах, то они все недоедают. В тюрьме же они просто голодают, причем настолько, что у женщин – мы знаем несколько таких случаев – прекращался цикл из-за недоедания. Ну и, конечно, большую роль для выживания играет психическое здоровье, представление человека о том, может ли он выжить во всем этом и как. Это – одни из самых чудовищных тюрем в мире. Более того, Гомес – убежденный христианин, а это может создать для него дополнительные трудности.

Ирина Лагунина: Почему?

Стюарт Уиндзор: К христианам относятся хуже, чем к обычным гражданам, обращение к Богу в Северной Корее запрещено, распространять слово Божие тоже запрещено. Если власти обнаруживают, что человек – христианин, и он сам, и его родители, и дети автоматически попадают в тюрьму. Обычно их держат в одиночной камере. Они не могут ни с кем общаться, они не могут молиться, им даже запрещают смотреть вверх. Считается, что если они смотрят вверх, то они обращаются к богу. А это считается тяжким правонарушением, за это жестоко наказывают. Для что для Гомеса уготовано одиночное заключение. Мы, конечно, надеемся, что его вера поможет ему и сохранит его, мы будем за него молиться, но все равно это будет исключительно тяжелое существование.

Ирина Лагунина: Директор организации "Всемирная христианская солидарность" Стюарт Уиндзор. Всего в Южной Корее сейчас живет около 30 перебежчиков, прошедших через северокорейские лагеря. В сеульской организации "Освободите северокорейский ГУЛАГ" - десять из них. Тихе Ли говорит, что они рассказывают следующее:

Тихе Ли: Лагеря представляют собой небольшие города. Людей туда привозят и приписывают к какому-то дому. Рано утром увозят на весь день на работу. Как я уже сказала, дают им 200 грамм кукурузного супа в день и иногда немного риса. Люди постоянно голодные, постоянно страдают от хронического недоедания. В зависимости от тяжести совершенного преступления людей либо заключают в эти лагеря в одиночестве, либо с семьей. И тогда дети живут в таких же условиях, как и взрослые, но ходят в школу. Ведь надо же им дать базовые знания для их дальнейшего труда.

Ирина Лагунина: А что считается тяжелым преступлением в Северной Корее?

Тихе Ли: Ну, например, человек напьется и скажет, что режим в Северной Корее плох. А потом и он, и вся его семья просто исчезают. Обычно "политическим" дают пожизненное заключение, но "маленьких" люде все же отпускают – иногда.

Ирина Лагунина: Юридический советник организации "Освободите северокорейский ГУЛАГ" в Сеуле Тихе Ли. Отдать гражданина США Айджалона Гомеса бывшему президенту Джимми Картеру и пойти на переговоры по ядерной программе – это значит удовлетворить минимальные насущные нужды страны. Экономика страны разваливается, а по урожаю этого года ударило наводнение. В стране опять прогнозируют массовый голод. Отношения с Южной Кореей прерваны после того, как северокорейская торпеда убила 46 южнокорейских моряков на борту корвета. Но нынешний северокорейский лидер всегда был непредсказуем, а особенно сейчас, когда его здоровье ухудшается, да еще и близится первый за долгие годы Съезд Рабочей партии Северной Кореи, где ожидается назначение новых руководителей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG