Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Госдума в ходе осенней сессии планирует принять закон "О полиции", чтобы он вступил в силу с 1 января 2011 года, заявил спикер нижней палаты парламента Борис Грызлов. Независимые эксперты и правозащитники выступают с критикой законопроекта, отмечая, что многие его положения существенно снижают уровень правовых гарантий граждан.

Дискуссия вокруг законопроекта "О полиции", инициатором которой стал президент Дмитрий Медведев, продолжается. Как сообщается, на специально созданном для обсуждения законопроекта интернет-сайте высказалось более 20 000 человек. Но, учитывая актуальность темы, это совсем небольшая цифра. В экспертной среде отношение к законопроекту, мягко говоря, неоднозначное. Доцент Московской государственной юридической академии Сергей Насонов не видит в нем чего-то концептуально нового, и считает, что новый закон "О полиции" хуже старого – "О милиции":

– Смысл этого законопроекта, наверное, не только в том, чтобы поменять наименования. Я, например, пришел к выводу, что глобальных концептуальных различий, которые отличали бы новый правоохранительный орган от милиции, нет. Даже – наоборот. Действующий закон "О милиции" содержит больше гарантий соблюдения прав личности, чем закон "О полиции". На чем может быть основано, например, обращение сотрудника полиции к группе людей разойтись в случае, если они мешают нормальной работе транспорта и пешеходам? Нет, вообще, никакого указания на какие-либо основания для такого суждения. Получается, что если сотрудник полиции выскажет такое требование гражданам, а они откажутся повиноваться, сразу возникают основания для привлечения их как минимум к административной ответственности за неповиновение сотруднику полиции. Законопроект максимально расширяет по сравнению с действующим законодательством права полиции в отношении так называемых "краткосрочных задержаний".

Сотрудник аппарата уполномоченного по правам человека в России Елена Середа много лет проработала в милиции. Законопроект в целом и отдельные его статьи вызывают у нее чувство недоумения:

– Права полиции расширены в отношении задержания граждан, проникновения в жилые помещения, применения оружия и т.д. С другой стороны, если расширяются права полиции по отношению к гражданам, значит, должен укрепляться статус сотрудников полиции и их гарантии. Но я не усмотрела в этом законе конкретного укрепления статуса и правоположения самих сотрудников полиции. Даны какие-то общие декларативные позиции. Принципы деятельности полиции тоже вызывают недоумение. Например, статья пятая, часть третья устанавливает запрет на применение пыток. Получается, что до этого милиция могла прибегать к пыткам. Но Россия давно ратифицировали европейскую конвенцию, запрещающую пытки. В законопроекте часто употребляется термин "неуместно". Но кто определит, уместно или не уместно, например, применение к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы?

Для полноценной реформы милиции одного только нового закона недостаточно, проблемы МВД неразрывно связаны с проблемами судебной системы, а, в конечном счете, с пороками системы политической, убежден бывший депутат Госдумы, адвокат Виктор Похмелкин:

– При нынешнем политическом режиме, сложившемся за последние 10 лет, реформа МВД или невозможна, или реакционна. Совершенно очевидно, что милиция или полиция – органы, занимающиеся раскрытием преступлений и правонарушений – таковы, какими их делает судебная система. У нас, следует сказать, не самое худшее законодательство. Оно предусматривает и презумпцию невиновности, и право на защиту, и бремя доказывания, которое ложится на органы расследования. Но в нынешних условиях милиция совершенно разложилась и деморализована. Нужны кардинальные реформы не только милиции, а всей правоохранительной системы, включая прокуратуру и, в первую очередь, судебную систему.

В сфере правонарушений дорожного движения 98 процентов административных дел решаются в пользу составленных сотрудниками ГИБДД протоколов, хотя добрая половина из них должна решаться по-другому. Можно что угодно записать в закон применительно к дорожной полиции, но ситуация не изменится. Ее сотрудники все равно будут злоупотреблять, превышать полномочия, потому что прекрасно понимают: в суде пройдет все, любая липа, любой произвол, любой незаконно составленный документ. Судебная система такова, потому что в стране сложилось монопольное бюрократическое правление, которое абсолютно не предусматривает никакой политической конкуренции, никакой внятной, реальной оппозиции, никаких нормальных выборов, на которых люди не формально голосуют, а меняют власть.

Член Совета при президенте по проблемам гражданского общества и правам человека Александр Аузан призывает все же попытаться внести в закон улучшающие его поправки и, возможно, обратиться с этой целью напрямую к президенту Дмитрию Медведеву:

– Я согласен, что без работающей судебной системы не важно, что мы впишем в закон. По-моему, с этим согласны и коллеги в президентском совете, и в правлении Института современного развития. Никакую реформу нельзя начинать, если не работает судебная система. Но я не хотел бы откладывать реформу милиции до мартовских календ.
  • 16x9 Image

    Виталий Камышев

    Обозреватель Радио Свобода. Сотрудничает с радиостанцией с 1997 года. Работал в журнале " The New Times",  газете "Аргументы и факты", был постоянным автором газеты "Русская мысль" (Париж) в 1995-2000гг.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG