Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Луноход-1" добрался до Петербурга


"Луноход-1" в музее "Лошадиная сила" (Петербург). Фото А.Сергеева

"Луноход-1" в музее "Лошадиная сила" (Петербург). Фото А.Сергеева

В этом году отмечается сорокалетие запуска первого в мире советского лунохода. В Петербурге, где создавался главный элемент лунной машины – шасси высокой проходимости, – к этой дате приурочена международная конференция по планетоходам, а также первая публичная демонстрация действующего экземпляра "Лунохода-1".

В течение ближайшего месяца в самом центре Петербурга все желающие могут осмотреть земной экземпляр "Лунохода-1" и, если повезет, то даже увидеть его в движении. Это стало возможно в год 40-летнего юбилея "Лунохода" благодаря тесному сотрудничеству его разработчиков с новым частным музеем "Лошадиная сила", который в конце прошлого года открылся на Конюшенной площади. Рассказывает создатель музея Игорь Коровин:

– Наш музей называется "Лошадиная сила" по нескольким причинам. Во-первых, это знание бывшего манежа и конюшен, то есть, здесь исторически были лошади. Во-вторых, в советское время здесь был гараж ГУВД. И все это вместе выдало название "Лошадиная сила", ведь именно в лошадиных силах измеряется мощность двигателей. Изначально мы планировали сделать здесь музей мотоциклов как иллюстрацию переходного периода: человек пересел с коня живого на железного. А плюс здесь же находится музей клинкового оружия, соответственно: лошади, рыцарство, байкерство – тоже где-то рыцарство, дух свободы и т.д. Ну, а потом уже пошли автомобили. Экспозиция у нас это кареты – конное экипажи, велосипеды, мопеды, мотоциклы, автомобили и как некая вершина инженерной мысли – это луноход, который тоже является колесным транспортным средством.

– "Лошадиная сила" — это уже четвертый ваш автомобильный музей, а есть ведь еще музей Невской битвы в Усть-Ижоре, музей клинкового оружия. Создание музеев для вас — это хобби или бизнес, затратная деятельность или доходная?
Наши музеи ориентированы на сохранение коллекций, они не заинтересованы в показе чего-то нового, им главное – сохранить. А Запад хочет показать, как музей должен сам себя содержать и нести некую просветительскую функцию: дети должны прийти, потрогать, покататься

– Первый музей был как хобби. У знакомого была хорошая коллекция автомобилей плавникового периода: наподобие нашей "Чайки" и 21-й "Волги", у которых на задних крыльях – плавники. Они бывали вертикальные, диагональные и горизонтальные. "Детройтское барокко" так называемое – после войны стали делать большие красивые разноцветные машины. Под эту коллекцию я просто предложил создать музей в Зеленогорске, чтобы ее показывать людям. Стояло все это просто в гаражах – мрачное такое, сырое, пыльное. Надо было выводить на публику. Такую красоту надо показывать. А потом пошло-поехало. Выборг приехал, говорит, хотим большой музей, потом Усть-Ижора приехала: возьмите музей под крыло. Ну и дальше все это переросло за два года в бизнес, так что ничем другим я теперь не занимаюсь. Мы стали подходить к музеям как к бизнес-единицам, чтобы вывести их хотя бы на самофинансирование, чтобы они сами себя окупали: охрана, эксплуатационные расходы, перемещение и содержание экспонатов. В принципе, мы этой задачи достигаем. Следующая задача – это сделать возврат инвестиций, потому что каждый музей делать достаточно затратно. Но браться за это надо не с нашими старыми подходами к музеям, а с западными, ориентируясь на посетителя. Наши музеи ориентированы на сохранение коллекций, они не заинтересованы в показе чего-то нового, им главное – сохранить. А Запад хочет показать, как музей должен сам себя содержать и нести некую просветительскую функцию: дети должны прийти, потрогать, покататься.

– И у вас в музее есть подобная интерактивность?

– Есть некоторые экспонаты с которыми можно поработать. Катаем людей, показываем из чего создается, как реставрируется. Луноход у нас двигается, периодически показываем, как он ездит.

"Луноход-1" привезли в Петербург по инициативе одного из конструкторов ходовой части Михаила Маленкова – для демонстрации на международной конференции по планетоходам, которая пройдет в Петербурге в конце сентября. Воплотить в жизнь эту идею удалось только благодаря сотрудничеству с частным музеем, который взял на себя все расходы по реставрации и транспортировке уникального экспоната. Вот что рассказал Михаил Маленков о том, как удалось организовать демонстрацию "Лунохода-1" в Петербурге, где его создавали, но никогда еще не показывали:
"Луноход" положил начало целой серии: два советских лунохода, три американских, три марсохода – целый парк действующих машин

– Луноход соединяет в себе функции двух совершенно разнородных технических устройств – космического аппарата и транспортного средства высокой проходимости. Не случайно Королёв обратился именно к танкистам. Так вот, именно в Ленинграде делалась система передвижения "Лунохода" – самоходное автоматическое шасси. И мы, сотрудники ВНИИТрансмаш, ленинградские патриоты, в общем-то, давно хотели, чтобы его посмотрели здесь, потому что Ленинград имеет очень большое отношение к его созданию – участвовало более тридцати ленинградских предприятий. А хозяином всех луноходов является, конечно, то предприятие, где все собирается. Таким головным предприятием по луноходам было и сейчас остается, Научно-производственное объединение имени Лавочкина в Химках под Москвой. Именно этому предприятию Королёв в свое время передал функции разработки, изготовлении и эксплуатации автоматических межпланетных станций. Так вот, мы уже просили как-то у "Лавочкина", чтобы дали сюда "Луноход", но как-то не получалось, а вот в этот раз получилось... И удачно случилась наша встреча с Игорем Владимировичем, который взял на себя труд и финансирование расходов на то, чтобы реставрировать этот образец, привести его сюда, застраховать. Благодаря этому, "Луноход" впервые именно в год, когда мы отмечаем сорокалетие начала его успешной эксплуатации на Луне, оказался здесь, в Петербурге, как мы считаем, на своей родине. Потому что, конечно, технических облик "Лунохода" во многом определяется шасси, ходовой частью.

– Насколько аутентичен "Луноход", демонстрируемый сейчас на Конюшенной площади Петербурга?

– Это, безусловно, машина, которая могла бы стать "Луноходом-1". Ну, естественно, это музейный "Луноход-1". Здесь нет изотопа – вы знаете, что изотопный источник тепловой энергии обеспечивал ночевки (температура ночью на Луне опускается ниже минус 150 градусов – А.С.). И были у нас там в колесах пиромеханические устройства – взрывоопасные вещества (они предусматривались для аварийной разблокировки колес в случае вакуумного спекания зубчатых передач – А.С.). Естественно, они тоже демонтированы. Но по своему составу, по внешнему виду – да, это "Луноход-1". Исключение составляют только колеса: сетчатый обод закрыт еще и сплошными пластинами. Это для того, чтобы можно было демонстрировать его движение в земной гравитации. Потому что, если он будет иметь сетчатый обод, при земной гравитации (она в 6 раз сильнее лунной – А.С.) он просто зарылся бы в песок и не поехал.

– Расскажите, пожалуйста, о планетоходной конференции, которая пройдет в конце сентября в "Ленэкспо".

– Конференция называется "Планетоходы, космическая робототехника и наземные роверы". "Луноход" положил начало целой серии: два советских лунохода, три американских, три марсохода – целый парк действующих машин. И, безусловно, будущее освоения Луны и планет неизбежно связано будет с планетоходами. Так же, как на Земле, нужно будет преодолевать расстояния, перевозить грузы, оборудование. Эту конференцию мы планируем провести 28-29 сентября на "Ленэкспо", в рамках большого международного форума "Российский промышленник".

Послушать доклады на конференции по планетоходам можно будет всем желающим. Как и посмотреть "Луноход" в сентябре в музее "Лошадиная сила".
XS
SM
MD
LG