Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему страны на пространстве бывшего СССР не спешат признавать независимость Абхазии и Южной Осетии?


Президент России Дмитрий Медведев и президент Абхазии Сергей Багапш

Президент России Дмитрий Медведев и президент Абхазии Сергей Багапш

Ирина Лагунина: 26 августа 2008 года Россия признала Абхазию и Южную Осетию. Но ни одна из постсоветских республик за прошедшие с того дня два года не поддержала российское начинание. Почему партнёры Москвы по СНГ в течение двух лет игнорируют признание Абхазии и Южной Осетии? Эксперты – представители постсоветских государств отвечают на этот вопрос в материале нашего корреспондента Олега Кусова.

Олег Кусов: Москва не скрывала, что в вопросе признания независимости де-факто республик Абхазия и Южная Осетия, она прежде всего надеялась на двух лидеров, стран членов СНГ – Виктора Януковича и Александра Лукашенко. Судя по словам президента России Дмитрия Медведева, президент Белоруссии ранее и вовсе обещал признать Абхазию и Южную Осетию, но в последнее время Лукашенко демонстративно дружит с Саакашвили и заявляет, что намерен наладить взаимоотношения с США. По мнению экспертов, Александр Лукашенко окончательно определился в своей позиции по этому вопросу. Эксперт минского аналитического центра "Стратегия" Валерий Карабалевич считает, что эта проблема в целом остается для Белоруссии важной.

Валерий Карабалевич: Это в стиле Лукашенко - обещать и потом не выполнять. Вопрос этот важен в плане взаимоотношения Белоруссии с Россией и Западом. Есть несколько причин, по которым белорусское руководство не хочет признавать эти республики. Сегодня Россия оказалась в дипломатической изоляции по этому вопросу, и признать эти кавказские республики означало бы продемонстрировать всему миру, что Беларусь российский сателлит. Лукашенко себя таковым не считает, пытается особенно в последнее время дистанцироваться от России. Второй момент: непризнание этих государств позволяет Лукашенко маневрировать, играть на противоречиях между Россией и Западом и продавать один и тот же товар обоим покупателям. России он обещает признание и за это хочет получать конкретные дивиденды. Западу обещает непризнание и тоже получает конкретные дивиденды.

Олег Кусов: По мнению экспертов, Александр Лукашенко окончательно определился в своей позиции по этому вопросу. Выборы президента Белоруссии должны состояться в начале будущего года, московские политики уже говорят, что Кремль близок к тому, чтобы сделать ставку на другого кандидата, не на Лукашенко. В ответ действующий президент Белоруссии заявил: "Наклонить меня бесперспективно и бесполезно. Если Россия хочет нормализовать отношения с нами, как это должно быть, то мы их построим".
При президенте Украины Викторе Ющенко не было даже смысла ставить вопрос о возможном признании Киевом независимости Абхазии и Южной Осетии. Виктор Янукович после победы на президентских выборах на одной из своих пресс-конференций допустил, что этот вопрос может потребовать обсуждения. Но два года назад, будучи еще лидером оппозиционной Партии регионов, он открыто призывал украинские власти признать две бывшие грузинские автономии. Похоже, в этом вопросе Янукович-президент не согласен с Януковичем-лидером Партии регионов Украины. Властям не нужны опасные инциденты, полагает политолог, руководитель киевского Центра исследований политических ценностей Олесь Доний.

Олесь Доний: Южная Осетия и Абхазия были таким своеобразным якорем для этих стран, чтобы они не оторвались от пуповины российской. Слишком сильна экономическая, политическая мощь России, которая приводит к тому, что сепаратистские регионы фактически не подчиняются власти из центра. Понятно, что украинская власть тоже понимает такую опасность. Хотя к власти в Украине сейчас пришли российские националисты, тем не менее, они хотят полностью править Украиной территориально. Государственная поддержка Абхазии и Южной Осетии означает возможность создания прецедента такого и на территории Украины. В частности, многие русские политики выступают с территориальными претензиями по отношению к Севастополю и Крыму.

Олег Кусов: К тому же новые украинские власти не готовы к осложнению в отношениях с Западом из-за абхазской и югоосетинской проблем, убежден директор киевского Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

Михаил Погребинский: Для Киева, который, как бы ни говорила новая власть, что она понимает, что европейские перспективы сомнительны и нескоры, но все равно свой основополагающем документе и в своем стиле поведения с европейскими странами показывает, что ей небезразлична точка зрения европейских политиков, европейских лидеров. А вот признание этих двух республик - это слишком громкий, слишком решительный хлопок дверью Европе. Неготовность так себя повести, что уж говорить об Украине, даже Белоруссия не решается так поступить.

Олег Кусов: Эксперты полагают, что проблема признания Абхазии и Южной Осетии пока не попала в число ключевых вопросов в повестке дня сегодняшних российско-украинских отношений.
По мнению моего алма-атинского собеседника, директора Группы оценки рисков Дасыма Сатпаева, Москва не скрывала свою заинтересованность в том, чтобы бывшие советские республики признали независимость Абхазии и Южной Осетии.

Дасып Сатпаев: Москва в открытую не уговаривала, но намекала на то, что было бы неплохо, если бы ее союзники по СНГ, в частности, конечно же, в первую очередь речь шла о Белоруссии и Казахстане, что они поддержали бы Россию на таком уровне. Но Казахстан поступил с дипломатической точки зрения правильно, то есть сделал намек в том плане, что мы не можем признавать Южную Осетию и Абхазию, потому что в свое время мы не признали Косово. Тем самым Казахстан поддержал позицию России в этом вопросе. То есть получается то, что российскому руководству трудно предъявить Казахстану, потому что Казахстан, делая такие заявления, в какой-то степени показывают свою определенную последовательность в действиях. А сейчас с учетом того, что независимость Косово Международный суд, ООН признал как верным в рамках международного права, хотя это тоже вызывает большую критику у многих стран, конечно, у Казахстана встает выбор - признавать Косово или нет. Если Казахстан признает Косово, то тогда, конечно, есть определенные возможности для признания Южной Осетии и Абхазии. Еще раз повторю, здесь вопрос геополитический, потому что Косово Казахстану неинтересно с точки зрения геополитических определенных моментов. А вот Грузия, с которой у Казахстана есть более-менее нормальные экономические, политические связи, я думаю, что Грузия для Казахстана тоже важна, потому что у Казахстана есть определенные планы на Кавказе, в плане хотя бы создания нефтегазовой инфрастуктуры, есть у компании казахстанской серьезные амбиции по поводу создания новых нефтебаз в районе Кавказа, в частности, в Грузии на побережье Черного моря. Естественно, что портить отношения с Грузией, признавая независимость Южной Осетии и Абхазии, для Казахстана невыгодно. Поэтому существующий статус-кво, когда Казахстан не признал независимость Южной Осетии и Абхазии, я думаю, руководство Казахстана устраивает.

Олег Кусов: Казахстану не позволили признать независимость Абхазии и Южной Осетии прежде всего глобальные международные задачи, убежден руководитель Центра по изучению постсоветского пространства, эксперт по Центральной Азии и Казахстану Алексей Власов.

Алексей Власов: В период, когда произошли августовские события, был решен вопрос о председательстве Казахстана в ОБСЕ и стало ясно, что Россия с Казахстаном могут сформировать очень внушительную связку в рамках Организации по безопасности в Европе. Но плата, при которой Казахстана однозначно становился на сторону России, признавал независимость Абхазии и Южной Осетии, не давала бы возможность принять на себя одежды честного брокера, посредника в диалоге между Востоком и Западом, между постсоветским пространством и Новой и Старой Европой. Плюс интересы партнерских отношений между Москвой и Астаной уходят гораздо, нежели шаг Назарбаева по признанию Абхазии и Южной Осетии. Реально ли в ближайшем будущем, в 2010 году заканчивается председательство Казахстана в ОБСЕ, признание Цхинвали и Сухуми, мой прогноз - нет. Прежде всего потому, что и после того, как Казахстан сложит с себя обязанности председателя ОБСЕ, та сложная игра, которую ведет Казахстан вокруг своей политики, все-таки не предполагает однозначно линейных шагов такой громкости, такой значимой важности в пользу России. Игра идет гораздо тоньше, и я думаю, что в основном Россия с пониманием относится к мотивам и резонам Нурсултана Назарбаева.

Олег Кусов: Эксперты отмечают, что в самом Казахстане сепаратистские настроения, связанные с позицией казачества в северных областях страны, практически иссякли.
Молдавия одна из немногих республик бывшего СССР, которая оказалась расколотой проблемой сепаратизма. Фактор самопровозглашенной Приднестровской республики не давал выбора в этом вопросе даже в те годы, когда страну возглавлял коммунистический президент. В августе 2008 года коммунистические власти Молдавии, озираясь на Москву, заняли сверхосторожную позицию. Слово депутату парламента Оазу Нантою.

Оаз Нантой: Драматические события на Кавказе в августе 2008 года имели место тогда, когда в республике Молдова режим бывшего президента Воронина, возглавлявшего партию коммунистов, принял достаточно гротескные формы. На местных телевизионных каналах можно было видеть информацию об имевшем место в июле наводнении и где-то перед прогнозом погоды и спортом что-то говорилось вскользь о событиях на Кавказе. То есть партия коммунистов во главе с Ворониным заняла страусиную позицию из расчета, с одной стороны, не обидеть Россию, но с другой стороны ситуация в Молдове настолько похожа на предмет территориального конфликта с ситуацией в Грузии, что встать на позицию республики Науры было бы абсолютным нонсенсом. И поэтому молдавское правительство принимало такие осторожные декларации типа того, что Молдова поддерживает европейскую позицию, Молдова осуждает применение силы, делая намек, что вина за это лежит на руководстве Грузии. Но было очевидно, что Молдова даже для Кремля находится в такой ситуации, что ожидать от нее открытой поддержки и требования признания Южной Осетии и Абхазии - это было нереально. Другое дело, что неизвестно кем ведомые или кто посоветовал, но у нас есть автономия на юге Молдовы и народное собрание этой автономии выступило с призывом признать независимость. Но эта автономия, это народное собрание, иногда их заносят и, судя по всему, по указанию из некоторых посольств. Но это было несерьезно.

Олег Кусов: Кишинев выбрал европейский вектор развития. Подобные настроения господствуют не только среди политиков, но и среди простых граждан страны. Утверждает сотрудник молдавской службы Радио Свобода Диана Раилян.

Диана Раилян: Есть статистика, которая говорит, что больше половины людей из Молдавии хотят, чтобы Молдова вступила в Евросоюз. Есть, конечно, и русскоязычные, которые говорят, что лучше в СНГ, стремятся к России, и их немного.

Олег Кусов: И Молдавия, и Грузия в полной мере испытали на себе политику, как ее назвал один из членов грузинского правительства, "пищевого империализма Москвы", имея в виду закрытие безмерного российского рынка для молдавского и грузинского вина.
Руководители России по-разному называют Армению. Вице-премьер Сергей Иванов говорил, что Армения - это главный стратегический партнер Москвы. Спикер Госдумы Борис Грызлов назвал Армению российским форпостом на Южном Кавказе. Так или иначе, но между Москвой и Ереваном в постсоветское время отношения отличались особым характером и, несмотря на это, Ереван ни разу даже не пообещал, как Александр Лукашенко, признать независимость двух самопровозглашенных республик, более того, армянские власти проигнорировали просьбу об этом Кремля. Слово армянскому политологу Александру Искандаряну.

Александр Искандарян: Конечно, просила, я думаю, даже просила достаточно сильно. Но почему Армения не пошла на это и не стала поддаваться просьбам, давление было очевидным, если посмотришь на карту: у Армении формально четыре соседа, но так как два из этих четырех Армению блокируют - это Азербайджан и Турция по понятным причинам, то остается только два соседа - это Иран и Грузия. И через Грузию проходит порядка 70% армянского экспорта и импорта, грузинские порты являются практически армянскими портами. Через эти порты поступают грузы в Армению, включая российские, из Европы грузы и вывозятся товары через них. Таким образом ссориться со своим соседом, с Грузией ради интересов третьей страны – это было бы неправильным. Оба соседа Армении проблемные, существует формат грузино-российских отношений, существует формат ирано-американских. И Россия, и Америка при этом для Армении важны. И Армения пытается в этой ситуации выживать, не поддаваясь на различные виды давления, что и называется комплиментаризмом. Вот слово, которым официально называется доктрина армянской внешней политики.

Олег Кусов: Признать Абхазию и Южную Осетию Армении мешает и карабахский фактор. Так считает политолог Степан Григорян.

Степан Григорян: Представьте себе, руководство Армении признает независимость Абхазии и Южной Осетии, а Россия не признает независимость Карабаха. Или мы признаем Абхазию и Южную Осетию, но мы же, Армения, не признаем независимости Карабаха. Вот эти взаимосвязанные узлы, конечно, не позволяют Армении свободно действовать в этой ситуации.

Олег Кусов: Эксперты обращают внимание и на тот факт, что власти самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики не признали независимость Южной Осетии и Абхазии, ограничившись в конце августа 2008 года приветствием российского признания.
Власти Азербайджана не намерены даже обсуждать вопросы признания отколовшихся от своих стран регионов, независимо от того, где бы и под какими лозунгами эти процессы ни происходили. Так охарактеризовал позицию Баку глава центра исследований "Восток – Запад" Арастун Оруджлу.

Арастун Оруджлу: Официальное Баку, и вообще в Азербайджане ко всем этим вопросам, не только Осетия и Абхазия, но, кстати, по вопросу о Косово однозначная реакция. Например, Азербайджан был в составе миротворческого контингента НАТО в Косово, когда западные страны стали признавать независимость Косово, Азербайджан мгновенно принял решение о выводе своего контингента из Косово.

Олег Кусов: Отношения между Азербайджаном и Грузией сегодня отличаются стабильностью. О том, что лежит в основе этих отношений, рассуждает бакинский политолог Евгений Кришталев.

Евгений Кришталев: Жесткий прагматический расчет, основанный на экономическом интересе. Для обеих стран важность друг друга невообразимо описать, поскольку эта связка дала возможность создания трубопровода Баку- Тбилиси-Джейхан, газопровода Баку-Тбилиси, везде идет связка Баку – Тбилиси. Однако, экономическая взаимосвязь и жесткая привязанность партнеров друг к другу, не всегда ее возможно экстраполировать в политическую плоскость. Опять-таки, с точки зрения отношения к демократии, отношения к соседям, отношения к региональным вопросам. Однако эти различия, которые имеются, они нивелируются общей проблемой Азербайджана и Грузии - это нарушением территориальной целостности. Это тоже такой фактор, который заставляет эти страны, руководство этих стран искать между собой консолидированную позицию и согласованно выступать на международной арене, с согласованных позиций.

Олег Кусов: Эксперты обращают внимание на тот факт, что Азербайджан наряду с Украиной и Белоруссией оказался в числе немногих постсоветских стран, гражданам которых их власти рекомендовали посещать Абхазию и Южную Осетию только в том случае, если они не нарушают законов Грузии.
Туркмения, по мнению многих экспертов, это самая закрытая страна СНГ, и в то же время Туркмения пытается соблюдать нейтралитет. Так считает эксперт российского Института стратегических исследований Ашдар Курдов.

Ашдар Курдов: Что касается Туркменистана, Россия понимает, с кем она имеет дело. Туркменистан является такой кошкой, которая гуляет, как выражался Киплинг, сама по себе. Среди всех бывших союзных республик это государство обладает четко выраженным нейтральным статусом, в этих условиях туркменское руководство не считает нужным актуализировать тематику признания или не признания Южной Осетии и Абхазии. К слову сказать, у Туркменистана каких-то особых отношений с государствами Южного Кавказа, за исключением может быть Азербайджана, не существует. Есть связи с Арменией, но связи с Грузией, они незначительные.

Олег Кусов: Казалось бы, Узбекистан далек от проблем южно-кавказского региона и у Москвы нет резона втягивать это центрально-азиатское государство в сложные российско-грузинские отношения. Однако, как убеждены эксперты, просьба о признании независимости Абхазии и Южной Осетии все-таки была адресована Ташкенту.

Шахит Якуб: Такой вопрос поднимался на встречах между Каримовым и Медведевым. Хотя на самом деле, я не думаю, что Кремль особо настаивал на этом. Потому что между Ташкентом и Кремлем есть вопросы, по которым необходимо достигнуть соглашение, нежели вопросы Абхазии и Южной Осетии. Например, недавний кризис в южном Киргизстане стоял первым на повестке дня.

Олег Кусов: Так считает независимый корреспондент Шахит Якуб. Узбекские эксперты не исключают то, что Москва в будущем не оставит своих попыток убедить Ташкент вернуться к рассмотрению этого вопроса. У Ташкента есть серьезные мотивы, чтобы отказать Москве в ее просьбе в отношении признания независимости Абхазии и Южной Осетии, убеждена независимый журналист Шахит Якуб.

Шахит Якуб: Прежде всего это то, что в Узбекистане есть Каракалпакская автономная республика, население которой даже в условиях тоталитарного Узбекистана высказывает мнение о самоопределении, то есть отделения вообще и самостоятельности или присоединения к Казахстану. Такие настроения были и есть, и это очень пугает официальный Ташкент. Второй момент – это то, что Узбекистан тоже, как и Грузия, очень разнородная страна. Кроме того, что там есть Каракалпакия, есть очень много таджиков, и вопрос отделения Самарканда и Бухары тоже в какое-то время поднимался. Поэтому вопрос о признании независимости какой-либо другой страны, скажем, той же самой Абхазии и Осетии для Узбекистана очень чувствителен.

Олег Кусов: Еще один мотив: нежелание Ташкента испортить отношения с Вашингтоном ради того, чтобы только угодить Москве.
Россия заинтересована в сотрудничестве с Таджикистаном, но в большей степени как со страной, граничащей с проблемным Афганистаном. На встрече в Сочи 18 августа нынешнего года президентов России, Таджикистана, Афганистана и Пакистана как раз и шла речь о подобном сотрудничестве в сферах борьбы с терроризмом и незаконного оборота наркотиков. Данная повестка дня и определяет сегодня интерес между Москвой и Душанбе. Говорит главный редактор таджикистанской газеты "Факты и комментарии" Зафар Абдулаев.

Зафар Абдулаев: В Центральной Азии России необходимо закрепить свое военное присутствие, без того немалое, так как вопрос до сих пор до конца не урегулирован, подходят к концу сроки пребывания российской военной базы, плюс афганская проблема. Я думаю, что Россия будет вести другую игру на центрально-азиатском направлении, связанную с границей с Афганистаном, с самим Афганистаном и со своим положением военным на юге Центральной Азии.

Олег Кусов: Российско-таджикистанские отношения характеризуются ослаблением политического и сохранением экономического влияния Москвы на Душанбе.

Зафар Абдулаев: Сейчас Таджикистан на достаточно большей дистанция, чем когда-либо годы за все независимости находится от Москвы. Это несовпадение экономических связей с политическими. В экономическом плане Таджикистан очень сильно зависит, у нас треть населения, большая часть мужского населения находится в России как трудовые мигранты. И более того, их денежные вливания, поступления превышают все возможные внешние доходы, экспортно-импортные операции Таджикистана.

Олег Кусов: В столь непростой для Таджикистана ситуации власти этой страны полностью игнорируют, по крайней мере, на официальном уровне вопрос признания независимости Абхазии и Южной Осетии.

Зафар Абдулаев: Вопрос очень интересный для России и понятно, что этот вопрос улучшения или не улучшения, потенциально как инструмент улучшения со стороны России. Но на данный момент, на мой взгляд, Таджикистан не будет вообще как-либо касаться вопроса или даже приближаться к нему. Потому что непростой вопрос с точки зрения международной политики, включая, например, реакцию стран Европы, Евросоюза, ОБСЕ, США, с которыми Таджикистан пытается равные отношения выстраивать, как с Россией. Во-вторых, признание автономных республик или каких-то анклавов, то есть, признав, значит дать возможность развития подобных сценариев у себя. В Центральной Азии почти у всех республик есть похожие территории. В частности, автономная область, достаточно на высоком уровне политического развития регион, имеющий внешние границы в том числе. То есть потенциально такой регион, который может быть отделен. Кстати, похожая паспортизация, много граждан России. Я думаю, что это очень опасный прецедент, если Таджикистан решится на это, то только в крайнем случае, когда не будет иных аргументов как-то удовлетворить интересы России.

Олег Кусов: Недавно Киргизию посетила делегация российских политиков во главе с экс-вице-спикером думы Сергеем Бабуриным. На съезде киргизской политической партии Сергей Бабурин заговорил о необходимости признания Бишкеком независимости Абхазии и Южной Осетии. Об этом рассказал член российской делегации Алексей Ващенко.

Алексей Ващенко: При примерно 20 тысячах людей, которые находились в этот момент на собрании, Сергей Бабурин сделал заявление о том, что Россия поддерживает Киргизию, но и Киргизия должна также в целях укрепления отношений между Россией и Киргизией поддерживать Российскую Федерацию. Один из таких шагов поддержки может быть дипломатическое признание республики Абхазия и республики Южная Осетия. Это предложение Сергея Бабурина вызвало дискуссию в политических кругах Киргизии, тем более, там в настоящий момент 144 партии. И нашлось несколько партий, которые поддержали данное решение. Этот вопрос так или иначе будет рассматриваться в предвыборной борьбе этих партий.

Олег Кусов: 10 октября нынешнего года в Киргизии должны состояться парламентские выборы. Любая предвыборная кампания, как отмечают эксперты, это время крайних политических заявлений, тем более, когда за определенными силами в стране стоит Москва. Так считает директор исследовательского центра Аразбек Малдалиев.

Аразбек Малдалиев: Определенные политические партии финансируются Москвой. Ставки делаются как на политиков, которые сошли на нет, но и на вновь поднимаемые силы. В том числе на бывших сотрудников силовых структур, которые создании партии.

Олег Кусов: Аразбек Малдалиев считает, что в основе российского давления на киргизских властей лежат три причины. Первая: нежелание Бишкека признать независимость Абхазии и Южной Осетии.

Аразбек Малдалиев: Москва пыталась убедить Бишкек тоже, как и другие страны СНГ, чтобы они признали Южную Осетию и Абхазию. Тем не менее, Бишкек из этой ситуации вышел с честью, не поддавшись на это давление. За это, конечно, поплатился потом информационной войной со стороны Российской Федерации, по сей день продолжается информационная война. Вы помните историю с выводом американской базы с аэропорта Манас, базу переименовали в центр транзита грузов. Но потом были столкновения бизнес-элит, которые в Киргизстане возглавлял сын Бакиева Максим, и российскими бизнесменами, были сильные трения. Это тоже послужило одной из причин.

Олег Кусов: Эксперты подчеркивают особенности политического этапа в Киргизии: в дни предвыборных баталий, как правило, разные обещания сыпятся со всех сторон. Но после завершения выборов, как показала практика, политики не всегда любят вспоминать о своих прошлых обещаниях.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG