Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сколько нужно заплатить, чтобы в милиции вас не пытали (Бологое)


Валерий Балаян: Эта история началась чуть меньше месяца назад. Молодого механика Никиту Вдовых на его старой "восьмерке" остановил инспектор ДПС города Бологое Тверской области. После проверки документов он предложил ему проехать в дежурную часть городской милиции якобы для уточнения деталей регистрации.

Никита Вдовых: Как лопух, как оказалось после, поехал в дежурную часть. Ко мне спустился молодой человек, проводил меня на второй этаж в кабинет. Дверь захлопнулась, одели пакет на голову, ударили в пах, уронили. Минут 15 даже слова не давали сказать – зачем, почему. Я кричу: "Зачем?! За что?!" "Да, ты сам все знаешь".

Валерий Балаян: Прошлой зимой Никита работал у частного предпринимателя, занимающегося пропиткой шпал для железной дороги.

Никита Вдовых: Он задолжал зарплату порядка 100 тысяч рублей. Мне написал расписку – до 5 августа.

Валерий Балаян: Он вам задолжал деньги?

Никита Вдовых: Да, он мне задолжал деньги, зарплату.

Валерий Балаян: Подробности конфликта работодателя с рабочим еще предстоит выяснить суду, но то, что на него написано заявление в милицию, Никита стал догадываться во время "допроса с пристрастием", орудием которого стал обычный пластиковый пакет.

Никита Вдовых: Они брали целлофановый пакет, надевали на голову. Двое за руки держат, выворачивают, а один держит пакет и закрывает рукой, давит, душит до самого конца. Меня душили. Я кричал, я вырубился. Подняли. Ну, что пиши, говори правду. У меня уже просто истерика началась – да, я ничего не брал. Я не воровал. Они мне опять пакет. И так раза три.

Валерий Балаян: В чем же они вас пытались обвинить?

Никита Вдовых: Якобы я украл автомобильную цистерну масла.

Валерий Балаян: Я спросил у члена Тверской коллегии адвокатов Татьяны Нечаевой, насколько типично применение насилия в райотделах милиции?

Татьяна Нечаева: В Бологоевском районе за последний год таких случаев уже было несколько. Мною подробно описан случай с применением насилия в областной газете. Руководство милиции идет по пути замалчивания подобного рода случаев.

Валерий Балаян: По словам Никиты Вдовых, пытки прекращались только в случае полной потери сознания допрашиваемого.

Никита Вдовых: Я слышу: "Тихо, тихо, еще пакет шевелится. Тихо, держи". Пока не отключишься, они держали до самого последнего. Я говорю: "Давайте, я напишу, только скажите, что написать. Я все напишу". Он говорит: "Не надо ничего писать. У нас уже все написано". Он достает бумагу, я ее подписываю. "Ты смотри, - говорит. – Я любое дело могу свести на нет. Дай мне 20 тысяч, и мы это сведем в темное дело. Найдем какого-нибудь другого виноватого". Написал мне на листочке номер телефона, вклеил мне в паспорт: "Позвонишь, как сообразишь". Андреем представился Евдокимовым.

Валерий Балаян: Вы раньше были судимы?

Никита Вдовых: Вообще, ни разу. Я даже первый раз в милиции побывал.

Валерий Балаян: Несмотря на нежелание оперативников оставлять следы своих особых методов следствия, сделать им это не удалось.

Никита Вдовых: Мне пару ударов нанесли со спины. Били бутылкой полунаполненной с водой и типа вот у саперской лопатки есть маленький-маленький черенок. Вот они меня им ударили, чтобы я успокоился. И вот эти побои я, естественно, поехал в наш местный морг снимать. Через 5 минут подъезжает, как после оказалось, начальник уголовного розыска. Подходит ко мне и говорит: "Давай, ты ничего не будешь делать, и мы ничего не будем делать. Подъедешь к отделению, я сейчас бумагу эту вынесу со всеми твоими объяснениями. И мы все забудем, как страшный сон". Я, естественно – да, да, конечно. Подъезжаю к милиции, бумагу эту выносит, при мне рвет: "Все, забыли". Я говорю – конечно. Я был всему рад в тот момент.

Валерий Балаян: Несмотря на то, что факты пыток обычно трудно доказуемы, адвокат Татьяна Нечаева видит в деле своего подзащитного хорошую судебную перспективу.

Татьяна Нечаева: Начальник уголовного розыска разорвал это объяснение и таким образом расписался в том, что они получены незаконным путем, что, на самом деле, их не было. Они же в настоящее время, уголовный розыск, не предъявляет никаких претензий к Вдовых. Они же не возбудили дело по факту того, в чем его хотели признать виновным. Это говорит о том, что либо этого факта не было вообще, и он искусственно создан с целью получения денег, либо это сделано по заказу предпринимателя, который, на самом деле, должен приличную сумму денег Никите Вдовых.

Валерий Балаян: По мнению большинства тверских правозащитников, применение пыток к подозреваемым становится повседневной практикой работы милиции.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG