Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Зенит" как зеркало российской власти


Новое приобретение "Зенита" - игрок сборной Португалии Бруно Алвеш

Новое приобретение "Зенита" - игрок сборной Португалии Бруно Алвеш

Особенности футбольного и общественного развития питерского "Зенита". Договорные матчи в российском футболе. Дэвид Блатт уходит из баскетбольной сборной России. Эти темы привлекают внимание российской спортивной прессы.

Борис Вишневский на сайте "Грани Ру" исследует феномен футбольного клуба "Зенит" из Санкт-Петербурга.

Позорный вылет питерского "Зенита" из Лиги чемпионов после поражения от, мягко говоря, средней французской команды примечателен не только тем, что в очередной раз продемонстрировал несколько старых футбольных истин. Что нельзя недооценивать соперника, что зазнайство никого еще до добра не доводило, что играют футболисты, а не суммы их персональных контрактов, что развращение доходами, неадекватными уровню игры, неизбежно ведет к неспособности в необходимый момент сыграть через не могу... И не только тем, что еще очевиднее стала необходимость введения видеоповторов, против которых упорно бьется руководство ФИФА, УЕФА и РФС, – даже с такой игрой "Зенит" мог бы выйти в групповой этап Лиги чемпионов, если бы словенский судья заметил игру рукой французского защитника в штрафной площадке и назначил пенальти.

Главным образом случившееся примечательно массовой – судя по комментариям – радостью российских болельщиков непитерского происхождения. "Давно так не радовался", "браво, "Осер!", "так вам, сволочи, и надо", "получили по заслугам", "подавитесь газпромовскими миллионами", "бабло решает не все", "меньше кукурузину пиарить будут" – вот лишь самые приличные из выражений, которыми пестрят интернетовские форумы. И каждый второй (если не каждый первый) комментарий напоминает про гигантские деньги, вложенные "Газпромом" в покупку игроков как за границей, так и в России, про то, что деньги эти не заработаны непосильным трудом газпромовских менеджеров, а получены по сути паразитическим способом - за счет продажи принадлежащих (по крайней мере по Конституции) всему обществу природных ресурсов, и про то, что с вылетом "Зенита" из ЛЧ эти деньги вылетели в газовую трубу...

Не новость то, что в Питере, мягко говоря, недолюбливают столичные команды – но их поражения в еврокубках никогда не вызывали у питерских болельщиков такой смеси радости и злорадства, как та, что мы наблюдаем сейчас, после вылета "Зенита" из Лиги чемпионов. Автора, как давнего зенитовского болельщика, происходящее радовать никак не может – но нельзя не признать, что оно, увы, вполне закономерно.

Когда-то в российской глубинке к "Зениту" относились благосклоннее, чем к столичным клубам, которые, не стесняясь в средствах, покупали игроков, очки и судей (где, как и чем решалась судьба матчей, потом названных "странными", - секрет Полишинеля). И многие в Самаре и Ростове, Волгограде и Краснодаре, Саратове и Воронеже искренне симпатизировали питерской команде в ее борьбе с ЦСКА, "Спартаком" и "Локомотивом", за которыми стояли не только бешеные деньги, но и очевидный административный ресурс, не верили в честность побед столичных грандов и вместе с питерскими болельщиками радовались, когда "Зениту" удавалось утереть им нос. А потом все переменилось.

Сперва у власти в стране оказались "питерские", а потом "Зенит" был куплен "Газпромом", - "компанией №1 в России", "национальным достоянием", возглавляемой Алексеем Миллером - бывшим подчиненным Владимира Путина со времен работы в питерской мэрии. И все то, за что не любили московские клубы, стало воплощаться в питерской команде, начиная со времен тренерства Дика Адвоката.
Менеджеры западных и российских клубов, усмехаясь, стали рассматривать "Зенит" как загулявшего купчину, готового платить любые деньги за понравившуюся вещь

"Эффективный газпромовский менеджмент" (как его любят называть в текстах, оплаченных его же пресс-службой), известный в основном агрессивным неприятием критики и расточительством, принялся выбрасывать десятки миллионов долларов на покупку игроков, легко перебивая попытки конкурентов. После чего менеджеры западных и российских клубов, усмехаясь, стали рассматривать "Зенит" как загулявшего купчину, готового платить любые деньги за понравившуюся вещь.

Особенно ярко это было продемонстрировано в последнее время год: начиная с лета 2009 года были, не торгуясь и не церемонясь, куплены Владимир Быстров и Александр Кержаков, Данко Лазович и Бруну Алвеш, Александр Лукович, Александр Бухаров и Сергей Семак (в том числе из клубов - прямых конкурентов "Зенита", как, например, из "Рубина"). Трансферные суммы неизвестны – по хорошей традиции это держится в тайне, но эксперты оценивают только приобретения сезона 2010 года в 45 миллионов евро.

Все это очевидно делалось с прицелом на Лигу чемпионов – и с той же целью "доморощенный" главный тренер Анатолий Давыдов (который, между прочим, сумел привести команду к бронзовым медалям в сезоне 2009 года, после того как Дик Адвокат ее попросту развалил) был заменен на статусного итальянца Лучано Спалетти. Этого вполне хватило (учитывая обескровленность конкурентов) на сверхудачный старт в российском чемпионате, где "Зенит" идет первым, без поражений и с большим отрывом, и даже тренеры соперников не сомневаются в его чемпионстве. Но этого не хватило на Лигу чемпионов, где никакого пиетета перед "Газпромом" и его возможностями никто не испытывает, а российский газовый шантаж в Европе является дополнительным раздражителем.

Последовал упомянутый провал – после которого, заметим, ни один(!) из игроков "Зенита", как и тренер, не счел нужным ни признать свою вину за позорное поражение, ни извиниться перед питерскими болельщиками. Да и зачем, собственно, извиняться "команде зажравшихся миллионеров", как давно уже именуют "Зенит" даже некоторые из его болельщиков? Зарплата ведь идет не из заработанных денег (и, соответственно, не зависит от качества игры) – а из практически бездонного кармана "Газпрома".

Так не надо удивляться, что, поставив себя в исключительное положение, "Зенит" стал ненавистен болельщиками других команд. Он занял в их сознании практически то же место, которое в 70-80-е годы прошлого века занимали хоккейный и баскетбольный ЦСКА, получавшие в свое распоряжение любого игрока из любого клуба, что превращало состязание с ними в безнадежное дело. Тогда, помнится, любому поражению ЦСКА радовались как празднику – оно воспринималось, как торжество спортивной справедливости.

Это, впрочем, еще полбеды. Куда хуже другое: став по сути подразделением "Газпрома", который, в свою очередь, является личным проектом Владимира Путина, "Зенит" стал превращаться в "государственный клуб", прочно сращенный с властью и ее административными возможностями, старательно подчеркивающий это при каждом удобном случае.

Обратный эффект был неминуем: отношение к "Зениту" все большего и большего числа людей стало определяться не столько игрой команды, сколько их отношением к власти. А также отношением к ее проектам, включая скандально известный "Охта-центр", в пиаре которого сегодня "Зенит" задействован по полной программе: недаром в буклетах, продаваемых на матчах питерской команды, почетное место занимает реклама газпромовской "кукурузины". При этом налицо любопытный эффект: говоря, многие из тех, кто не готов выступать против Путина и путинской власти, готовы выступать против "Зенита" как одного из ее символов (тем более что это вполне безопасно). И изменить эту ситуацию будет ой как трудно – куда труднее, чем наладить игру.

Впрочем, винить за это – как и за бесславное расставание с Лигой чемпионов - зенитовцам надо исключительно самих себя.

* * *

Обозреватель газеты "Спорт-Экспресс" Евгений Дзичкосвкий пишет о возможных способах борьбы с договорными матчами в российском футболе.

Футбольная власть молчит. Либо отделывается общими словами: "обязательно изучим все обстоятельства", "без комментариев", "доказательств нет". Вот о них, доказательствах, и хотелось бы сегодня поговорить.

В положение дисциплинарных органов и руководства РФС войти не трудно: доказать договорный характер матча действительно проблематично. Фактически это то же самое, что выявить взятку, не имея желания ни одной из сторон ее афишировать. Кроме того, сами теневые переговоры, а иногда и передача денег, случаются, по логике, до игры. В то время как отсутствие либо наличие спортивной борьбы определяется лишь по окончании матча, если вообще определяется. Получается замкнутый круг: подозрения есть - доказательства собирать поздно.

С другой стороны, вот что сказал в интервью украинскому изданию "Команда" руководитель подразделения УЕФА по связям с национальными ассоциациями швейцарец Андреас Кун, приехавший в Киев как наблюдатель разбирательства "странного" матча "Металлист" – "Карпаты":
Когда правоохранительные органы отказываются возбуждать уголовное дело за недостаточностью улик, дисциплинарные футбольные структуры порой забывают, что могут взглянуть на те же действия со своей колокольни

"Подобные дела следует рассматривать вне зависимости от того, как на них реагируют государственные структуры (прокуратура, суд и т.д.). Стандарт доказывания в таких делах значительно ниже, чем в уголовном судопроизводстве, о чем свидетельствует пример македонской "Победы", дисквалифицированной на восемь лет за две договорные игры. Когда правоохранительные органы отказываются возбуждать уголовное дело за недостаточностью улик, дисциплинарные футбольные структуры порой забывают, что могут взглянуть на те же действия со своей колокольни. Они вправе сами определить, были ли соблюдены принципы спортивной порядочности и другие составляющие fair play. Для некоторых стран эта проблема весьма актуальна.

УЕФА предпочитает отталкиваться от комплексной оценки набора различных улик - документов, чьих-либо пояснений. Для иллюстрации всего спектра оценки доказательств приведу недавний весьма показательный пример. По одному из дел, где заинтересованным лицом выступал УЕФА, Спортивный арбитражный суд в Лозанне (САС) принял решение, на которое прежде всего повлиял отчет нашего инспектора. Для САС он оказался гораздо убедительнее показаний свидетелей.

Иными словами, САС придает большое значение тому, сколь вероятным было нарушение спортивных принципов. В то время как уголовный суд в первую очередь сконцентрируется на наличии или отсутствии неоспоримых доказательств вины участника процесса".

Отсюда можно сформулировать первый способ борьбы с договорными матчами: для вынесения решения и наказания виновных достаточно мнения экспертного совета и вердикта дисциплинарного органа. А это мнение и вердикт, в свою очередь, могут базироваться на визуальной оценке игры и анализе сопутствующих ей обстоятельств.

Конечно, обиженные вправе апеллировать к ФИФА или УЕФА, а также к лозаннским спортивным законникам. Но футбольные организации сами давно требуют нулевой терпимости к договорным матчам, призывая, кстати, использовать для их выявления информацию букмекеров. Возможны обращения пораженных в правах клубов и в гражданский суд. Однако эта ситуация, как я понимаю, международным футбольным органам хорошо знакома, и способами урегулировать вопрос они владеют. Да и несладко придется любой белой вороне под крылом федерации, с которой она затеет судебную тяжбу.

Другое дело, что экспертного совета при РФС сейчас не существует. Еще в 2006 году этот орган рассматривал какие-то матчи на предмет наличия в них спортивной борьбы, неизменно эту борьбу находя, нынче же упоминаний о нем я на сайте РФС не нашел. Зато теперь у нас есть Комитет по этике. А это значит, что идентифицировать договорные игры теперь вправе уважаемый мной артист Сергей Шакуров, таинственный герольдмейстер Георгий Вилинбахов, не менее загадочные председатель комитета Госдумы по культуре Григорий Ивлиев и начальник отдела Федеральной службы судебных приставов Хасан Сагаев, журналист Юрий Розанов, проживающий в Испании экс-футболист Александр Мостовой, ветеран футбола Виктор Понедельник, ректор Российской правовой академии Сергей Герасимов и заместитель министра юстиции РФ Алу Алханов.

Почему именно они, сказать сложно. Однако количество юристов в комитете говорит о том, что рассматриваться любое дело будет скорее с судебно-процессуальной, чем со спортивной точки зрения.

Способ номер два подразумевает жесткие действия национальных силовых структур. Комментировать здесь особо нечего, поскольку все мы знаем, как умеют действовать силовики, когда им надо: "маски-шоу", прослушка, слежка, внедрение "Шараповых" и так далее.

Однако силовиков наших на подвиги кто-то должен возбудить: просто так на потенциальные нарушения закона они уже давно не реагируют. Таковы, надо думать, издержки ставшего модным ручного управления, прижившегося, кстати, в последние годы и в Российском футбольном союзе. Вместо саморегулируемой системы мы строим властную вертикаль и думаем, что она охватит все. Но ошибаемся при этом: сдержки и противовесы должны включаться автоматически, а не избирательно или административно. Лишь в этом случае можно обеспечить равенство закона для всех элементов российской футбольной конструкции.

Возбудить, впрочем, наших правоохранителей некому: у общественной организации РФС отсутствуют крепкие связи и рычаги для взаимодействия с государственным силовым аппаратом. Что странно, учитывая наличие в составе исполкома нескольких топ-чиновников, а также комиссии, созданной еще при Виталии Мутко.

Помните такую? Вот и я смутно. А она есть. Действует или нет – другой вопрос, однако в свое время в футбол были привлечены МВД, прокуратура, еще какие-то надзорные либо фискальные органы… Комиссию никто не распускал. Однако и о ее деятельности уже давно ничего не слышно. Зачем создавали, спрашивается? Кому пускали пыль в глаза?

Очевидно, что футбольно-правоохранительное подразделение придется создавать вновь. Потому что только симбиоз глубинных знаний о футболе и передовых следственных методов способен что-то изменить. Что нужно для создания такого подразделения? Прежде всего политическая воля и честные сотрудники.

* * *

Корреспондент сайта "Газета Ру" Борис Ходорковский, работающий на чемпионате мира по баскетболу в турции, пишет, что прозвучавшее после завершения матча с Кот д'Ивуаром заявление Дэвида Блатта о сложении полномочий главного тренера сборной России после завершения ЧМ-2010 серьезно накалило обстановку вокруг российской команды.
Как выясняется, весь негатив, который накопился за последние годы в отечественном баскетболе, не мог не сказаться на сборной. Национальная команда оказалась обезглавлена организационно

Нотки недовольства из уст Блатта звучали и после первых матчей российской команды в Анкаре. В период подготовки к ЧМ-2010 рулевой сборной России объявил тему отсутствия Кириленко и Холдена закрытой. Мол, есть в моем распоряжении баскетболисты – с ними и будем защищать честь России на мундиале. В Турции тон речей Блатта изменился.

"Я тренирую сборную России на протяжении шести лет. Отдавал всего себя работе и вложил сердце в эту сборную. К сожалению, чувствую, политика российского баскетбола очень плоха, и устал от этого. С меня хватит. Больше не хочу тренировать сборную России", – процитировал слова Блатта после матча с Кот д'Ивуаром официальный сайт ФИБА.

Спустя некоторое время Блатт дезавуировал свое заявление относительно недовольства политикой российского баскетбольного руководства. Сказал, что представитель сайта ФИБА его неправильно понял. Удивительно, ведь беседовали они не на русском через переводчика!

В откровенном разговоре с российскими журналистами после игры с Кот д'Ивуаром Блатт действительно не словом не упомянул свое непосредственное руководство, но и мотивы неожиданного решения об отставке не раскрыл.

Как выясняется, весь негатив, который накопился за последние годы в отечественном баскетболе, не мог не сказаться на сборной. Национальная команда оказалась обезглавлена организационно.

Хорош или плох был генеральный менеджер Сергей Тараканов, внесший весомый вклад в триумф на Евробаскете-2007 и выбранный единственным козлом отпущения за провал на Олимпиаде-2008, но на замену ему в сборную никто не пришел. Между тем, именно Тараканов с его авторитетом, опытом и связями с агентской среде, мог решить многие проблемы, которые сегодня проявляются в Турции. На Евробаскете-2009 в Польше менеджерские функции выполняли представители федерации во главе с президентом РФБ Сергеем Черновым.

После кассетного скандала ему очень сложно находить общий язык с представителями российских клубов, вышедших из-под юрисдикции РФБ и организовавших новую профессиональную лигу. Блатт, кстати, еще в Москве намекал на скрытое противодействие одного российского клуба, который он предпочел не называть. В Анкаре Дэвид тоже обошелся без этого, но заявил об отставке.

Будучи непосредственным свидетелем заявления Блатта, и смею заверить: никакого эмоционального запала там не было. Все он продумал до мелочей. Заявление Блатта может всерьез отразится на боеспособности российской сборной на ЧМ-2010. Хотя, не думаю, что за тренера, который не хочет больше работать со сборной России, следует держаться двумя руками. За такую зарплату с нашей командой согласится поработать практически любой специалист.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG