Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинокритик Андрей Плахов – о фильмах в Венеции


Кинокритик Андрей Плахов

Кинокритик Андрей Плахов

В Венеции 1 сентября открылся 67-й международный кинофестиваль. В основной программе – и фильм российского режиссера Алексея Федорченко "Овсянки". Жюри Венецианского фестиваля возглавляет Квентин Тарантино, в составе жюри – известная по многим российским фильмам литовская актриса Ингеборга Дапкунайте. На вопросы Радио Свобода ответил кинокритик Андрей Плахов , который находится сейчас в Венеции.

- Помнится, вы как-то сетовали на профессионализм жюри больших кинофестивалей, составленных из известных режиссеров и киноактрис.

- Помню жюри, в которое также входила Ингеборга Дапкунайте - это было в Берлине несколько лет назад, но там была совершенно другая композиция. Там было полное доминирование актеров, а точнее – актрис: три актрисы в жюри. Возглавлял жюри режиссер очень коммерческого толка, который вряд ли мог задать какую-то интеллектуальную доминанту и критерии, которые стали бы основополагающими для принимаемых решений. И мне тогда как раз показалось, что институт жюри деградирует, что очень часто оно создается по принципу включения наиболее популярных медийных лиц, а их интеллектуальный потенциал недостаточно силен. В этот раз я не могу сказать, что произошло то же самое. Кроме Ингеборги Дапкунайте, которую я глубоко уважаю, в жюри входят также и другие люди, которые вполне способны принять правильное решение. Хотя все это очень относительно, потому что жюри возглавляет Тарантино, а мы понимаем, что это человек с очень субъективными представлениями о кинематографе, и, наверное, это как-то отразится в решениях жюри. Но, тем не менее, когда решают такие люди, то даже спорное, решение жюри можно принять. Жюри короткометражного конкурса возглавляет Хосе Хакин, а жюри "Горизонтов" Миша Шерин. Все это очень серьезные фигуры, и я думаю, решения будут достаточно взвешенными и интересными.

- Одна из интриг Венецианского кинофестиваля не связана непосредственно с качеством лент, которые показывают на этом конкурсе, а со строительством нового дворца фестиваля. Старый был построен еще в эпоху Муссолини, обещали в следующем году ввести новый дворец, к празднику 150-летия объединения Италии, но, кажется, работы затягиваются.

- Все это дело действительно затягивается и становится делом несколько неопределенного будущего. Все-таки Марко Мюллер одним из основных условий того, что он останется в качестве директора фестиваля, ставил то, что дворец будет построен, и Венецианский фестиваль приобретет современные очертания. Сегодня же его структура довольно архаична.

- В чем его архаика? Неужели разваливается фестивальный дворец?

- Нет, ничего не разваливается. Просто дворец был построен еще в 30-е годы, это своего рода шедевр архитектурного модернизма. Прошло много лет, и, естественно, возникли новые технологии, новые возможности кинопроекции. Современный фестиваль предполагает гораздо более совершенную технику и несколько другую архитектуру кинозала. Это серьезная проблема, которая стояла также и перед Берлинским и Каннским фестивалями в свое время, и каждый по-своему ее решал. Берлинале, например, переехал на Потсдамер-плац, в очень современный кинокомплекс, а Каннский фестиваль, тоже, правда, уже достаточно давно, в 70-е годы, выстроил новый дворец, отвечавший тогдашним нормам. Венеция - это старейший фестиваль мира, и дворец там остался старейшим. И как архитектурное сооружение представляет ценность, но в качестве места проведения фестиваля имеет существенный недостаток: там не хватает места для кинорынка, для многих других служб.

- Критики пишут о том, что обычно на фестивале много итальянских фильмов. Кто-то насчитал, что в основных программах в прошлом году было 22, а в этом году - целых 41. Это с чем-то связано?

- Каждый фестиваль такого ранга, как Венеция, Берлин, Канн, включая Московский, лоббирует свою национальную киноиндустрию, насколько это возможно. И чем дальше, тем больше. Потому что киноиндустрия нуждается в поддержке и лоббировании. Но, безусловно, нужно знать меру. Я думаю, что Венецианский фестиваль немножко ее перешел еще в прошлом году. Картина, которая получила один из главных призов фестиваля и в которой занята российская артистка Ксения Рапопорт, - "Двойной час", на самом деле все-таки довольно посредственное произведение. Итальянское кино очень часто бывает представлено фильмами, не имющими, на самом деле, большой художественной ценности. И попадают в конкурс или в программу Венецианского фестиваля только потому, что они итальянские.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы «Время Свободы» вы можете найти на странице «Подводим итоги с Андреем Шарым»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG