Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нашел нефть – пошел вон (Астрахань)


Любовь Ноздрина: Мои дети получили нормальную профессию, не то что мама. У меня сын военный, а дочь – учитель.

Галина Маркина: Для тех, кто сегодня служит в рядах российской армии или работает в школе, замечание Любови Ноздриной по поводу профессии ее детей звучит по меньшей мере странно. Тысячи астраханцев мечтают устроиться в организацию, которая хоть как-то связана с добычей или разведкой природных богатств – нефти и газа. На тяжелые условия труда люди обычно закрывают глаза. На таких предприятиях работники имеют высокие социальные гарантии и, в первую очередь, нормальную зарплату.

Но сотрудники филиала краснодарской компании "Гемма", в том числе референт Любовь Ноздрина, зарплату последний раз получали почти 1,5 года назад.

Любовь Ноздрина: Нас постоянно кормили, что нашим предприятием заинтересовались нидерландцы, американцы. Вот приедет дядя Сэм, он нам заплатит сразу все. Он нашим предприятием доволен. Мы, простите, как те лохи слушали и верили.

Галина Маркина: Ильинская геофизическая экспедиция как филиал предприятия "Нижневолжская геология" занималась разведкой месторождений почти 50 лет. За это время она приобрела авторитет, который растеряла в одночасье, как только стала филиалом краснодарской организации. Это произошло в 2008 году. С этого года компания начала отказываться от своих постоянных партнеров из Волгограда, Саратова, Калмыкии и других регионов.

Руководитель ОАО "Геммы" принял решение сотрудничать только с компанией "Диалог-Астрахань", мотивируя тем, что в этом случае диалог будет более выгодным для ильинской экспедиции. Заказы действительно поступали. В прошлом году экспедицией было открыто новое месторождение в одном из районов Астраханской области. Это одна скважина с очень качественной нефтью, говорит заместитель главного инженера по промышленной безопасности и охране труда Василий Роминский.

Василий Роминский: Теперь, когда нефть наша добывается, что-то получается, что лишние рты на эту нефть не нужны, то есть мы, как отработанный материал, выполнили свое дело. Нас отстранили. И вообще работа в 2010 году теперь не проводится, так как не требуется. Им невыгодно платить нам эти деньги.

Любовь Ноздрина: Выяснилось, что "Диало-Астрахань" сейчас получает 1000 тонн в месяц. Грубо до 100 млн. в месяц они получают от продажи нефти.

Галина Маркина: Между тем, общая задолженность по зарплате сегодня достигает 50 млн. рублей. Стоимость заказа по разработке месторождения – 49 млн. Ни один счет заказчиком не оплачен. Настоящим открытием для работников экспедиции стало то, что у компании заказчика и исполнителя один и тот же учредитель – Александр Шахтин. Выяснилось, что организация в долгах, как в шелках. Идут разговоры о банкротстве. Судебные приставы начали уже распродавать имущество Ильинского управления геофизических работ в скважинах за бесценок. С молотка уходит, прежде всего, оргтехника. Она ничего не стоит по сравнению с оборудованием, которое участвует в разведке. Говорит Любовь Ноздрина:

Любовь Ноздрина: Для них сейчас самое главное – сохранить дорогостоящую технику (сейсмотехника стоит 250 млн.) и найти, простите, еще одних дураков, которые будут на них работать.

Галина Маркина: Работников Ильинского управления уволили в понедельник – просто раздали людям трудовые книжки и выставили на улицу без выходного пособия. Это стало последней каплей. 10 человек вышли на пикет в центре города и объявили бессрочную голодовку. Кстати, ощущение голода для многих из них уже привычное. Говорит Тамара Бычкова.

Тамара Бычкова: Завскладом я работаю. А муж у меня машинист в отряде. Вот мы работаем вдвоем. Мы не платили с января месяца ни налоги, ни квартплату. Сын у нас студент, на третий курс перешел. Сейчас позвонили и сказали, что исключат, потому что не заплатили за второй курс и начало третьего. Как сейчас мы выкручиваемся? Продавала с огорода. Вот до чего докатились. В жизни бы не подумала, что буду продавать помидоры. А приходилось продавать.

Галина Маркина: Больше всего протестующих удивляет и возмущает позиция, которую заняли астраханские власти. Говорит Любовь Ноздрина:

Любовь Ноздрина: Лицензию на использование астраханских недр дает Астрахань. Я понимаю, вся процедура застряла в том, что мы здесь, астраханцы, а головное предприятие в Краснодаре. Но, извините, мы 47 лет проработали на Астрахань. Мы открыли нефть, газ. Мы помогали открывать все эти месторождения. Получается, что мы работали на Астрахань, а Астрахань нас кинула.

Галина Маркина: В прокуратуру Краснодарского края направлено письмо от администрации Астраханской области с просьбой ускорить действия судебных приставов по оценке, конфискации и продажи оборудования, в том числе и дорогостоящего, а также выйти на дебиторскую задолженность компании и обязать руководство выплатить зарплату. Пока этого не сделано, активисты намерены продолжить акцию протеста.
XS
SM
MD
LG