Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью с интересным человеком (Ростов-на-Дону)


Григорий Бочкарев: Вы несколько лет принимаете участие в акциях, которые проводят представители региональной оппозиции. В результате чего на Дону были созданы отделения общественных и политических организаций, которые критично оценивают действия нынешней российской власти?

Андрей Греков: Я бы сказал, что сама жизнь создала оппозицию. Дело в том, что сильна она или слаба, она является единственной альтернативой того, что происходит сейчас в стране, единственной нормальной альтернативой, которая может привести к чему-то хорошему. Неважно, сколько человек в оппозиции. Важно, сколько человек поддерживает оппозицию. Если оппозиция заявит свою точку зрения, и с ней согласиться большинство населения страны и скажет, что эта позиция здравая, приемлемая и желаемая, то окажется, что оппозиция довольно-таки сильна. Проблема в том заключается, что эту позицию нужно выразить, что ее нужно высказать, чтобы мы были услышаны. Заявить о том, что мы считаем нужным сказать, что нужно сделать.

Григорий Бочкарев: За последние несколько месяцев вы с коллегами провели целый ряд массовых акций протеста. Например, 31 июля в защиту 31-й статьи Конституции России. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

Андрей Греков: Было очень удивительно, что нам позволили вообще провести это мероприятие. Я ожидал, что будут какие-то другие действия со стороны администрации, милиции и т. д. Очень спокойно прошло все. Было человек 50, наверное. То, что подошла милиция, у нас переписали просто фамилии, задали нам вопросы… Задали интересные вопросы. Задали всем один и тот же вопрос – Кто нас финансирует? Кто нас организовал на эту акцию? Где мы взяли майки? Эти же вопросы все время милиция задавала в 2007 году. Это практически продолжается попытка выяснить – на кого мы работаем. В 2007 году милиция не стеснялась совершенно в выборе методов, каким образом на нас воздействовать. Если вы помните, то в период приезда Путина на Госсовет в 2007 году конец июня месяца 26 человек из оппозиции были задержаны в Ростов, Таганрог, Шахты. И по совершенно сфабрикованным делам... Сейчас эти дела будут рассматриваться в Европейском суде. Я, к сожалению, не смог участвовать в подаче жалобы вместе с другими моими товарищами, потому что находился в Кировской области в заключении, отрезанный от внешнего мира.

Григорий Бочкарев: Чем вы можете объяснить тот факт, что представителям оппозиционных партий и движений удалось в последнее время организовать и провести несколько громких акций?

Андрей Греков: Перемены происходят в Ростовской области. Я думаю, что милиция растерялась просто. Они ждут каких-то указаний, сигналов, возможно, просто боятся что-то делать, как они привыкли делать, или как обычно они это делали. Поменялся начальник милиции. Поменялся губернатор. Естественно, что прислушиваются к сигналам из Москвы, то что говорит Медведев – борьба с коррупцией, модернизация и т. д. Действует теперь иначе, по-другому. Они избрали тактику – действовать втихаря. Уже действуют не открытым образом, когда все это громко каким-то образом потом озвучивается или это наглядно происходит, а действуют, когда на подходах к акции задерживается человек, задерживается под выдуманным предлогом – проверка документов, как будто бы они нас не знают. Задерживаются одни и те же люди. Они знают прекрасно нас в лицо, наши психологические портреты. Постоянное наблюдение за нами, куратор есть, наверняка, который всех нас знает. Раньше это был УБОП, который нами занимался в 2007 году. Сейчас это, наверное, уголовный розыск. Эти люди есть. Они нас знают. То, что они делают, они пытаются замаскировать под проверку документов или еще подо что-то. Уже даже извиняясь, уже порой сотрудники милиции, которые задерживают наших активистов, уже говорят: "Вы знаете, мы извиняемся перед вами, что мы должны это делать. Мы же государственные люди. Нам сказали так сделать, мы так делаем. В принципе, против вас мы ничего не имеем. Мы даже вас понимаем. Мы даже вас поддерживаем. Но что мы можем сделать?"

Григорий Бочкарев: На ваш взгляд, что-то изменилось в рядах местной непарламентской оппозиции за то время, пока вы были в заключении?

Андрей Греков: Пришли новые люди. Стала доступной информация в Интернете. Огромное количество журналистских публикаций. Вообще, тема стала более раскрыта – тема отношений власти с оппозицией в России. За те годы, которые прошли (последние 2-3 года), вопрос сейчас гораздо сильнее обострился. Люди на это отреагировали. Они появляются. Они задают вопросы. Они интересуются. Они желают участвовать. Они приходят. Расширился круг тех, кто состоит в "Солидарности". Расширился круг тех, кто состоит в ОГФ. Я вижу тех же товарищей, которые были в 2007 году. Если кто-то ушел, то это единицы. Там были свои причины на это. То, что мы делали, мы все продолжаем делать.

XS
SM
MD
LG