Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В школьные годы у меня лично было своеобразное отношение к первому сентября. Посмотреть на своих друзей можно было и без торжественной линейки.

Уроки «мужества», «знаний», или как там они назывались, мне были не интересны. Но, тем не менее, это было торжественно. Шарики, музыка, родители, все вместе. Смотрели с интересом: а не навернется ли десятиклассник с девочкой на плече, которая несла на себе два больших банта и звонок. Ну хоть день этот был коротким, в этом, наверное, и заключался праздник для нас, школьников. Но это мои личные «скелеты и тараканы в моем личном шкафу».

А вот сегодня по «Эхо Москвы» говорят, что большинство газет так и не упомянули о том, что произошло 6 лет назад, когда страх и ужас, а потом и огненный шквал свалились на головы более 1000 человек, из которых 334 уже никогда не вернутся к жизни, и из которых более 200 детей. Ни в чем не повинных детей…

Можно теологически к этому относиться, что ничего так просто не бывает, страдания тут, на этом свете, сторицей окупятся там. Но это во власти Его, а не нас, мы-то должны здесь и сейчас помнить об этом.

Есть философский, онтологический закон, что любое развитие может проходить только через затруднения. При этом под затруднением может подразумеваться сломанная лодыжка, а может и сотни человеческих жизней….

Так что же нам эта трагедия принесла? Понимание того, что происходит там, на Кавказе, здесь, в Москве, а может в ОАЭ или Саудовской Аравии? Или в нас самих?

Сейчас я хотел бы посмотреть на этот объект со стороны своеобразного предмета, который назову - "доверие", "память".

Сегодня по радио был повтор беседы Владимира Соловьев с девочкой из Беслана, которая сначала выбралась из ада, а потом вернулась туда, к своему брату. Знаете, какой был итог разговора – собирать деньги самим, на радио, без участия государства, ибо нет больше доверия к нему.

В этом году, во время лесных пожаров, правительство Москвы получило на свои счета от граждан 60 000 рублей для погорельцев. А фонд Елизаветы Глинки "Справедливая помощь" снарядил для погорельцев силами добровольцев 180 грузовиков с гуманитарной помощью, а также на счета фонда поступило 180 000 рублей . Причем собирали все - от бензопил до шприцов - но это отдельная тема.

Теперь, даже в момент катастрофы и ужаса, народ не верит больше государству, а верит отдельным персонам…

Что ж это такое? До чего ж мы себя довели? Да, да, себя, ведь государство - это мы, даже если вы не голосовали за «него», или голосовали против, нарисовали на бюллетене рожицу, или просто проспали, не пошли.

Сколько трагедий должно случиться с нашей страной, с нашим государством и с нами самими, чтобы мы наконец по-настоящему объединились? Кстати, лучше всего объединяться у нас получается не вокруг чего-то хорошего - какого-то "умного дяди" или "национальной идеи"-, а именно вокруг «затруднения». Что теперь надо сделать государству, чтобы заработать наше доверие?

Кстати, скажите мне, а какая она у нас, национальная идея? Перекрыть вентиль с газом, или воспеть мощь и силу Лады-Калины в спортивной комплектации со знатным «испытателем»?

До меня дошла еще одна новость: в с.Тародеи, в силосной яме, найдена целая гора вещей, которые собирали для погорельцев жители Новосибирска. Собирали от души, от сердца. Пишет один журналист: "Я в новостях работаю. После нашего сюжета на ТВ о сборе вещей, люди звонили, спрашивали, что нужно. Позвонила бабушка одна, говорит: ничего кроме утюга хорошего предложить не могу. Внук подарил, я обойдусь. Куда везти?" Администрация Шацкого района, куда поступила эта помощь, заявили, что у них не было места для складирования данного груза, поэтому они отобрали все самое лучшее, а остальное - выбросили.

Так что ж у нас с доверием? А с памятью? А с уважением?

Вот сижу, смотрю первый канал - ни одного слова про Беслан. Но ведь чем быстрее про эту трагедию забудут, тем больше шансов у нее будет повториться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG