Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Зеэв Ханин – о ближневосточных переговорах


Лидеры Израиля и Палестинской автономии: Биньямин Нетаньяху и Махмуд Аббас в Вашингтоне, 2 сентября 2010 г

Лидеры Израиля и Палестинской автономии: Биньямин Нетаньяху и Махмуд Аббас в Вашингтоне, 2 сентября 2010 г

2 сентября в Вашингтоне при посредничестве президента США Барака Обамы встречаются лидеры Израиля и Палестинской автономии: Биньямин Нетаньяху и Махмуд Аббас. Эксперты высказывают сомнения в успехе переговоров. По их мнению, конфликтующие стороны не готовы идти на уступки ни по одному из ключевых вопросов.

Ситуация прокомментировал израильский политолог, профессор Института Профессор Института Бар-Илан в Иерусалиме Зеэв Ханин.

– Господин профессор, что в Израиле сочтут успехом переговоров?

– Израиль существует правый и левый, светский и религиозный. Существует, что называется, умеренное большинство от левого до правого центра и существуют радикальные политические лагеря, радикально правые, которые настаивают на полной отмене норвежских соглашений и возвращении статус кво, который был до начала процесса в Осло. И есть ультралевый Израиль, который, правда, сегодня уже сместился или сократился до маргинальной части израильского политического спектра, который считает, что нужно вернуться к "зеленой черте", называя ее границей 1967 года, и вести переговоры без предварительных условий со всеми палестинскими движениями, включая террористическую группировку радикальных исламистов ХАМАС.

Но в целом мы можем говорить о том, что большая часть израильского общества, вероятно, посчитала бы успешным развитием событий, если бы Биньямину Нетаньяху в Вашингтоне удалось сохранить то, что мы называем "территориальный статус кво" или "геополитический статус кво" к западу от реки Иордан, и политический процесс продолжился. Для большинства израильтян на сегодняшний день было бы важно каким-то образом закрыть палестинскую тему, в том числе, возможно, и по модели "два государства для двух народов". При этом, разумеется, палестинское государство должно отвечать тем критериями, о которых, собственно, Нетаньяху заявлял ранее: разоруженное палестинское государство, которое, в отличие от сектора Газа, контролируемого ХАМАС, не является плацдармом для бесконечных террористических атак против Израиля. Сектор Газа, как мы прекрасно понимаем, – это отдельная тема, и она должна рассматриваться вне контекста того, что сейчас происходит в Вашингтоне.
Для большинства израильтян на сегодняшний день было бы важно каким-то образом закрыть палестинскую тему, в том числе, возможно, и по модели "два государства для двух народов"


– Вы склонны согласиться с теми вашими коллегами, которые считают, в частности, что Нетаньяху и Аббас согласились на эту встречу потому, что некуда было деваться, – каждый под давлением своих внутри и внешнеполитических соображений? Или, например, премьер-министр вашей страны видит какой-то потенциал в переговорном процессе и, значит, есть основания ожидать, что через две недели стороны, как это говорят в Вашингтоне, могут встретиться в Египте?

– Надо сказать, что все были абсолютно заинтересованы в этой встрече. У меня точка зрения диаметрально противоположная, хотя с основными выводами моих коллег, московских и американских, я вполне согласен. Аббас был в этом заинтересован, потому что ему нужно продолжение политического процесса и, что называется, движение в сторону палестинского государства. Прошу понять меня правильно, палестинское государство лично Аббасу, а также той части истеблишмента, которую он представляет, абсолютно не нужно. Им нужен бесконечный мирный процесс. Это позволяет делить финансовые потоки, постоянно мелькать на экранах всех основных мировых телевизионных каналов и иметь возможность подкармливать те группировки, которые привели его к власти и которые его на сегодняшний день поддерживают.

Видимо, ему по ночам являются два кошмара: первый – это если тема палестинского государства вообще будет снята с повестки дня, и тогда вся эта жизнь прекратится. И второй – если он получит палестинское государство, как требует Нетаньяху, в течение года, и тогда человечество мгновенно потеряет интерес к этому новому независимому 2,5-миллионному образованию, нищему и, как я уже сказал, никому не интересному. Поэтому Аббасу, несомненно, нужен мирный процесс и борьба за государство, а не само государство. И для этого ему, конечно, нужна была эта вашингтонская встреча, хотя, естественно, он едет туда под тяжелейшим давлением со стороны Обамы. Ну хотя бы потому, что он не способен в Вашингтоне (в этом смысле я вполне согласен с коллегами) пойти на какой бы то ни было серьезный компромисс. А планку этих требований палестинцев задал сам Обама, когда потребовал в своей речи от Израиля нечто и, собственно говоря, по сравнению с этим палестинцы уже не могут потребовать меньшего.

– Израильские власти и сам Нетаньяху, в общем, тоже заинтересованы сейчас в улучшении отношений с Соединенными Штатами, которые ухудшились в последний год, как говорят ваши коллеги, до, в общем, беспрецедентно низкого уровня. У него есть какая-то иная внутриполитическая мотивация, кроме того, чтобы улучшить отношения с Вашингтоном?

– Я считаю, что здесь есть две причины. Первая, разумеется, – улучшить отношения не с Вашингтоном, а с обитателем Овального кабинета и Белого дома. Отношения с Соединенными Штатами достаточно ровные, и проблема возникла в тот момент, когда нынешняя демократическая администрация пришла к власти и попыталась поменять правила игры. То есть, когда возникла ситуация, что Израиль, который раньше был системной ценностью для США и их внешней политики, сегодня стал некоторой пешкой или, может быть, фигурой, но не самой тяжелой на этой шахматной доске внешней политики, в которую играет нынешний хозяин Белого дома. Значительная часть израильтян воспринимает ситуацию именно так! Сегодня и Обама и его советники понимают, что ситуация иная, но им трудно, как говорят, на Ближнем Востоке, слезть с высокого дерева. И вот улучшить персональные отношения и восстановить отношения с американской администрацией Нетаньяху, несомненно, важно.

Но у Нетаньяху есть и свои собственные причины быть сегодня в Вашингтоне. Сегодня существует колоссальный разрыв между израильским и палестинским арабским обществом. Тот разрыв – существенно больший, чем был в начале 90-х годов, когда некоторой группой романтиков в Израиле и, если можно их так называть, прагматиков в арабском палестинском лагере затевалось то, что мы называли сначала мирным процессом, а теперь его стыдливо называют "политическим процессом". Сегодня разрыв в уровне жизни, в экономике, в представлениях между постиндустриальном израильским обществом и недоиндустриальным палестинским столь высок, что снова инкорпорировать палестинские территории в Израиль почти невозможно.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы «Время Свободы» вы можете найти на странице «Подводим итоги с Андреем Шарым»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG