Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин как рекламный агент АвтоВАЗа. Много ли очков заводу принесла поддержка премьера? Обсуждают директор по внешним связям завода АвтоВАЗ Игорь Буренков и зам.главного редактора газеты “Московский комсомолец” Айдер Муждабаев


Владимир Путин подписывает автомобиль "LADA Kalina Sport", на котором он преодолел трассу Хабаровск-Чита

Владимир Путин подписывает автомобиль "LADA Kalina Sport", на котором он преодолел трассу Хабаровск-Чита

Елена Рыковцева: "LADA Kalina Sport, на которой председатель правительства РФ Владимир Путин проехал по трассе Амур 2000 км, со 2 сентября представлена всем посетителям московского автосалона на стенде "Лада". Трассу Хабаровск-Чита "LADA Kalina Sport" преодолела без поломок. Автомобиль не подвергался конструктивным изменениям специально для поездки главы правительства. В автоколонне по трассе Хабаровск-Чита двигались также еще две "LADA Kalina Sport". Одна из этих машин будет передана Минтрансу для вручения одному из ветеранов дорожного строительства, вторая вернется на "АвтоВАЗ" и будет подарена ветерану завода".

Так гласит пресс-релиз завода "АвтоВАЗ".

Сегодня мы разберемся, что скрывается за этими сухими строчками. Наверняка же - буря ликования. Какую выгоду заводу принесла эта рекламная кампания с участием премьера? Как, на каких условиях им удалось договориться? Но главный вопрос, который мы задаем сегодня всем слушателям нашей программы: какие еще отрасли народного хозяйства требуют личного участия премьера? Принимаем от вас идеи рекламных роликов.

Представляю вам наших замечательных гостей. Это Игорь Буренков, директор по внешним связям завода "АвтоВАЗ". С нами также заместитель главного редактора газеты "Московский комсомолец" Айдер Муждабаев. Игорь, сразу скажите: как вы с ним договорились?

Игорь Буренков: Во-первых, я не совсем согласен с тем, что это исключительно рекламная вещь. Потому что в принципе это была экспедиционная поездка, в первую очередь, связанная с тем, чтобы проверить состояние дороги, которая имеет федеральное значение. И это было первично. А уж дальше все это вторичные вещи.

Елена Рыковцева: Но не для вашего завода.

Игорь Буренков: Объясню сейчас в чем дело. Узнав об этой поездке, мы, естественно, предложили! Сказали, что у нас такая возможность есть. Тем более что машина "LADA Kalina Sport" 1,6, на которой премьер-министр РФ совершал эту поездку, не является какой-то такой, как вы правильно сказали, специально сделанной.

Елена Рыковцева: Это вы сказали. Я ваш пресс-релиз цитировала.

Игорь Буренков: Вы правильно прочитали, все верно. Машина проверенная, давно уже существующая. Поэтому в принципе никаких проблем не возникло. Естественно, понятно, существуют определенные нормы безопасности. Она была проверена. Почему еще две машины? Потому что это обычная система. В автогонках всегда есть резервные машины. Так положено. Если уж принято решение, какая машина едет, обычно всегда дубли есть. Тут дубли не пригодились, но они были.

И действительно, одна машина достанется ветерану автодорожного движения, транспортного производства. Будет Левитин этим заниматься. Другая машина вернется на завод и будет подарена ветерану "АвтоВАЗа". Соответственно, сейчас мы думаем, кто это будет. У нас есть ветеранская организация, есть руководство предприятия. Они это решают. Потому что вещь почетная, конечно.

Елена Рыковцева: А та, на которой отпечатки пальцев и всего остального?..

Игорь Буренков: Больше скажу, на ней есть автограф Владимира Владимировича. Она сейчас выставлена на нашем стенде на московском автосалоне. И уже можно ее посмотреть, сравнить. У нас в экспозиции также представлена "Калина" обычная, которая не ездила по трассе. Можно сравнить с комплектацией. Она абсолютно идентичная. Единственное отличие в этой машине – она оснащена системой ГЛОНАСС. По сути, эта машина является прототипом тех, которые будут выпускаться в следующем году нашим заводом.

Елена Рыковцева: И куда она пойдет?

Игорь Буренков: Она пойдет в музей "АвтоВАЗа".

Елена Рыковцева: С выставки? И так и будет там стоять?

Игорь Буренков: Да, мы решили поставить ее в музей и все.

Елена Рыковцева: Я вычленю ваш ответ на свой вопрос. Я спросила: "Как вы с ним договорились?" Вы сказали, что он должен был так или иначе инспектировать трассу. А вы предложили ему свою модель.

Игорь Буренков: Да, да.

Елена Рыковцева: А тендер? Может быть, кто-то бы еще захотел предложить?

Игорь Буренков: Я полагаю так, что поскольку в данном случае решение было непосредственно за самим премьер-министром и за его аппаратом, они, наверное, решили таким образом. А тендер на что? Это же была акция, абсолютно не требующая никаких средств. Мы дали три машины на испытание. У нас есть такая форма, которая позволяет наши машины под определенный договор давать. Поэтому тендер устанавливается только тогда, когда что-то покупается. Тут ничего не покупалось. Машины возвращаются к нам. Поэтому здесь разговор о тендере не очень правильно вести.

Другое дело, конечно, есть всегда свобода выбора, как у любого гражданина РФ. Можно эту машину выбрать, можно другую, которая производится на территории России, а можно, которая не производится. Но мне представляется, что председателю правительства РФ, поскольку он очень пристально следит за тем, что на "АвтоВАЗе" происходит, думаю, было просто интересно и машину собственными руками пощупать. Кстати, она у него не единственная. У него есть "Нива". Он довольно хорошо представляет наш модельный ряд.

Другое дело, что, конечно же, резонанс очень большой. Сейчас интерес очень большой. Есть звонки. У нас есть "горячая линия". Естественно, звонят люди, спрашивают, интересуются и про другие модели, и про эту тоже.

Елена Рыковцева: А то, чем я интересуюсь, я же не в одиночку. Вот Матвей Ганапольский в "МК" спрашивает: "Хочется спросить у Владимира Путина – правильно ли он делает, что на машине "Лада-Спорт" разъезжает по России? Когда он устроился рекламным агентом ВАЗа? Сколько ему за это платят? Рекламная акция, по-видимому, жутко дорогая, поскольку транслируется по госканалам в ежедневном режиме. На каждой сотне километров в машине премьера странным оказываются корреспонденты, освещающие начало избирательной кампании водителя Путина». Интересуются люди – сколько?

Игорь Буренков: Если бы так интересовались, как Матвей, я его очень уважаю, безусловно, он замечательный, видимо, журналист и ведущий, но у каждого свои представления о прекрасном. Было бы неплохо, если бы он больше рассказал в своем эфире о том, как организована система охраны, например, американского президента. Сколько на это тратится денег? Каким образом все происходит, когда они, например, ездят по стране. Все это очень любопытно было бы, но, к сожалению, мы слышим только про одно.

Елена Рыковцева: Подождите, сейчас речь не об охране. Он говорит о конкретной модели.

Игорь Буренков: Я рассказываю о том, что было конкретно сказано Матвеем Ганапольским буквально вчера в эфире радиостанции, на которой он, собственно, работает.

Елена Рыковцева: Я-то цитирую "МК".

Игорь Буренков: А на цитату в "МК", отвечу. Оферта рекламная признается по закону о рекламе тогда, когда доказан момент того, что за это были заплачены деньги. Еще раз говорю, что никакие деньги, естественно, не платились, более того, это не подразумевалось. Поэтому называть это рекламой было бы немножко странно и, вообще, неправильно. Это первое.

Второе. Если есть у премьер-министра пул журналистов, которые ездят за ним и сопровождают его в поездках, я не вижу причин, почему этот пул здесь не должен был ехать. Потому что это как-то не нравится Матвею Ганапольскому что ли? Странно. Или потому он расстраивается, что его в пул не пригласили? Может, ему тоже хотелось? Ну, не позвали Матвея Ганапольского… В следующий раз поедете, встретитесь с премьером, попробуете на "Калине" прокатиться. Не вопрос.

Елена Рыковцева: Если он согласится. Еще неизвестно, какой договор надо для этого с Матвеем…

Игорь Буренков: Наверное, Матвею придется, конечно, очень сильно заплатить по этому поводу. На мой взгляд, это довольно своеобразные оценки деятельности того или иного человека.

Елена Рыковцева: Итак, вы утверждаете, что некорректно называть рекламой всю эту историю, поскольку не был подписан рекламный договор…

Игорь Буренков: Это первое. Конечно, это имеет отношение к продвижению, безусловно, с моей точки зрения. Это важно – на какой машине, вообще, ездят первые лица государства. Естественно, если бы "АвтоВАЗ" имел возможность выпускать машину соответствующего класса… Есть такие моменты, мол, пусть они все пересядут быстренько! Нет, существуют определенные правила, непосредственно связанные с тем, какие машины должны использоваться определенными лицами. Будет у нас такая машина, которая будет соответствовать этим требованиям, наверное, тогда и получится, что, может быть, имеет смысл на этом ездить.

По поводу рекламных акций. Сразу хочу сказать, что мы на сегодняшний день, "АвтоВАЗ", занимает 30% рынка РФ по продаже легковых машин. Честно говоря, это очень много.

Елена Рыковцева: То есть реклама вам не нужна?

Игорь Буренков: Идущие за нами следом производители исчисляются процентами в районе 10. Кстати, 10% никто не набирает. Более того, я полагаю, что в данном случае в первую очередь речь шла о том, кому бы еще помочь, что бы такое сделать? Надо заметить, что автопром – это отрасль промышленности и, главное, это основополагающая отрасль. Чтобы промышленность развивалась, автопром нужен, причем работающий, конкурентоспособный автопром. Потому что здесь задействованы все отрасли промышленности. Это самая длинная технологическая цепочка.

Елена Рыковцева: В общем, надо ему помогать.

Игорь Буренков: Нет, не надо помогать исключительно "АвтоВАЗу". Я хочу сказать, что в данном случае, речь идет о государственной задаче, как я думаю, но это лучше спросить у самого председателя правительства РФ.

Елена Рыковцева: Да, вот он как раз завтра к нам приходит. Я его спрошу.

Игорь Буренков: Тем более.

Елена Рыковцева: Айдер, считаете ли вы, что был момент рекламной акции? И как по вашему, во вред, во благо или в ничто, в ноль самому заводу пошла вся эта кампания, вся эта поездка?

Айдер Муждабаев: Во-первых, я, конечно, больше доверяю Игорю. Он профессионал. Если он считает, что это не подходит под определение рекламной акции, значит это не рекламная акция. Действительно, какие деньги, кто кому платил – это, конечно, вопрос риторический, иронического характера.

Что имел в виду Матвей Ганапольский, это то, что это просто так активно показывалось по всем каналам, действительно, это дорогого стоит, как промоушн, когда такой известный в России человек… Можно сказать, повезло, может быть, заслуженно. В конце концов, я так понимаю, что выбор-то был невелик. Если брать чисто отечественные машины, то, насколько я понимаю, сейчас два завода делают машины активно – это "АвтоВАЗ" и Ульяновский. Не будет же он по новой, такой современной дороге гладкой ездить на УАЗике. Это тоже вызвало бы насмешку, что на всякий случай, чтобы не провалиться в яму, едет на внедорожнике. Конечно, он должен был проехать на низкой машине чисто российского производства. Выбора-то нет. У нас в политике нет выбора, у нас нет выбора и в автомобилях особенного. Что есть, то есть. Поэтому вот так вот.

Матвей имел в виду, конечно, то, что такой шум вокруг этого создан. С другой стороны, одну машину по телевизору показывали, где Владимир Владимирович ехал. Но ведь пользователи Интернета могут посмотреть всю кавалькаду. Там представлен огромный модельный ряд разных совершенно машин. Они же ехали рядом с Владимиром Владимировичем. Это не реклама одной "Лады". Умные люди, которые интересуются, которые могут залезть в Интернет, активно ищут информацию, могут посмотреть весь модельный ряд, который ехал в колонне Путина. Там разные машины. Все очень демократично.

Елена Рыковцева: А вся эта история для завода, для этой модели в плюс, в минус или в никак?

Айдер Муждабаев: Я думаю, что это Игорь отследит – вырастут ли продажи после этого. Но уже само желание покрасить машину в такой цвет, я считаю, уже удачный ход. Цвета какие-то были, на мой взгляд, более или менее, однообразные, а это… Может быть, хотели как-то радостный цвет, какой-то позитив внести в наш телевизионный экран, чтобы яркое пятно было. Оранжевый цвет нельзя… Но это мои догадки.

Елена Рыковцева: То есть это стопроцентная реклама желтой краски.

Айдер Муждабаев: Но оранжевую же нельзя. Поэтому из всех остальных цветов можно было, конечно, ярко-зеленый, но он бы сливался сейчас с зеленью листвы. Это мои личные домыслы.

Игорь Буренков: Тут очень простой ответ, по поводу цвета, на самом деле. Есть традиционные цвета, которые используются в спортивных машинах, они яркие - красные, желтые.

Айдер Муждабаев: Хороший цвет. Я могу сказать, что это позитив. За рулем хороший популярный в стране водитель. Да, может быть, это не реклама, но это отличный промоушн. А уж как на продаже скажется, я не знаю. Просто у меня твердое убеждение, что человек, который ездит на "Жигулях", он на них и будет ездить.

Игорь Буренков: Я вам отвечу, что касается продаж. Можно говорить о том, даже если серьезно говоря конкретно о семействе "Калина", у нас за этот год прирост продаж до этого мероприятия составлял 34% к марке. На самом деле, у нас активно идет рекламная кампания машины.

Елена Рыковцева: Но теперь вы эту картинку будете использовать? Вы имеете право фотографию, как он там сидит, а еще и с журналисткой симпатичной, поставить на свой рекламный щит?

Игорь Буренков: Мы это не планировали делать.

Елена Рыковцева: Проверим потом! Прочитаю сообщение от Светланы Ивановны: "А счастливым обладателем "LADA Kalina Sport" не будет предлагаться два счастливых варианта в качестве 27 машин сопровождения с кучей специалистов, как это было у Путина на ролике в Интернете? Хорошо бы предложить в подарок еще этот ролик. Даже если вырезать там мат, то все равно впечатляет, как там ругались".

В Интернете, конечно, аудитория большая у этого ролика. Но я все-таки должна объяснить, что это за ролик, нашим слушателям, потому что не у каждого из них есть доступ в Интернет. Я это сделаю по тексту Людмилы Телень, который был опубликован вчера на нашем сайте. Она на эту тему как раз общалась с аудиторией. Прочитаю ее описание ролика в Интернете.

"На телевизионном экране – по необжитым просторам России (одно кафе на 400 км, сообщали зрителям репортеры) мчалась одинокая желтая машинка, баранку которой скромно крутил второй (а может, и первый) человек в государстве.

На картинке, которая разошлась в Интернете, машинка выглядела совсем не так одиноко. Ее сопровождали черные джипы, белые микроавтобусы, кемпер, "скорые помощи" – всего тридцать единиц техники. Плюс две канареечные "Калины", полные двойники путинской. Одна - на своих колесах, вторая – на эвакуаторе. Были ли в них дублеры премьер-министра - на любительской съемке не разглядеть.

Я как российский налогоплательщик начала подсчитывать потери бюджета.

Сколько реально стоил этот кортеж?

Сколько денег было потеряно на том, что трассу блокировали? Кортеж – это видно на съемке – мчится по пустому шоссе.

Сколько стоят государственные телеканалы, которые на деньги налогоплательщика занимаются его, налогоплательщика, дезинформацией?

И наконец, какого черта бюджет безудержно финансирует "АвтоВАЗ", если этот отечественный производитель не в состоянии собрать одну-единственную "Калину", способную без дублеров и техпомощи проехать 2000 километров между Читой и Хабаровском?"

Игорь Буренков: Людмила Телень ошибается, как и многие другие, вероятно, прочитав ее пост, будут ошибаться. Я уже сказал выше, почему было три машины. Это обычная система. Она не нами придумана. Она традиционно существует. Другое дело, что существует также определенная ситуация, связанная с перемещением первых лиц государства не только в нашей стране – охрана, специальные службы, которые в этом задействованы. Это традиционная ситуация.

Еще хочу заметить по поводу денег налогоплательщиков. "АвтоВАЗ" сам по себе является очень крупным налогоплательщиком так же, как и другие люди, которые, видимо, ехали в этом кортеже. Они тоже платят свои налоги, о чем наши СМИ не перестают теперь рассказывать очень успешно. А вот распространять информацию, заведомо определенной направленности, это уж пусть на совести журналистов остается, которые считают и видят только то, что хотят видеть, а не видят то, что на самом деле происходит.

Елена Рыковцева: Тогда прочитаю "Российскую газету": "Несмотря на рекламу продукции "АвтоВАЗа" самим Путиным, а также доводку машины до нужного "премьерского" уровня в гараже особого назначения управделами президента, "Лада" все-таки дала небольшой сбой. Незадолго до Читы глава правительства вдруг неожиданно затормозил, так как услышал странный скрежет. Выяснилось, что между диском и шиной забилось в щель несколько камней - они-то и скрежетали. Собрата готова была подменить тут же возникшая как две капли воды похожая машина желтого цвета. Однако все обошлось, и Путин дальше поехал по дороге".

Игорь Буренков: Я думаю, что могли попасть и к Матвею в машину камешки, и даже к Людмиле Телень, хотя они наверняка на наших машинах не ездят, надеюсь.

Елена Рыковцева: Какое впечатление, Айдер, на вас произвел этот ролик, который вы увидели в Интернете?

Айдер Муждабаев: Во-первых, конечно, нельзя с Игорем не согласиться, что, конечно, первое лицо государства передвигается именно так.

Игорь Буренков: И второе тоже.

Айдер Муждабаев: Да. Но смешно-то другое. Не о том-то речь, в основном. Реакция-то не на то, что он ехал с каким-то сопровождением, и даже не на две запасные машины, что тоже, в принципе, логично. Просто это выглядело таким розыгрышем. По каналам показывают одинокую машину. А это постановка. Просто у нас существует два информационных мира. Один для большинства людей, которым можно показывать сказочные ролики про одинокую машину на шоссе. А есть другой мир. Если кто-то интересуется, он может узнать, сколько там было машин. Всех посмотреть, послушать комментарии, включая не очень цензурные, к этому ролику. Вот такая у нас двойная информационная…

Игорь Буренков: Я ничего плохого не вижу, более того, вижу только хорошее в том, что у нас есть еще пока на территории РФ продукт массового употребления, в частности, высокотехнологический, который производится самими нами, причем, без участия лицензионных сборок или просто отверток. Посмотрите, много ли у вас дома стоит бытовой техники, которая сохранилась со времен советских, или российской? Много ли вы на себе одежды найдете, которая производится нами? Я имею в виду сейчас две большие столицы и журналистов этих столиц, которые чаще всего нас за это ругают или как-то недолюбливают.

Что странного, что в данном случае использована эта машина? Правильно, масса других машин ехало в этом кортеже. Я тоже в этом ничего плохого не вижу, потому что было бы дико, если бы только один премьер-министр РФ ехал бы на одной машине по этой дороге.

Елена Рыковцева: Игорь, Айдер объяснил, в чем смысл выступления Людмилы Телень, что есть две России – одна телевизионная, а одна настоящая, реальная.

Игорь Буренков: Так, есть две Америки, две Франции есть. Везде так есть.

Елена Рыковцева: Ну, вот ваш пресс-релиз, которым я открыла программу, начинается с того, что Путин проехал по трассе Амур 2000 км. Айдер, вы за рулем. Вы выдержите? Вы в силах 2000 км проехать?

Айдер Муждабаев: Я езжу в Крым каждый год практически.

Елена Рыковцева: Это сколько?

Айдер Муждабаев: 1500 км.

Елена Рыковцева: Гораздо меньше.

Айдер Муждабаев: Я могу по нашим дорогам проехать половину пути до Белгорода. Там обязательно надо переночевать или меняться с кем-то. Второй день полный – с утра до вечера – ехать уже до Крыма. А тут в 1,5 раза больше. Это три полных дня нужно сидеть за рулем, не вставая. Конечно, там быстрее, наверное. Я же не знаю среднюю скорость. Мы же никогда не узнаем, кто там был за рулем все время. Может быть, подменяли. Я бы тоже был рад, когда еду в Крым, если бы меня кто-то менял. Если бы была такая возможность, я был бы только – за.

Это же просто красивое кино. Кто-то говорит, что это президентская кампания. Другой говорит, что это пиар "Жигулей". Да, ничего подобного. Мне кажется, просто нравится Путину вот так вот себя позиционировать как человека, который любит путешествовать, охотиться.

Игорь Буренков: Настоящий мужчина. Он ездит на машине. А что тут такого?

Айдер Муждабаев: Нормальный мужчина. Ездит на машине. Все хорошо.

Игорь Буренков: Летает на самолетах, между прочим.

Айдер Муждабаев: Летает, в огне не горит и все остальное.

Игорь Буренков: И очень хорошо. Я не вижу в этом ничего плохого. Конечно, может быть, и все остальные также тоже ездят и не менее мужчины, но их не показывают, конечно. Но когда они станут премьер-министрами, может быть, и будут показывать. Что здесь такого?!

Айдер Муждабаев: Дело не в этом. Я разговаривал с западными журналистами по поводу того, могли бы их лидеры так часто появляться в несвойственных им качествах. Скажем, Ангела Меркель. Может она так часто то тушить что-то, то китов, то на машине ездить, то есть заниматься не канцлерскими занятиями публично? Мне ответил немецкий журналист Штефан Шольц, что нет. Я думаю, что и у других ответ будет примерно такой же.

В чем разница? В общественном восприятии. Вот нашему общественному мнению, нашим людям (не хочу ничего плохого сказать), но им важно, чтобы их лидер был таким. В разных ситуациях он должен показывать, что он может и этот вопрос решить, и этот, причем, показывать наглядно, жестикулируя.

Елена Рыковцева: То есть он уловил общественный запрос, вы считаете.

Айдер Муждабаев: Да. Может быть, он инстинктивно… Он не занимается самопиаром. Может быть, Владимир Владимирович даже и не думает об этом. Но вот в Германии это воспринялось бы как кич, как, извините, понты.

Елена Рыковцева: Эпатаж.

Айдер Муждабаев: Да, эпатаж, ненужный абсолютно. Но там протестантская, католическая культура. У нас восточная, византийская. У нас это нужно, наверное.

Елена Рыковцева: Давайте спросим у Александра Дмитриевича из Московской области нужно ли ему это. Здравствуйте, Александр Дмитриевич!

Слушатель: Здравствуйте! Я хочу задать представителю "АвтоВАЗа" вопрос. Есть акции "АвтоВАЗа". Можно ли на них приобрести машину "АвтоВАЗа"? И сколько это стоит?

Игорь Буренков: Если у вас достаточный пакет акций "АвтоВАЗа", вы можете продать его по рыночной цене. Между прочим, акции наши растут. Если у вас денег после этого хватит, пожалуйста, можете приобрести. Какие проблемы-то?!

Елена Рыковцева: Юрий из Кузбасса, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте! Представителю "АвтоВАЗа" вопрос. Вложены ли акции господином Путиным в "АвтоВАЗ"?

Игорь Буренков: Во-первых, у нас все владельцы акций, которые больше определенного процента владеют, заявлены, они все открыты. У нас открытое акционерное общество.

Елена Рыковцева: То есть его в списке акционеров нет?

Игорь Буренков: Да. Можно посмотреть список. Это открытый список. Его в списке нет. Во-вторых, я советую всем остальным, может быть, и имеет смысл сейчас их приобрести. Похоже, что ситуация на рынке становится непростой.

Елена Рыковцева: Кто рекламные акции проводит, а кто рекламирует акции. Какая прелесть.

Игорь Буренков: Я, кстати, акции могу рекламировать, а могу – нет. Мы являемся только эмитентом. На самом деле, "АвтоВАЗ" своими акциями не владеет. У нас их нет.

Елена Рыковцева: Вы рекламируете акции Александра Дмитриевича, которые у него есть. Андрей из Екатеринбурга, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте! Один из ваших гостей обмолвился, что Путин готовится к какой-то там предвыборной программе. Вы что, смеетесь?! Неужто придется умереть при Путине?!

Елена Рыковцева: Нет, вы уж лучше живите при нем.

Айдер Муждабаев: Я не так сказал. Я сказал, что это никакая не предвыборная кампания.

Елена Рыковцева: "А как Путин, - спрашивает Станислав, - заправлялся во время поездки? Сколько "Лада-Калина" потребляет бензина? Иномарки лучше ли". Заправлялся он на глазах у всех.

Айдер Муждабаев: Это видно было по телевизору.

Елена Рыковцева: К нему подсаживался очередной журналист на очередной заправке. Каждый брал у него эксклюзивное... Меня очень смешило: "А у нас сегодня эксклюзивное интервью с Путиным". Я потом по газетам сравнивала. С такого-то километра по такой-то один, с такого-то километра по такой-то другой. И все взяли эксклюзивное интервью.

Айдер Муждабаев: Повезло.

Елена Рыковцева: Хорошо, что вы не дали ему автобус. Потому что иначе эксклюзивных бы интервью не получилось.

Игорь Буренков: Мы автобусы не выпускаем просто. По поводу ответов, сколько там чего проходит. 6 литров на 100 км у нас машина расходует. Немного, в общем. Вопрос в чем заключен – лучше она или хуже. С иномарками тут сложно сравнивать, потому что в некоторых категориях мы просто являемся (в данном случае в эконом-классе) лидерами. Потому что таких цен на территории РФ у других иномарок просто нет, которые здесь производятся, которые сюда завозятся. Поэтому ответ очень простой. Если вы хотите купить нашу машину, нашего производства – покупайте. А хотите, и если у вас есть возможность другую машину покупать, другого производства, другого производителя, - покупайте.

Елена Рыковцева: "Даже если бы "Ладу-Калину" рекламировал Пикуленко, а не Путин, это не поможет заводу. Больше половины россиян лежали под этими "Жигулями", консервными банками, а вторая половина уже видела иномарки. Над Путиным смеются", - пишет Роза.

Игорь Буренков: А чего смеяться-то, Роза. Ну, посмейтесь, пожалуйста. Только вот смотрите, у нас сейчас была конференция дилеров. Приехали люди с разных концов нашей страны. У нас более 400 дилеров.

Елена Рыковцева: Она, небось, дорогущая эта желтая.

Игорь Буренков: Цена у нее от 370 тыс. рублей.

Елена Рыковцева: Ужас!

Игорь Буренков: Да, это ужас. Но, например, "Фольксваген", который не спортивный, а просто поло, он начинается от 399. Пойдите, купите его. Речь идет о машине, которая с форсированным двигателем, условно говоря, потому что двигатель 1,6 98 лошадей. Но это к слову.

По поводу того – лежали, не лежали под машинами. Здесь разговор ведь идет только об одном. Дилеры нам рассказывали, что уже поездили на иномарочках, которые у нас производятся, и стали аккуратно их продавать. Потому что владение после покупки, а это эксплуатация машин, серьезнейшим образом отличается от наших машин. Трудно их эксплуатировать, дорого. А потом вопрос выносливости. По нашим дорогам замечательным проехать не каждая иномарка сможет. А наши проезжают.

Елена Рыковцева: Сергей пишет: "Путину необходимо рекламировать то, чем он пользуется сам – часы "Патек Филип", костюмы "Бриони", машины "Мерседес". Иначе обман, рассчитанный на дураков".

Иван из Москвы, здравствуйте!

Слушатель: Я в 1969 году вместе с итальянцами был на испытаниях. Он тогда был "Фиат-124". В настоящее время я инвалид. Вы не ответили на вопрос президента Дмитрия Анатольевича – какой автомобиль будет сделан для инвалидов? Говорили – хороший. Он спрашивал конкретно – какой? Ему все время отвечали – хороший. После этого репортажа прошло 1,5 года. Это раз.

Второй вопрос. Почему вы сняли, ничего не сделав для инвалидов, автомобиль "Оку"? Это порядка 150 тысяч рабочих мест. Попробуйте меня опровергнуть.

Игорь Буренков: Начнем с главного. Что касается автомобилей, которые выпускаются для инвалидов, странно, что вы об этом не знаете, хотя вроде как говорите, что стояли у истоков нашего предприятия, есть специальная модификация машин, подразумевающая ручное управление. Эти машины существуют, они производятся нашими производствами, которые вспомогательно существуют вокруг "АвтоВАЗа". Есть опытно-промышленное производство, на котором производятся мелкосерийные автомобили, "LADA Kalina Sport". Не будет специального автомобиля для инвалидов. Просто есть модификация серийных машин, которые предназначены для того, чтобы ими могли управлять люди с ограниченными способностями. Вот и все.

По поводу "Оки". Решение принималось по этому поводу много раньше – до того, как новый менеджмент сейчас на заводе появился. Машина "Ока" на сегодняшний день не производится не потому, что этого не хочет "АвтоВАЗ", а потому что она практически перестала продаваться. Мы же перешли в рыночную ситуацию. Вот соотношение спроса и предложения мы и должны учитывать.

Елена Рыковцева: "Ока" – это герой анекдотов наравне со Штирлицем.

Игорь Буренков: По поводу обещаний, что мы там чего-то не выполнили, не сделали. Уверяю вас, мы находимся под таким прицелом проверяющих организаций… Мало того, что мы за каждую копейку, которую получаем, отчитываемся, так мы помимо всего прочего, не останавливая наше производство, ведем его модернизацию. А вот, например, другие предприятия в странах бывшей народной демократии, которые тоже занимались перевооружением своего производства, например, та же "Шкода", 10 лет выходила на прибыльность, причем, остановив производство для модернизации. "Дача" в Румынии 5 лет этим занималась. А мы сейчас этим занимаемся, и, уверяю вас, достигаем больших успехов. Потому что тут есть чем гордиться. Это не потому что я на заводе работаю. У нас больше чем 70 тысяч человек работает на заводе. Уверяю вас, если бы были проблемы, мы бы быстро о них услышали.

Елена Рыковцева: Так уж и быть, Игорь, я вас поддержу прессой. Что ж вы все один себя хвалите. Скажу вам, что по радио "Эхо Москвы" выступала на эту же тему Юлия Латынина, которая сказала, что, есть такой сомнительный момент, что Путин рекламирует "Ладу Калину", хотя ему положено бы рекламировать "Мерседес", на котором он ездит на работу. «Но, вообще-то, я должна сказать одну положительную вещь". А дальше она говорит очень много положительных вещей о заводе "АвтоВАЗ". Не одну, а сразу несколько о вашем новом руководстве. Пересказывать не буду, это все могут прочитать на сайте радио "Эхо". Так что не вы один хвалите завод "АвтоВАЗ". Есть еще Юлия Латынина.

Анатолий Сергеевич, из Москвы, здравствуйте!

Слушатель: Я бы хотел высказаться по поводу западных деятелей. Западные деятели в рабочее время должны работать и выполнять свои функции, а не имитировать тушение пожара и охотиться на тигров или на что-то еще. В рабочее время они обязаны заниматься своими функциями.

Елена Рыковцева: Павел, здравствуйте!

Слушатель: Хотел бы сказать гражданину Буренкову. Он априори уже ставит свою "Приору" желтую. Путин может там рядом с ней бежать, мыть ее на мойке перед камерой, все, что угодно делать. Но по цене он ее поставил на 50 тысяч меньше, чем любая импортная машина. Естественно, нормальный человек пойдет и купит на 50 тысяч больше иномарку. Она должна стоит тысяч 280 не больше, тогда у вас будет очередь, у вас будет прогресс. А так вы будете сидеть.

Игорь Буренков: Есть рынок, рыночная стоимость плюс вещи, которые определены совершенно четкими вещами. Не в этом дело сделать ее дешевле, чтобы ее больше покупали. Наша задача – сделать так, чтобы наши машины стали лучше, качественнее, безопаснее. Вот наша задача. И сделать так, чтобы наш модельный ряд был более разнообразен. Вот наша сейчас задача. А советы по цене давать…Если машины не покупают, какая бы на них цена ни была, брать их все равно не будут. Это мы проходили в прошлом году.

Елена Рыковцева: Лора пишет: "За то, что Путин проехал на "Ладе-Калине", хотя пол-ВАЗа его и сопровождало с инструментами по дорогам России, ему надо дать орден. Он первый такой смельчак из руководства, конечно".

Игорь Буренков: Конечно, не пол-ВАЗа, а был, конечно, штатный механик. Повторюсь, это обычная ситуация для различных поездок, перегонов, караванов, каких угодно гонок. Всегда есть механосборочная команда, которая занимается механикой, ремонтники, которые это делают.

Елена Рыковцева: Нам приходят сценарии рекламных роликов. Цитирую письмо Инночки Темной from Русь Светлая. Она предлагает рекламу спутниковой системы навигации ГЛОНАСС: "2012 год. Путин стоит на Красной площади и набирает на приёмнике ГЛОНАСС адрес "Кремль". Приёмник приводит Путина к Спасским воротам, где его встречает восторженная толпа. Другой кандидат в том же месте на Красной площади, тоже набирает адрес "Кремль", но на приёмнике GPS. Приёмник приводит его в публичный туалет у Спасских ворот, где его мочит в сортире уборщица. Слоган: "ГЛОНАСС приведет к победе нас!" Я считаю, что это серьезная заявка на рекламную кампанию этого навигатора.

Александр из Владивостока пишет так: "Учитывая катастрофическое состояние сельского хозяйства, необходим ролик с примером ведения животноводства. Думаю, тогда дела у селян попрут в гору, и им дадут денег на технику".

"Тема рекламного ролика. На съезде "Единая Россия" постановила, что все члены "Единой России" должны прекратить употреблять в пищу гречку в связи с повышением цены на нее".

Айдер, вы считаете, цена на гречку повысилась, потому что об этом написали газеты, или наоборот – или она повысилась сначала, а потом газеты об этом написали?

Айдер Муждабаев: В нашем номере "МК" как раз будет колонка в рубрике "Свободная тема". Там известный экономический журналист объяснит, что было первей. У нас же сейчас модно говорить, что кругом спекулянты. Посмотрим, как наша власть будет бороться со спекулянтами. Это тоже, кстати, вызов. Это похлеще, чем дорога. Сейчас же срочно нужна борьба со спекуляцией. Оба наших руководителя сказали, что это искусственное завышение цен. Вот и посмотрим, каким будет естественное их понижение.

Елена Рыковцева: Может быть, это совершенно обывательская точка зрения, но мне кажется, что если бы не говорили про то, что гречки не будет, урожай плохой, может быть, она еще какое-то время оставалась бы в магазинах. Но как только мы услышали по радио, что гречки не будет, урожай плохой, уже можно было к бабке не ходить и в соседний магазин. Там уже ничего нет.

Айдер Муждабаев: Они ценники поменяли, наверное, когда газету прочли. У нас так все устроено.У нас просто антимонопольное законодательство не работает. Вот и все. Производителей гречки полно. Почему все сразу подняли цены? Вот они какие плохие спекулянты. Нет. Антимонопольное законодательство не работает.

Елена Рыковцева: Айдер, я не видела гречку по высокой цене. Я не видела ее вообще! После того, что я услышала по радио, я ни в одном магазине гречки не видела ни по каким ценам. Я даже не знаю, как она там подорожала. Ее просто нет.

Игорь Буренков: Но не только что антимонопольное…. Надо начинать-то с себя. Кому нужно дома 58 кг гречки? Лена, вам нужно?

Елена Рыковцева: Мне бы хотя бы один.

Игорь Буренков: А вам, Айдер?

Айдер Муждабаев: А я вспомнил, моя младшая дочь гречку утром ела. Мне как-то даже неудобно. Может, я ее скупил?

Елена Рыковцева: Это мы отвечаем на вопрос о рекламе. Нужно рекламировать отсутствие гречки. Должна выйти партия "Единой России" и сказать – как хорошо, что в стране нет гречки! Вот это будет рекламный ролик.

Сергей Д. пишет: "Много чего еще можно прорекламировать. Не хватает как раз бегущей строки в телевизоре "Делай как я». Как апофеоз, на Новый год Медведев должен сказать – я ухожу, я устал".

Айдер Муждабаев: А чего это он устал-то.

Елена Рыковцева: Он же не вел "Ладу-Калину" 2000 км по этой трассе. Чего ему-то уставать, Медведеву?

Айдер Муждабаев: Я считаю, что все правильно делает Владимир Владимирович Путин. Все правильно. Надо пример подавать. Он же не пьяный в канаве валяется. Он не дебоширит. Он, извините, ведет себя пристойно. Он полезными делами занимается. Пусть народ трезвый вот так же за рулем, потом за самолетом. Прекрасный пример народу. Что тут плохого?!

Игорь Буренков: Да, все нам не нравится – такая традиция у нас.

Айдер Муждабаев: Мне все нравится.

Игорь Буренков: Вот тут надо найти какую-то закавыку. Надо относиться более позитивно к тем изменениям, которые происходят. Они же происходят.

Елена Рыковцева: Происходят. Завершаем на этом программу "Час прессы" на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG