Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

''Упадок и разрушение Британской Империи''



Марина Тимашева: Не могу не оценить толщины новой книги по истории. Без малого тысяча страниц про ''Упадок и разрушение Британской Империи''. Автор Пирс Брендон, издательство ''АСТ''. Надеюсь, теперь для нашего рецензента Ильи Смирнова не осталось загадок в анатомии и физиологии империй. Не только прежних, но и современных. Кстати, автор книги явно относится к империям без симпатий. Я смотрю, прямо на обложку вынесено: ''история империй – история человеческих страданий''. А в финале ссылка на Гиббона, что нет ничего ''более противоречащего природе и разуму, чем удержание в подчинении удаленных стран и иностранных народов против их склонностей и интересов''. И как насчет современных империй: долго ли они просуществуют?

Илья Смирнов: Если Вы имеете в виду Соединенные Штаты, то сам Пирс Брендон не даст Вам определенного ответа: ''несмотря на всю серьезность…, может… с другой стороны, не исключено'' http://rus.ruvr.ru/2010/02/25/4830571.html И это правильный подход к прогнозированию сложносочинённых незавершенных процессов. Спросите у астрологов или у метеорологов. Они знают, как на такие вопросы отвечать.
К сожалению, в подобной манере написана книга, посвященная событиям не предполагаемым, а давно состоявшимся. Прочесть ее было не легче, чем завоевать Индию. Бог мой, я еще предъявлял какие-то претензии к отечественным книгам: что термины не определены, непонятно, как одна глава следует из другой, монография распадается на очерки. Здесь распадаются фразы на отдельные слова, никак не связанные между собой.
''Марсден заявил: ''Я несу вам добрую весть, которая обеспечит большую радость''. И это только мгновенно послужило началом боевого танца, который обычно исполнялся перед сражением или после победы.
Вначале добрая весть не возымела действия'' (131).
Литературный авангард отдыхает, правда?
А вот характеристика бурского президента Крюгера. ''Будучи президентом, он носил архаичную форму – цилиндр, фрак, зеленый пояс и бакенбарды. Хотя он мог впадать в звериную ярость, этот человек обычно играл сельского жителя, в равной мере выдавая народные мудрости и плевки'' (255).
А вот какие цели преследовало движение бойскаутов: ''превратить ''бледных и сутулых жалких типов с узкой грудью'', которые курили, бездельничали, напивались и практиковали мастурбацию, ничтожеств и тупиц, приведших к падению Римскую империю, в здоровую главенствующую расу'' (303).
Каким образом английские практиканты в области мастурбации в начале ХХ века привели к падению Римскую империю – тайна сия велика.
Хотя в некоторых случаях текст поддается расшифровке. Например, один индийский султан, как здесь написано, ''владел библиотекой из двух тысяч томов (тщательно завернутых и упакованных в ящики для защиты от белых муравьев)'' (75) Зачем понадобилось защищать книги от муравьёв? Кто знает английский язык, наверное, уже сообразил: ''белыми муравьями'' называют термитов, которые как раз питаются бумагой. А вот китайская загадка. Кантон. ''Иностранцам даже не позволяли заходить в сам город. Их приравнивали к купцам, которые пытались вести дела в Лондоне, только ограничивали им свободу передвижения в Ваппине (Гуанчжоу). Там они оказывались фактически в тюрьме – на маленькой и приземистой фабрике, напоминающей гетто, между гранитными стенами Кантона и Жемчужной рекой'' (146). Зачем купцы селились на фабрике? Наверное, потому что factory – это не только фабрика, но также ''фактория'', то есть торговое поселение. Переводчикам издательства АСТ такие тонкости неинтересны.
Предлагаю уважаемым радиослушателям на досуге поразмышлять, что такое ''угловатая голова'' (ею обладал не кто-нибудь, а Бен-Гурион (600), ''непробиваемое крестьянство'' (487), почему Черчилль был сионист (604) и так далее. Можете открывать на любой странице и устраивать викторину.
Обычно в таких случаях возникает дискуссия: а переводчик кто? Компьютерная программа или юный отпрыск кого-нибудь из сотрудников издательства, который, как по заказу, только что начал изучать в школе ''инглиш'' - почему бы ему не попрактиковаться в переводе научной литературы? Но кто бы ни переводил, ясно, что текст перед сдачей в типографию не перечитывали. Иначе самим бы стало интересно: смотри-ка, вот тут у нас на соседних страницах фигурируют ''Кэтрин О’Ши'' (384) и ''Катерина О’Шеа'' (389) – это одна и та же дама состояла в ''порочной связи'' с видным ирландским политиком или две разные по очереди? Но пару раз в ''угловатых головах'', видимо, замыкались какие-то цепи. И мы видим, как прямо в текст вклинивается ''прим. ред.'' То есть, не подумайте плохого: у книги был редактор. И не простой, а склонный к аптечной точности. Например, на слово ''Калькутта'' он пометил: ''ныне принят бенгальский вариант названия - Колката. – Прим. ред.'' (60). Беру для проверки новое издание Большого Энциклопедического Словаря (2008) – там по-прежнему Калькутта. Но лучше, конечно перестраховаться. Еще одно ''прим. ред'' особенно важно для российского читателя. ''9 ноября 1917 г., в день большевистского переворота в Петрограде''. Примечание: ''9 ноября – дата на совести автора'' (412).
И тут мы переходим к вопросу: кто внес больший вклад в издание столь замечательной литературы, почтенный историк из Кембриджа http://janus.lib.cam.ac.uk/db/node.xsp?id=EAD%2FGBR%2F0014%2FBREN
или его московские редакторы? Повторяю мысль, которую уже высказывал в связи с подобным ''переводом с французского'' http://www.svobodanews.ru/content/Transcript/441199.html - люди, которые не утруждают себя перечитыванием собственного текста, вряд ли станут тратить время на то, чтобы вносить какую-то принципиальную отсебятину, менять последовательность, общую логику изложения (или отсутствие таковой), способ аргументации и подбор источников. Так вот, книга начинается с Войны за независимость в Северной Америке, потом перескакивает на общие проблемы работорговли и рабовладения, потом поток сознания переносит нас в Индию, описание пулемёта (195) предшествует биографии знаменитого путешественника Ливингстона, о котором сказано так: ''несмотря на эпические путешествия, методы Ливингстона не позволили ему далеко продвинуться в Африке'' (219),

Марина Тимашева: Извините, что вмешиваюсь. Вы сказали, что книга ''Упадок и разрушение Британской империи'' начинается с независимости Соединенных Штатов. Я, конечно, не историк, но мне всегда казалось, что вершины своего могущества Британия достигла намного позже, уже в 19-м веке…

Илья Смирнов: Я тоже не понимаю, почему упадок и разрушение начинаются с 18-го века. Понять это невозможно, так же как невозможно понять, что такое вообще ''империя'', почему таковая была создана именно англичанами, текст принципиально хаотичен. Но! - и здесь я заступаюсь за доброе имя Пирса Брендона. Мне не кажется, что автору книги не хватило ума или образования. Его суждения по конкретным вопросам, если выдернуть их из общего хаоса и не обращать внимания на изысканный перевод, могут быть весьма любопытны. Например, о сахаре. ''Рабы в Вест-Индии… производили сахар… он до 1820-х гг. являлся крупнейшим предметом импорта Великобритании. В 1700 г. сахар считался пикантной роскошью, а к 1800 г. это вызывающее привыкание вещество превратилось в сладкую необходимость. На протяжении столетия его потребление увеличилось в пять раз… Сахар менял модели поведения…, сделав овсяную кашу более съедобной и прививая вкус к кондитерским изделиям. Он же давал энергию рабочим…'' (39) Как это ни странно, но в книге даже можно найти научное объяснение упадка Британского могущества: ''Великобритания много инвестировала в традиционные виды промышленности, а конкуренты неизбежно по максимуму использовали новые технологии и изобретения. Например, химическая промышленность Германии ушла так далеко вперёд, что в 1914 г. британская армия обнаружила: вся краска для формы цвета хаки поступает из Штутгарта… Америка оказалась еще более динамичной…, она стала первой изготовлять автоматически работающую технику… Правда, упадок Британии оказался и относительным, и довольно медленным. Британский капитализм оставался стойким и инновационным, ему помогали хорошие показатели в кораблестроении и текстильной промышленности. Еще более жизненно важными оставались финансовые услуги и инвестиции за рубежом'' (226). Тут есть информация к размышлению, правда: ''финансовые услуги'' в обмен на полезную продукцию, которую произведут другие и отдадут тебе в обмен на ''услуги'' твоих биржевых спекулянтов, ну, и до каких пор будет продолжаться такой рыночный обмен? Наверное, до тех пор, пока есть военная сила.
Но скажите на милость, кто будет искать ответ на самые главные вопросы книги на 226 странице, посреди африканской главы, аккурат между путешествием Ливингстона и войной в Судане? А в конце, там, где должны быть выводы, любознательный россиянин прочтет: ''Страстное желание власти и богатства – атавистический инстинкт. Жажда завоеваний – часть человеческой природы'' (831). А Стамбул – город контрастов. Последнее я добавил от себя, хуже не стало.
Вот это и есть новая методология изучения истории: ''модульная'', ''болонская'', я разбираю эту книгу так подробно именно для того, чтобы показать: вот что мы сейчас заимствуем под болтовню о преодолении каких-то там тоталитарных тенденций советской историографии. Кстати, я просмотрел уже опубликованные отзывы на русское издание ''Упадка и разрушения…'' Они, как Вы, наверное, догадываетесь, самые позитивные. http://friday.vedomosti.ru/article.shtml?2010/05/21/15837 Например, ''книга написана очень хорошо и образно. Именно так надо описывать создание и разрушение Империи… Вероятно, лучшее переведенное научно-популярное исследование по теме в России на сегодняшний день'' http://ac.notamedia.ru/book/506/ Понимаете: так надо. Именно так.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG