Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Готова ли Сербия изменить текст своей резолюции в ООН по Косово


Фотографии погиших людей во время войны в Косово

Фотографии погиших людей во время войны в Косово

Ирина Лагунина: 22 июля Международный суд ООН вынес заключение о том, что в международном законодательстве отсутствует норма, которая могла бы запретить Косову провозгласить независимость. 28 июля Сербия отправила в ООН проект резолюции, в тексте которой есть пункт, не признающий решение суда: Сербия потребовала переговоров по статусу Косово.
9 сентября ожидается голосование в ООН. Право предложить текст резолюции имеет любое государство.
И это обычная практика: после ответа Международного суда, Генеральная ассамблея ООН голосует за резолюцию, в которой констатируется позиция суда. Чем могут обернуться для Сербии баталии в рамках Генеральной Ассамблеи ООН? Рассказывает Айя Куге

Айя Куге: Вокруг предложенного Сербией проекта резолюции ведется бурная дипломатическая активность. За закрытыми дверями проходят консультации с ведущими государствами Запада, но одновременно сербская дипломатия пытается привлечь как можно больше голосов "третьих" стран на Генеральной ассамблее ООН. Например, последняя поездка министра иностранных дел Вука Еремича – в Намибию. Однако шеф сербской дипломатии ещё пару недель назад заявил, что занимается "невозможной миссией", очевидно, заранее оправдываясь на случай, если голосование на Генеральной ассамблее будет не в пользу Сербии.
Ситуацию в Белграде оценивают как очень щепетильную. С одной стороны, ведущие политики, кажется, понимают, что поспешили с реакцией на решение Международного суда, составили документ на скорую руку, а с другой – тяжело поменять текст резолюции по Косово так, чтобы Сербия после этого не выглядела несерьёзным государством. На минувшей неделе Белград посетил министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле, два дня назад – глава дипломатии Великобритании Уильям Хейг. Они потребовали от государственного руководства либо внести изменения в текст проекта резолюции, либо её вовсе отвести. Спорным для европейских стран, поддерживающих независимость Косово, является тот пункт, где говорится, что одностороннее отделение территории не может быть приемлемым способом в случаях разрешения территориальных вопросов. А Международный суд по случаю Косово вынес противоположное мнение.
Правящие в Сербии политики теперь жалуются, что на страну совершается давление, не исключая, однако, возможности, что текст резолюции будет изменён.
Министр в правительстве Сербии Расим Ляич.

Расим Ляич: Мы полностью осознаем ситуацию, сложившуюся в результате сильного международного давления. Мы ведём политику "среднего курса", которая подразумевает, что мы стремимся избежать любой конфронтации с международным сообществом и его самыми влиятельными государствами. Было бы идеально, если бы удалось составить общий с ними текст резолюции. Но судя по тому, как обстоят дела на сегодняшний день, я не уверен, что такой исход предрешен. Однако до 8 сентября ещё есть возможность изменить текст, можно даже дополнить резолюцию и в сам день голосования, девятого. Мы готовы на любую договорённость по содержанию резолюции о Косове и Метохии, но существует красная линия, которую мы не переступим – мы не признаем, ни прямым, ни косвенным образом, независимость Косово.

Айя Куге: В Брюсселе утверждают, что никто от Сербии и не требует официально признать независимость Косово, а признать лишь реальность, что без урегулирования отношений с Косово она не может осуществить своё желание вступить в Европейский союз. Член правительственного совета по европейской интеграции Миленко Дерета считает, что Европа на это имеет право.

Миленко Дерета: Я считаю, что речь идёт не о давлении, а о необходимых консультациях. Ведь если мы желаем стать частью большого союза, каким является Европейский союз, то нам нужно договариваться со своими будущими партнёрами по всем политическим решениям. Сербия этого не учла и упрямо выбрала идти своим, как это часто случалось и раньше, неуспешным путём. Теперь Белград получил серьезный урок. То, как относится к нам Брюссель, похоже на работу учителя с особо плохим учеником – когда ученик, Сербия, не показывает ожидаемых результатов, ему уделяется больше внимания. А мы это внимание привлекаем худшим способом, постоянно доказывая, что не готовы принять правила ЕС, которые все другие приняли. Существуют определённые принципы, которых Сербия в международных отношениях обязана придерживаться.

Айя Куге: Белградский внешнеполитический аналитик Ватрослав Векарич утверждает, что власти Сербии серьёзно размышляют об изменении текста проекта Резолюции. У Векарича надежные источники в правительстве страны.

Ватрослав Векарич: Вероятнее всего, из текста резолюции будут удалена твёрдая линия, настаивание на нереальном требовании вести переговоры о статусе Косово. Ведь после решения Международного суда нелогично полемизировать о неблагоприятном для Сербии судебном заключении. Тактически ошибочно было снова затеять дискуссию. Так что я ожидаю изменений в тексте резолюции. Важно, что Белград готов предпринять всё, чтобы существенно не ухудшить отношения с Евросоюзом и США. Видно, что наши власти всё-таки отдают себе отчёт в том, что в противоположном случае последовали бы непредсказуемо тяжёлые последствия, прежде всего – для интеграции Сербии в ЕС.

Айя Куге: Наш собеседник – профессор политических наук, бывший посол Сербии в Париже Предраг Симич.
Уже ранее было известно, что у сербской резолюции практически нет шансов получить на голосовании в ООН поддержки большинства стран. По каким тогда причинам официальный Белград не поменял свой текст, чтобы он стал более приемлемым для большинства в Объединённых Нациях? Ведь Сербии снова грозит тяжёлое международное поражение.

Предраг Симич: Наше власти выбрали путь представления на Генеральной ассамблеи ООН резолюции о Косово, которой противилась ведущая пятёрка развитых стран - и по внутренним, и внешнеполитическим причинам. В данный момент отвод резолюции, или её "разбавление", вероятнее всего, довело бы до кризиса в правительстве. Сербская оппозиция уже сообщила, что предоставит возможность власти довести дело до конца и добиться принятия резолюции в ООН, но на основании результатов работы в ООН предпримет свои шаги – в случае неуспеха потребует ответственности министра иностранных дел Вука Еремича. А Еремич в правительстве является очень влиятельным министром, и его смена привела бы к падению правительства.

Айя Куге: А какую, по вашему мнению, цель преследовали сербские власти в июле, выступив со своей резолюцией, которая на самом деле оспаривает мнение суда. Причем сделано это было на скорую руку, через шесть дней после неприятного для Сербии заключения Международного суда о том, что провозглашение независимости Косово не противоречит международному праву.

Предраг Симич: Вероятнее всего, что своим неожиданным и поспешным вручением ООН резолюции, Сербия, ослабленная после решения Международного суда, хотела добиться лучшей позиции на переговорах по Косово, добиться компромисса с ЕС. Однако, судя по заявлениям министров иностранных дел Германии и Великобритании Вестервелле и Хейга в Белграде, страны большой пятёрки к компромиссу с Сербией не склоняются. Британский министр сказал даже, что лучше бы было, если бы Сербия вовсе отозвала свою резолюцию. Некоторые у нас такую позицию Европы считают ультимативной. Так это или нет, не берусь судить. Ясно лишь то, что отвод, или изменения в тексте резолюции, как я уже сказал, по внутриполитическим причинам, руководству страны грозят тяжёлым политическим поражением. С другой стороны, отозвав резолюцию, официальный Белград может попасть и в очень неприятную внешнеполитическую ситуацию: практически он тем самым изменяет всем тем государствам, которые его поддерживали по вопросу Косово и собирались голосовать за резолюцию. Уже само заявление президента Тадича о том, что для успеха Сербии в ООН поддержка России и Китая недостаточна, является слегка неосторожной – ведь в течение последних двух лет Сербия именно на их поддержке по вопросу Косово строила свою внешнею политику.

Айя Куге: Однако в последние дни всё чаще можно услышать, что президент Сербии Борис Тадич готов к компромиссу, что он уже выдвинул свои условия, на основе которых согласен приступить к переговорам с Косово, не затрагивая, кстати, вопроса о независимости.

Предраг Симич: Трудно в данный момент говорить об условиях. Тадич постоянно говорит лишь о красной линии, о том, что Сербия Косово не признает никогда. Это означает, что все остальное подлежит обсуждению. На днях хорватские газеты объявили, что условия Тадича, якобы, таковы: специальный статус сербам, проживающим к югу от реки Ибар, экстерриториальность православных монастырей в Косово и признание существующего статус-кво на севере области, где сербы живут по законам Сербии. В Белграде пока нет подтверждений такого плана.
Кстати, мне кажется, что позиция Сербии и большой пятёрки – это не два колеса, которые движутся по параллельным рельсам. Это больше похоже на два поезда, которые мчатся навстречу друг другу, грозя столкнутся в Нью-Йорке.

Айя Куге: Мы беседовали с профессором белградского университета, бывшим дипломатом Предрагом Симичем.
Поступила информация, что президент Сербии Борис Тадич собирается на следующей неделе навестить министра иностранных дел Евросоюза Кэтрин Эштон. Многие этот визит толкуют как последнею возможность достичь компромисса по Косово между Сербией и ЕС.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG