Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ключевые слова этой недели – "День словаря". Программа с таким названием была осуществлена 4 сентября на Московской международной книжной ярмарке.

Среди прочих, здесь выступил заведующий отделом культуры речи Института русского языка РАН Алексей Шмелев. И вот важный тезис:

– Человек, владеющий языком и литературной нормой, обычно пользуется словарями существенно чаще, чем человек, который и говорить, и писать не умеет. Но он не потому хорошо умеет говорить и писать, что пользуется словарями, это еще ему помогает. Чем лучше человек владеет языком, тем чаще он понимает, что надо смотреть в словарь, а не судить о каких-то вещах, исходя из собственной интуиции.

Правильно построенный словарь, говорит Алексей Шмелев, должен выглядеть так:

– Это сборник словарных статей, которые отрываются каким-то входом. Это называется "черным" словом. Слово обычно печатается жирным шрифтом. А потом – словарная статья, в которой сообщаются какие-то сведения о слове.
Человек, владеющий языком и литературной нормой, обычно пользуется словарями существенно чаще, чем человек, который и говорить, и писать не умеет

Бывают словари, где словарная статья сведена к нулю, а есть только "черное" слово. Это так называемые орфографические словари. И то реальные орфографические словари в настоящее время сопровождают это написание какими-то комментариями. Например, часто бывает так, что в одном значении слово пишется одним способом, а в другом – другим. Скажем, "Дед Мороз". Если он обозначает некоторого сказочного персонажа, пишется раздельно и с двух заглавных букв, а если это елочная игрушка – пишется со строчных букв и через дефис. Надо сказать, что реальные орфографические словари советского времени, конечно, вводили пользователей в заблуждение. Потому что в них был принцип не включать имена собственные. Соответственно, Дед Мороз там включался только как обозначение елочной игрушки, писалось через дефис и с маленьких букв.

Итак, есть словарные статьи. Они могут быть обычными и отсылочными. Например, в толковом словаре может приводится слово "калоша", а на слово "галоша" будет написано – "галоша" смотри "калоша". Так бывает в правильно построенном словаре. А в неправильно построенном словаре, например, будет написано: "галоша" смотри "калоша". А статьи к "калоша" там может не быть.

Вы можете подумать, что таких словарей не бывает. Но на самом деле бывают. Более того, пример одного из лучших русских словарей, в котором обнаруживается очень похожая ситуация, – это "Толковый словарь русского языка" под редакцией Ушакова. Словарь выходил двумя изданиями в конце 30-х годов ХХ века, а первое издание было в середине 30-х годов. У него был замечательный авторский коллектив из лучших лингвистов того времени. Но после того, как вышло первое издание, было обнаружено, что оно является несколько "идеологически невыдержанным". Было тут же создано второе издание. Тираж первого почти был отовсюду изъят. "Почти" я говорю, потому что были книги, тиражи которых полностью изымались. А у этого он был изъят не полностью.

Во втором тираже многое изменилось. Скажем, в первом издании Толкового словаря под редакцией Ушакова была словарная статья к слову "бог". У него выделялось три значения. Первое – это, упрощенно говоря, "творец Вселенной". Я не помню точно, как оно толковалось. Второе – это объект поклонения язычников (какие-то античные боги, Аполлон и т. д.). И третье значение – человек, достигший совершенства в какой-либо области. Пример, "Ты, Моцарт, бог. И сам того не знаешь". Соответственно, был слово "богиня", которое толковалось как женское во втором и третьем значениях. Понятно, что в первом значении женского никакого нет. Вот так было устроено первое издание словаря под редакцией Ушакова.

А второе издание не обозначалось, как второе. Оно, разумеется, подавалось, как единственное. Но в этом реальном втором издании у слова "бог" осталось одно единственное значение. Оно, тем самым, даже не обозначалось как первое, а просто было названо. Звучало примерно так – "по религиозным представлениям: существо, которое якобы создало мир и управляет им". Толкование было идеологически выдержано. Но словарь стал неправильно построенным, потому что словарная статья слова "богиня" не была изменена. И было написано: "Богиня – женское "бог" во втором и третьем значении". А никакого второго и третьего значения у слова "Бог" уже не оставалось. Оставалось одно единственное значение. Понятно, что тут была недоработка идеологических редакторов. Они не знали понятия правильно построенного словаря, но в результате получилось то, что словарь оказался неправильно построенным.

Таковы размышления Алексея Шмелева. Мы же отметим: лингвисты очень радуются, когда именно в хороших словарях находят ошибки и неточности. Как и в случае со словом "Бог", чаще всего речь идет не о банальных опечатках или оплошностях редакторов. И у ошибок есть своя логика и своя история.
XS
SM
MD
LG