Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ольга Курносова и Андрей Дмитриев в гостях у Виктора Резункова обсуждают, есть ли "рука Кремля" в разгоне акций протеста "Стратегии-31"


Виктор Резунков

Виктор Резунков

Виктор Резунков: В российской прессе продолжается обсуждение итогов прошедших 31 августа в рамках «Стратегии-31» в различных городах страны акций протеста. Неожиданно в ходе этих обсуждений выяснился очень интересный факт. Газета «КоммерсантЪ» опубликовала заявление своего источника из Администрации президента, пожелавшего остаться анонимным. Вот что он заявляет: «Степень активности милиции определяют руководители милиции города Москвы. Видеть руку Кремля в разгоне акций и считать это проявлением каких-либо личных амбиций - значит сильно упрощать ситуацию. Думать, что такие сигналы поступают из Кремля, значит не видеть истинных причин происходящего». Очень интересно проанализировать это заявление представителя президентской администрации. С одной стороны, получается, что Дмитрий Медведев дистанцируется от призвавшего недавно «бить дубиной всех «несогласных» Владимира Путина, а с другой, что московская милиция столь самостоятельна, что даже Кремль на нее повлиять не может. Очень странная ситуация.

Тем временем в средствах массовой информации развернулась широкая дискуссия о том, надо ли и дальше продолжать собираться на площадях по 31-ым числам и продолжать «Стратегию-31». Сейчас особенно интересны эти обсуждения, если учесть, что в стране накануне парламентских и президентских выборов широко обсуждается возможность создания новой партии. О такой возможности, в частности, заявил вчера лидер Народно-демократического союза Михаил Касьянов. Все это мы сегодня и обсудим.

В Петербургской студии Радио Свобода в гостях - руководитель Петербургского отделения Объединенного гражданского фронта Ольга Курносова и обозреватель интернет-издания «АПН «Северо-Запад», лидер Петербургской организации партии «Другая Россия» Андрей Дмитриев.

И давайте начнем с газеты «КоммерсантЪ». Реакция из Кремля последовала после того, как главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, он член Общественного совета при ГУВД Москвы, заявил о том, что он намерен инициировать обращение Общественного совета при ГУВД в Администрацию президента. Цитирую по «Коммерсанту» слова Алексея Венедиктова: «Очевидно, что московская милиция, и даже московские власти являются заложниками митингов на Триумфальной площади, а ответственность за систематическое побоище в центре Москвы лежит на федеральных властях. Обращаться надо к политическому руководству страны, к первому заместителю главы администрации президента Владиславу Суркову, который курирует общественные и политические организации и который умеет решать и куда более сложные конфликты».

А вот реакция из Кремля на заявление Алексея Венедиктова, цитирую опять по «Коммерсанту»: «Источник «Коммерсанта» в Кремле заявил, что адресат обращения Общественного совета «выбран неправильно». «Степень активности милиции определяют руководители московской милиции и города Москвы. Видеть руку Кремля в разгоне акций и считать это проявлением каких-либо личных амбиций - значит сильно упрощать ситуацию. Думать, что такие сигналы поступают из Кремля, значит не видеть истинных причин происходящего. Никаких последствий обращение в президентскую администрацию иметь не будет». При этом собеседник «Коммерсанта» напомнил, что идею проведения акций протеста в специально отведенном для этого месте Дмитрий Медведев обсуждал напрямую с представителями несистемной оппозиции, в том числе с Людмилой Алексеевой, но несистемная оппозиция «выбрала именно этот путь».

Ольга, прокомментируйте происходящее.

Ольга Курносова: Как обычно, они нам лгут. Рыба гниет с головы. Мы прекрасно знаем еще с «Марша несогласных», что решения на разгон акций принимаются, безусловно, в Москве, и конечно, высшими руководителями. Я не буду уточнять, в Кремле ли или в Белом доме, это уже их личные разборки между собой. В данном случае нас, граждан, это интересует в меньшей степени. Если Администрация президента хочет подчеркнуть, что Дмитрий Медведев вообще ничего не решает в нашей стране, ну, это их сложности. Значит, такие команды отдает Путин и, соответственно, министр его кабинета Нургалиев. Безусловно, власти на местах такие решения сами не принимают. И то, что это именно так, видно было и по тем переговорам, которые мы проводили в Смольном перед этой акцией. Я специально подробно говорила в большей степени даже о Гостином дворе, чем о Дворцовой площади. Я пыталась понять, почему такое беззаконие, избиения и совершенно, на мой взгляд, идиотические задержания происходят на Гостином дворе. И по легкой панике в глазах чиновников было видно, что они абсолютные заложники каких-то обстоятельств, которые они не могут перешагнуть.

Виктор Резунков: Явно спущено сверху.

Ольга Курносова

Ольга Курносова: Абсолютно. То есть они не могут уйти от этого, им приходится это делать. Мы все прекрасно понимаем, что ничего такого, что действительно нарушало бы общественный порядок, ни на Дворцовой площади, ни на Гостином дворе не происходит. Поэтому такие толпы ОМОНа стягивать – это несерьезно.

Виктор Резунков: Но это еще и удар по имиджу губернатора.

Ольга Курносова: У меня была простая мысль: «Вы пытаетесь все время позиционировать Петербург как европейский город. Зачем же в европейском городе бить людей по морде? Это неправильно. Надо как-то иначе. Ну, хорошо, люди помитингуют. Ну и что? Подумаешь, раз в два месяца люди постоят и что-то покричат. Ничего от этого не произойдет. Ну, если вам так хочется, отгородите коридор, чтобы люди могли выходить из метро и спускаться в переход. Просто не мешайте, и все будет проходить гораздо спокойнее». На самом деле, то противостояние, которое возникает на Гостином дворе, на мой взгляд, провоцируют сами правоохранители своими абсолютно неадекватными действиями. Если бы этих действий не было, акция была бы такая же, но чуть-чуть мягче, на мой взгляд, без ненужного противостояния.

Андрей Дмитриев: Возвращаясь к тезисам господина Суркова. Безусловно, он лукавит, и ему удобно все сваливать...

Виктор Резунков: Это был не Сурков. Это был не назвавшийся представитель Администрации президента.

Андрей Дмитриев: Ну, будем считать, представитель господина Суркова, позиция-то его отражена. Так вот, он, безусловно, лукавит, и ему удобно свалить на московского мэра, на которого и так в последнее время идет определенный «накат», еще и эту историю. Для людей, более-менее сведущих в политике, очевидно, что все ключевые решения, связанные с политической сценой, с несистемной оппозицией - разгонять ее акции или не разгонять, допускать до выборов кого-то или не допускать, принимаются, безусловно, в Администрации президента. Именно администрация является штабом по принятию этих решений, и именно там принимаются все эти вещи.

Могу привести характерный пример. Вчера мы опубликовали на сайте Агентства политических новостей «Северо-Запад» переписку по электронной почте, присланную нам нашими источниками. Это переписка сотрудника Администрации президента Анатолия Дорофеева и главы Комитета по печати и информации правительства Ленинградской области Владимира Угрюмова. Переписка относится к июню этого года и касается деятельности уполномоченного по правам человека в России Владимира Лукина. Наверное, все слушатели помнят, как Владимир Лукин 31 мая вышел на Триумфальную площадь, как он сказал о том, что там попираются права и свободы граждан, после чего на него начался беспрецедентный «накат». И «путинюгенды» начали выступать против него, и прокремлевские СМИ, и «карманные» кремлевские правозащитники, и даже коллеги-омбудсмены из регионов выступили против него. Было очевидно, что все это идет из какого-то единого центра. Вот теперь появились доказательства, из какого центра это идет. Господин Дорофеев пишет господину Угрюмову: «Просьба подготовить обращение от ветеранов, от известных людей, журналистов, лидеров общественного мнения, правозащитников против Лукина». Он сам высылает уже готовый текст обращения и просит собрать под ним подписи. Угрюмов собрал несколько подписей, в том числе и от ветеранов Лужского района, и отправил это обратно. А в следующем письме Дорофеев просит его «додавить вашего омбудсмена, если он ваш, на подпись против Лукина». Учитывая, что ни областной омбудсмен, ни петербургский не подписались под этим письмом, можно сказать, что додавить не удалось. Но как эта кухня работает, мы прекрасно видим, и всей этой грязной работой занимаются непосредственно ребята из Администрации президента под руководством Владислава Юрьевича Суркова. Поэтому не надо пудрить людям мозги и сваливать с больной головы на здоровую.

Виктор Резунков: И я хотел бы привести выдержки из другой публикации, если уж мы заговорили из Петербурга о московской власти и московской милиции, которая, по мнению неназванного источника «Коммерсанта» из Кремля, как раз и разгоняет марши по 31-ым числам. Она опубликована в «Ежедневном журнале», ее автор Александр Рыклин, и называется она «Оборона Лужка». И вот на что Александр Рыклин, известный публицист, обращает внимание: «В среду, то есть на следующий день после очередного разгона «несогласных», газета «Московский комсомолец» вышла со статьей, озаглавленной «Конкуренция вокруг Москвы». Статья написана невесть кем и на редкость коряво (уж не сам ли Юрий Михайлович бессонной ночью надиктовал Цою?), но суть не в этом. Автор (или коллектив авторов) дает развернутую картину войны, которую Кремль (и кто-то еще будет говорить, что у нас зажимают независимую прессу?) развязал в столице с единственной целью – отобрать город у их законных владельцев. То бишь – у Лужкова Юрия Михайловича и его дражайшей супруги Батуриной Елены Николаевны». А дальше Александр Рыклин приводит выдержку из статьи в «Московском комсомольце»: «Несомненно, Владимир Владимирович предусмотрел множество сдержек и противовесов вокруг Дмитрия Анатольевича. Команда нынешнего первого лица напирает с такой силой, что обстановка - в частности, прямое гонение из-за Зубчатой Стены на мэра Москвы - выходит далеко за рамки всяческих политических приличий. Выбор мишени для давления может показаться странным только на первый взгляд. На самом деле кардинально повлиять на всю обстановку в стране могут всего два ресурса. Смена руководителя Москвы, лояльного премьеру и немало поработавшего с ним над стабилизацией положения не только в столице, но и по всей России, открывает дорогу цветному бунту, чью обманчивую эйфорию российский народ еще не испытал, а потому может ей поддаться. Досрочный выход на свободу Ходорковского - символ разрыва с политикой жесткого контроля за любителями превращения собственности во власть. Даже если сейчас Путин располагает многими рычагами управления обстановкой в стране - изрядная часть этих рычагов будет сломана любым из двух ударов».

Андрей Дмитриев: Видно, положение мэра Москвы на сегодня действительно достаточно шаткое, и его люди ищут какие-то способы подольше продлить его существование в кресле московского мэра и пытаются доказать его нужность для режима. Якобы, когда он падет, там произойдет «цветная» революция и все прочее. Именно так, я думаю, это и надо воспринимать – как личную PR-инициативу Лужкова, не слишком умную, на мой взгляд.

Ольга Курносова: Таких сказочников еще поискать. Считать хоть с какой-то степенью серьезности про Медведева, который может выпустить Ходорковского и возглавить «цветную» революцию, можно только в каком-то неадекватном состоянии, я не скажу, после приема чего, но явно в неадекватном состоянии. Безусловно, у Лужкова есть большие проблемы, его, может быть, и сменят, но, во-первых, это не факт, а во-вторых, там слишком много кандидатов, и никто не может договориться. На мой взгляд, ситуация вокруг Лужкова отчасти, как и вокруг Матвиенко, связана с тем, что слишком много кандидатов. Если бы был один кандидат, наверное, ситуация решилась бы. И конечно, они не рискуют перед началом выборного цикла менять Лужкова, потому что все-таки Лужков действительно, на их взгляд, какую-то стабильность в Москве, в том числе и по результатам голосования, обеспечивает. Но, на мой взгляд, все гораздо проще. Вот этот «накат» на Лужкова – это для того, чтобы усилить возможность управления им же, и пусть у Юрия Михайловича не будет иллюзий, это как раз то, как управляет власть ими: много компромата, много «наездов», - обычные бандитские разборки в стиле Владимира Владимировича.

Андрей Дмитриев: Я думаю, у Юрия Михайловича уже давно нет никаких иллюзий.

Ольга Курносова: Тогда не надо писать статьи и смешить людей.

Виктор Резунков: Давайте вернемся к нашей теме, а москвичи пусть сами разбираются со своим мэром.

Очень интересно, что наказание за участие 31 августа в акциях в защиту 31-ой статьи Конституции в разных местах совершенно разное. Сегодня стало известно, что Борис Немцов оштрафован на 500 рублей за сопротивление сотрудникам милиции. И я приведу один пример. «В Новочеркасске, - сообщают «Новые известия», - мировой суд подверг в среду административному аресту на 10 суток организаторов акции в защиту 31-ой статьи Конституции - активистов «Левого фронта» Олега Прудникова и Максима Слипченко. К обоим оппозиционерам применена статья 20.1 КоАП РФ «мелкое хулиганство». Хотя известно, что Слипченко и Прудников были задержаны некими людьми в штатском вечером 31 августа в Новочеркасске на подходе к месту проведения митинга в защиту Конституции».

Андрей, а что вам инкриминировали? Суд был?

Андрей Дмитриев: Суда еще не было. То, что инкриминируется людям, показывает состояние нынешней правоохранительной системы, потому что инкриминируется абсолютно хаотично и разные вещи. И зависит это от того, в какое отделение милиции попадают люди. Я был в числе первых людей задержан у станции метро «Гостиный двор», где мы в 18 часов каждое 31-ое число месяца проводим акции в защиту 31-ой статьи Конституции. Нас отвезли в 22-ое отделение милиции, там достаточно быстро оформили протокол по статье 20.2, то есть «участие в несанкционированном митинге», и отпустили по домам. В принципе, достаточно быстро все это произошло. Тем, кто оказался в других отделениях, повезло меньше. Многих держали вплоть до ночи, выпустили уже после закрытия метро. А в Петербурге еще мосты разводят, поэтому многие не могли попасть домой. И «пришили», помимо 20.2, статью 19.3, то есть «неповиновение сотрудникам милиции». Хотя они делали ровно то же самое, что и мы все, то есть просто стояли на площади, многие даже ничего не выкрикивали, не скандировали, но были задержаны. А почему такой избирательный подход – зависит от отделения милиции. Суды еще предстоят, будем бороться.

Кстати, все разы, когда я задерживался и был судим, я был оправдан судом. И у меня возникает вопрос каждый раз к милиции: «Почему вы задерживаете снова?». На что они разводят руками и говорят: «Ну, оправдали и оправдали». И это не служит никаким аргументом ни для правоохранительных органов, ни для наших чиновников, которые продолжают акции запрещать, несмотря на то, что суды иногда встают на нашу сторону и подтверждают то, что мы были правы, ничего противозаконного не совершали.

Виктор Резунков: Ольга, вы тоже были задержаны на Дворцовой площади. У вас уже суд состоялся, как я понимаю. И были задержаны 11 ваших коллег.

Ольга Курносова: Мы тоже каждый раз 31-го числа собираемся в 19 часов на Дворцовой площади. И впервые в этот раз на Дворцовой площади было задержание. Немножко подробнее остановлюсь - почему. Формат того, что мы делаем на Дворцовой: мы пытаемся все время немножко раздвигать рамки, и во многом нам это удается. В этот раз удалось поднять российские флаги, достаточно много людей стояли с плакатами. И уже только когда люди с буквами, из которых складывался лозунг «За свободу собраний!», двинулись по Дворцовой площади, как показалось милиционерам, в сторону Невского проспекта, часть людей с буквами и те, кто был рядом с ними, были задержаны в количестве 12 человек. Все были доставлены во 2-ое отделение милиции, Адмиралтейский район, и на всех было составлено по два протокола – 20.2 и 19.3 «неповиновение законным распоряжениям сотрудников милиции».

Вчера у нас начались суды. И судья Князева 199-го мирового участка с большим удовольствием удовлетворяла ходатайства о переносе слушаний по месту жительства. И понятно, почему мы избрали такую тактику – потому что людей много, надо подготовиться, надо подготовить свидетелей. Поэтому в данном случае нам нужно некоторое время для подготовки. Сегодня суды продолжаются. И я надеюсь, что то, что происходило вчера, будет поддержано и сегодня, и ходатайства будут удовлетворены. Важно, чтобы мы отстояли свою правоту. На мой взгляд, 19.3 абсолютно надуманная во всех эпизодах, а 20.2 – придется побороться. Я думаю, что будет не так просто отстоять свою правоту по 20.2, потому что в 54-ом законе митинг описывается достаточно расплывчато, там нет четких характеристик, например, что на митинге должно быть обязательно звукоусиление. Хотя при подаче заявки именно это является квалифицирующим признаком, в статье закона напрямую это не написано. Получается полный абсурд. Если мы, предположим, вчетвером или впятером соберемся на улице и будем обсуждать наши отношения к Владимиру Путину, может подойти милиционер и сказать, что «вы митингуете». Бред сивой кобылы. Тем не менее, это очередная «дырка» в законе, которая позволяет людей привлекать к ответственности.

И сам отказ в проведении митинга на Дворцовой по причине того, что идет ремонт здания Главного штаба, хотя каждый день там гуляют туристы, и это никак не мешает, но это, безусловно, может помешать митингующим - именно на этом смехотворном основании вот уже второй раз в акции отказывают.

Андрей Дмитриев: Я хотел бы добавить пару слов по поводу того, каков формат акции 31-го числа у Гостиного двора. Мы сталкиваемся с очень интересным явлением, потому что это совершенно новая история. Как традиционно проходят митинги. Существуют ораторы, которые выступают с трибуны, люди, которые стоят и их слушают. А здесь совершенно иная ситуация. Здесь мы имеем дело с творчеством масс, где каждый человек активно принимает участие в акции, и каждый может стать оратором, каждый выступает, проявляет себя определенным образом. И когда всех лидеров задерживают, люди продолжают оставаться на площади, продолжают выступать, выкрикивать какие-то лозунги. Наша акция продолжалась три часа, с 6 до 9 часов вечера. И в течение 30-40 минут примерно были задержаны наши основные активисты, ораторы, мы все оказались в отделениях милиции, но люди не расходились, они продолжали стоять в течение трех часов. Милиция не знала, что с этим делать. Они закрыли вход в метро, объявили, что оно заминировано, при этом выход работал. Они подогнали пожарную машину, сделали вид, что будут разгонять водометами. Люди продолжали стоять. И стояли до 9 часов вечера. Мы сами такого не ожидали и не планировали. В общей сложности более тысячи человек приняли участие в акции, более сотни было задержанных. И конечно, очень здорово, что наше общество начинает самоорганизовываться, «несогласные» на таких акциях начинают самоорганизовываться, даже без лидеров. И мы, безусловно, будем это дело продолжать. И рассчитываем, что и коллеги с Дворцовой площади в следующий раз присоединятся к общей акции на Гостином дворе, и «Стратегия-31» в Петербурге будет все-таки проходить в одном месте, в течение максимально длительного времени, и эту площадь Свободы мы отстоим, отстоим свое право в соответствии с 31-ой статьей Конституции выходить на нее.

Ольга Курносова: Я не могу полностью согласиться с Андреем, потому что мне кажется, то, что у нас в Петербурге акция получается как бы в двух местах, это дает дополнительный стимул. На мой взгляд, наличие двух акций 31-го числа – и у Гостиного, и у Дворцовой – это как инь и янь. Акция у Гостиного двора – это некая брутальность, а акция на Дворцовой площади – это...

Андрей Дмитриев: А в чем брутальность, можно уточнить?

Ольга Курносова: Брутальность во многом – в том, что там более жестко ведет себя милиция, там много молодых людей, чуть больше, чем на Дворцовой площади. Я была и там, и там. Она ощущается как более брутальная. И содержание, которое нарабатывается на Дворцовой площади. Мне кажется, в этом смысле две эти акции друг друга взаимно обогащают, не ослабляют друг друга, а наоборот, усиливают. Очень многие активисты, которые потом приходят на Дворцовую, начинают акцию на Гостином дворе, чтобы поддержать людей, которые собираются там, приходят потом на Дворцовую площадь. И почему содержание. Потому что там просто удобнее, по формату свободнее – места больше. Там достаточно много люди говорят, много спикеров. Поэтому есть некое внутреннее содержание. Так как не было возможности использовать звукоусиливающую технику, то собираются разные кружки, которые обсуждают. Так что, на мой взгляд, они друг друга дополняют, а не противоречат друг другу.

Виктор Резунков: Федор из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Я бы хотел поднять тему, которая сейчас обсуждается. Я слышал, что в нашем городе пытаются открыть новый телеканал городской. Это что, будет такое же убожество, такое же мрачное мракобесие, как нынешний «Пятый» телеканал, или абсолютно лояльный власти телеканал «Сто». Петербуржцы знают, о чем я говорю, это наши городские телеканалы. Это что, говорит о том, что позиции Матвиенко усиливаются? В общем-то, понятно, что новый городской телеканал будет полностью отвечать административному ресурсу.

Виктор Резунков: Федор, я вам отвечу. Я пригласил Юрия Зинчука, который возглавляет вновь созданный канал «Санкт-Петербург», он предварительно уже согласился. И мы рассчитываем, что в следующую пятницу в программе «Час прессы» вы как раз сможете задать ему этот вопрос, он вам лучше ответит.

Геннадий из Ленинградской области, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Применялись ли в двух акциях – у Гостиного и на Дворцовой – дубинки против «несогласных»? И может ли принимать участие в таких акциях человек, у которого серьезные проблемы со зрением. Мы с приятелем были у Гостиного двора 31-го числа где-то в 17.20. Мы имеем такие проблемы, и нам посоветовали: «Ребята, здесь такое начнется!.. Делайте ноги». Ну, мы постояли и решили уйти оттуда. Правильно ли мы сделали?

Андрей Дмитриев: Относительно дубинок и спецсредств. В этот раз дубинки не применялись, видимо, научил многому урок с «жемчужным прапорщиком», когда в прошлый раз прапорщик Вадим Бойко избивал людей, бил дубинкой в лицо. И в итоге реакция общественности возмущенной была такова, что получило это дело большой резонанс и было возбуждено уголовное дело. Поэтому в этот раз такого не было. Тем не менее, задержания происходили достаточно жестко. Инновация была такая, что на омоновцах и на милиционерах были шлемы с тонированными стеклами для того, чтобы не повторилось случая с Бойко – если кто кого и ударит, то потом его было бы не опознать и не возбудить против него уголовное дело.

Что касается вопроса относительно слабовидящих людей, могут ли они приходить, и вообще безопасности участников акции. Разумеется, полностью мы ее гарантировать не можем, но практика показывает, что все-таки милиция задерживает тех людей, кто выступает, кто активно что-то скандирует, хватается за руки. А если вы приходите и просто стоите там, то, скорее всего, вас не тронут. Нет стопроцентной гарантии, но, скорее всего, вас не тронут. Поэтому решайте сами. Не бойтесь, выходите вместе с нами, вместе с другими гражданами. Ждем вас 31 октября.

Виктор Резунков: Уж точно на Дворцовой площади не тронут таких людей.

Ольга Курносова: Безусловно. Проблема Гостинки только одна – теснота. Как показала история с мальчиком с велосипедом, даже прохожие могут быть задержаны. А что касается спецсредств, то, несмотря на выступления премьер-министра, дубиной по башке в этот раз не били. Может быть, все-таки выступление и песня Вадика Курылева «31» имела некий превентивный эффект, и хватило ума не применять спецсредства.

Виктор Резунков: А может быть, история с «жемчужным прапорщиком».

Ольга Курносова: И она тоже, конечно.

Виктор Резунков: Анонимный слушатель нам написал: «Ходить каждые 31 числа на Триумфальную площадь – эту лимоновскую блажь могут поддерживать только Алексеева и люди, отказавшиеся от настоящей борьбы за истинную демократизацию общества. На базарно маленьком пятачке площади, среди автопробок городская власть разгоняет правильно. Для протестов – Болотная или Манежная площади».

Ольга Курносова: На мой взгляд, история по 31 числам и другие акции, они абсолютно друг другу не противоречат, а они друг друга дополняют. 31-ое число – желание собираться в том месте, куда подается заявка, это совершенно нормальная вещь, и она говорит только об одном, что 31-ая статья Конституции у нас в стране все время нарушается. А почему эта «Стратегия» продолжается? Еще и потому, что у нас, к сожалению, очень мало коммуникационных каналов. Для того чтобы раскрутить акцию, нужно приложить очень большие усилия и средства, которых у оппозиции, к сожалению, нет. Но как показывает история с Пушкинской площадью и митингом в защиту Химкинского леса, конечно, это не отрицает содержательных акций. Безусловно, содержательные акции нужно проводить, и мы их будем проводить. Вот осенью начнутся акции не только по 31-ым числам, но и содержательного характера.

Я, например, уверена, что 7 октября мы в Петербурге обязательно проведем в день рождения премьера Путина митинг памяти Анны Политковской, которую зверски убили. Поэтому все, кто готов, слушайте внимательно «Эхо Москвы», «Эхо Петербурга», читайте «Новую газету», я думаю, про это там тоже будут писать, когда будет понято, где будет проходить эта акция.

Виктор Резунков: Андрей Владимирович из Екатеринбурга, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. А милиционеры, которые участвовали в разгонах, они сами осознают, что они делают что-то не то? Они говорят об этом что-нибудь или помалкивают?

Ольга Курносова: Достаточно интересно было в этот раз в отделении милиции, когда многие милиционеры говорили, что они, в общем-то, нас поддерживают, но они по закону не могут участвовать в акциях, потому что их тут же уволят. Мы говорим: приходите по гражданке. Так что отношение в отделениях милиции было вполне нормальным.

Андрей Дмитриев: То же самое могу сказать. От акции к акции наблюдаю, что милиционеры говорят, что «нам абсолютно это не надо, мы не хотим разгонять, не понятно, почему не разрешают эти акции власти», и многие поддерживают выдвинутые лозунги. А что касается внутреннего самоощущения, то лучше всего на этот счет высказался прапорщик Бойко, упомянутый «жемчужный прапорщик». Он ведь нам знаком уже достаточно давно, он не раз уже участвовал в разгонах массовых акций. Мы вспомнили, что несколько лет назад мы проводили акцию в защиту офицеров Аракчеева и Худякова, ее разогнал ОМОН. Мы стали разговаривать с прапорщиком в автобусе, и он в итоге сказал следующую фразу: «Ну а что вы хотите, почему я вас разгоняю – такая страна, все проститутки, и я проститутка». И у многих из них вот такое самоощущение, видимо, присутствует.

Виктор Резунков: Николай из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Требуйте номера на бляхах у этих вохровцев. И я хотел бы заметить, что Путин все-таки честный человек. День Конституции, «красный» праздник, отменен. Вы же помните, когда выходили генералы Великой Отечественной войны, Фоменко, и их в этот же день таскали в форме по асфальту точно так же, как и всех остальных. Это было 14 декабря 2008 года. А потом все замолчали. Ведь наши корреспонденты «с лейкой и блокнотом, а то и с пулеметом» первыми входили в города. «Есть место в пехотном строю. Мы смело входили в чужие столицы, но возвращались в страхе в свою», - это же классик написал. И сейчас это все происходит. Требуйте, чтобы был День Конституции, чтобы в школах дети и все остальные учили... В Германии и во всех других странах начинается с этого – свои права, обязанности и, прежде всего, Конституцию. И еще. Путин абсолютно последовательный. Ведь это же Ленин сказал: «Кто такая оппозиция? Это же не мозги, это же...

Ольга Курносова: Про интеллигенцию это было сказано.

Слушатель: «Нужно бить по этим головкам», - говорил Владимир Ильич Ленин. Откройте полное собрание сочинений - и вы найдете точную цитату путинскую. И как вы считаете, на 9 мая мировые, межконтинентальные фаллоимитаторы, пугая весь мир, и то, что нарисовано было на Литейном сначала, а сейчас на Дворцовой уже скутера начертили, стереть невозможно, - имеют ли право на такое протестное выражение наши байкеры? Ведь Путин сказал: «Хай живе байк». Они ему и нарисовали прекрасный фалло-реалистик.

Ольга Курносова: Много из того, что сказал слушатель, абсолютно правильно. И безусловно, на мой взгляд, Путин вполне последовательно пытается нас вернуть в «совок». Правда, немножко специфический «совок» - со счетами для себя в швейцарских банках, но, тем не менее, общее впечатление возврата в «совок» присутствует. Именно поэтому оно вызывает такую реакцию. Но для того чтобы потребовать возврата Дня Конституции, нужно сначала получить политические права. Если не будет политической демократии, то мы будем безгласны.

Андрей Дмитриев: Насчет возвращения в «совок». Я думаю, что это традиционное заблуждение, с которым мы постоянно имеем дело на Западе, когда эксперты говорят: Путин – это страшно, это новая реинкарнация Сталина. Нет, ребята, какой Сталин. Это мелкий клерк из петербургской мэрии, который воровал гуманитарную помощь в начале 90-ых годов здесь, как указано в докладе Ленсовета известном, и который занимается той же деятельностью - «распилы», «откаты» - сейчас просто в масштабах целой страны. Ну а то, что для нашего населения, которое в большинстве своем ностальгирует по мощи советской державы, делаются какие-то реверансы в эту сторону, - это не более чем PR-акция. Поэтому не стоит демонизировать Владимира Владимировича. Он всего лишь мелкий клерк петербургской мэрии, он таким и остался в душе.

Виктор Резунков: Ирина Сергеевна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот эти люди, которые у вас выступают сейчас, в основном они пиарят просто себя, они выступают за выборы. Что, они мечтают, чтобы их выбрали? И вы даете так много времени для того, чтобы выслушивать каких-то маргиналов, просто удивительно.

Виктор Резунков: Извините, буду сокращать тогда звонки слушателей.

Яков из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я, как человек крайне левых убеждений, в жизни никогда не пойду с «несогласными», хотя, в принципе, поддерживаю их идею о 31-ой статье Конституции. Из всех, выходящих в Москве, мне симпатичен только Лимонов, который придерживается левых взглядов. Но в жизни никогда не пойду с правыми. Хотя Немцов или Алексеева не вызывают у меня идиосинкразию. Но с людьми, которые оскорбляют мою страну СССР, а я советский человек, я точно выходить не буду.

Виктор Резунков: Яков, вы имеете право на свою точку зрения, разумеется.

Роза нам пишет: «Как петербуржцы относятся к идее объединения с Касьяновым и организации партии для участия в выборах? Положительно? Опять будете драться?».

Газета «КоммерсантЪ» приводит вчерашнее заявление Михаила Касьянова, лидера Народно-демократического союза. Он заявил: «В сознании граждан происходит переосмысление происходящего в стране и отношение к власти ухудшается». Лидер НДС уверен, что «уже сегодня надо задуматься», как на думских и президентских выборах «будут представлены интересы демократической части общества». Господин Касьянов считает, что демократам необходимо попробовать зарегистрировать новую партию ради «получения лицензии» для участия в выборах. При этом он признал, что круг потенциальных участников коалиции сузился до НДС, «Солидарности» и Объединенного гражданского фронта. Зарегистрированная партия «Яблоко», которая могла бы стать платформой для объединения, еще весной на предложение господина Касьянова ответила отказом». И я добавлю, что сегодня на страницах интернет-издания «Грани.Ру» появилось заявление члена федерального политсовета движения «Солидарность», известного правозащитника Владимира Буковского, который заявил, что он против создания на базе движения политической партии. «Я не собираюсь участвовать в «партийных» играх и не поддерживал никакой «партийный манифест». Основная идея «Солидарности» в том, что мы создали не партию, а движение, которое не нуждается в разрешении Кремля. Мы должны ясно заявить о том, что движение «Солидарность» не преобразуется в партию, и что речь идет о частной инициативе некоторых наших коллег, не имеющей обязательной силы для остальных».

Ольга Курносова: На мой взгляд, серьезно относиться к политическому, партийному строительству с надеждой получить регистрацию в Кремле сегодня бессмысленно. Это и ответ той радиослушательнице, которая говорит о нашем участии в выборах.

Виктор Резунков: Не пиарите вы себя, вам не надо себя пиарить.

Ольга Курносова: Можно сегодня участвовать в выборах, только получив лицензию в Кремле, а мы никогда за этой лицензией не пойдем.

И два слова про «совок» и Советский Союз. Это разные вещи. В любой стране есть хорошее и есть плохое. Я сама родилась в Советском Союзе. И я прекрасно знаю то хорошее, что там было, но это не означает, что я должна закрывать глаза на то, что мы называем «совком», то есть все те негативные моменты, всю ту номенклатуру, которая сегодня пересела в новые кресла, всю ту ложь, которая существовала, отсутствие свободы слова – мы говорим об этом. Конечно, было и хорошее, но это не означает, что нужно забывать про плохое.

Андрей Дмитриев: Я не соглашусь относительно партстроительства с тем, что сказала Ольга. Мы сейчас видим интересные процессы, что в преддверии выборов 2012 года в российском политическом поле, в оппозиции несистемной идут попытки формирования политических партий. Люди пытаются в соответствии с российским законодательством создать партии, зарегистрироваться и участвовать в выборах. Это сделали левые, «Рот Фронт», объединились...

Ольга Курносова: И не получили регистрацию.

Андрей Дмитриев: Да, не получили. РКРП и Сергей Удальцов, ряд людей подали документы, не получили регистрацию и сейчас подают снова. Это делаем сейчас мы, партия «Другая Россия», сторонники Эдуарда Лимонова. Мы провели учредительный съезд, опубликованы программные документы, будем проводить съезды в регионах и подавать документы в Минюст. Возможно, это будет делать «Солидарность», коллегам виднее, там есть сторонники такого пути. Мне кажется, что это очень правильный путь, мы должны использовать все даваемые законом возможности. Конечно, иллюзий никто не испытывает. Но в том случае, если нам всем откажут, будет продемонстрирована еще раз на весь мир сущность этой политической системы. И тот факт, что Медведев говорил о свободе, что она лучше, чем несвобода, - это полный блеф. И самое главное, мы сможем с полным основанием развернуть кампанию перед выборами с требованием того, что мы хотим в них участвовать, и наши сторонники должны получить возможность голосовать за нас, мы, граждане России, имеем право сами выбирать себе власть. И будет широкое поле для деятельности как либералов, так и левых. И представители этих партий, которые создаются, могли бы заключить об этом договоренность, соглашение. Таким образом, «Стратегия-31» плавно перетекла бы в «Стратегию-2011». И я уверен, что получилось бы к выборам 2011 года развернуть достаточно мощное движение за право граждан выбирать себе власть.

Ольга Курносова: На мой взгляд, все это возможно, но шагом раньше. Когда лицензию на регистрацию получаешь в Кремле, все становится бессмысленным. А изменить закон о партиях и бороться с неправильной регистрационной системой можно.

Виктор Резунков: Николай Михайлович из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Сейчас страна чудовищного социального расслоения, с разрушенными заводами и фабриками, горящими деревнями. Россия горит, она в буквальном смысле горит. И сегодня радиостанция «Свобода» давала рейтинг. КПРФ, либеральные демократы и так далее – у них рейтинг снижается резко. А маргинальных партий, с очередным экспериментом над народом... Как у Саши Черного: «Истомила Идея бесплодьем интрижек...». Вы настолько мелки, у вас нет ни социальной базы, нет теории, практики. Куда ж вы идете?!

Виктор Резунков: Мы как раз и пытаемся разобраться, куда мы идем.

Татьяна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Меня удивляет, когда говорят, что разгоны митингов приказывают из Кремля. По-моему, до Медведева Путин очень хорошо справлялся с этим делом, разгонял митинги. И он в разговоре с журналистом «Коммерсанта» сказал, что за несанкционированные митинги надо бить дубиной по башке. Так что Путин, «национальный лидер», разгоняет все эти митинги.

Ольга Курносова: Абсолютно верно. И кто отдает приказ – Кремль или Белый дом - не важно. Если Медведев не согласен с Путиным, пускай он его уволит, иначе он не президент.

Виктор Резунков: Сергей нам пишет: «Обсуждаемые вами кремлевские разводки – пустое дело. Что касается «Стратегии-31», то все необходимо продолжать. Ибо неадекватность ответной реакции, как силовой, так и пропагандистской, свидетельствует о правильности выбранной оппозицией тактике».

Андрей Дмитриев: Я абсолютно согласен с нашим слушателем. Мне кажется, что «Стратегия-31» не только не потеряла актуальность, она находится на подъеме. Очевидно, было выбрано очень правильное сочетание цифр: 31-ая статья, 31-ое число и единство места и времени проведения акции. К сожалению, мы не обладаем часто возможностями донести информацию о наших акциях до большого количества людей. А когда создается последовательность – в одно и то же время, в 6 часов вечера, Гостиный двор в Петербурге, каждое 31-ое число, Триумфальная площадь в Москве – это западает в мозг, и люди начинают приходить все в большем количестве. Я уже сказал о том, что это абсолютно новый формат акции, это не классический митинг, где есть трибуна, с которой выступают вожди и люди, тут каждый участник, каждый актор, и люди сами творят историю, сами создают эту акцию, которые на нее приходят. Очень важно, что она не имеет определенного политического окраса, туда приходят и либералы, и националисты, и левые, и просто граждане – все, кто отстаивает свои права в соответствии с 31-ой статьей Конституции. Это прекрасное начинание, отличная идея, и она будет работать, и очень важно продолжать это все до сезона выборов 2011-2012 годов. И я надеюсь, что цифры возрастут на порядки тех, кто выходит на «Стратегию». И если уже сейчас ей уделяется такое внимание, уже сейчас можно сказать, что политический процесс в России отчасти вращается вокруг «Стратегии-31», то дальше это будет нарастать. И вполне возможно, что именно с помощью этой «Стратегии» она сможет стать той точкой прорыва, которая сможет изменить политическую ситуацию в нашей стране.

Ольга Курносова: Если мы хотим, чтобы выросли на порядки, то место, где эти порядки могут собрать, - это Дворцовая площадь. Я надеюсь, что мы с Гостиным двором придумаем какую-то объединяющую вещь, которая сможет идеологически или, может быть, драматургически эти две акции объединить.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG