Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лицом к событию. Спортивные эксперты в гостях у Алексея Кузнецова обсуждают 16-й чемпионат мира по баскетболу в Турции


Алексей Кузнецов: Сегодня программа посвящена спорту, в частности – 16-му чемпионату мира по баскетболу, который в эти дни проходит в Турции.

В программе принимают участие: заслуженный тренер Российской Федерации, экс-наставник мужской сборной России, председатель тренерского совета Российской федерации баскетбола и директор Высшей школы тренеров по баскетболу при Университете имени Петра Лесгафта Сергей Елевич, пресс-атташе профессионального баскетбольного клуба ЦСКА Николай Цынкевич и журналист Елена Приходько.

Сергей Николаевич, вы уже работали главным тренером сборной России, и в первую очередь, отталкиваясь от реалий пока чемпионата мира, мне бы хотелось узнать ваше мнение о ситуации в сборной России, даже независимо от результатов матчей с ее участием. Последовало весьма эмоциональное заявление по ходу отборочного турнира Дэвида Блатта, главного тренера сборной России, о том, что он собирается покинуть команду, прекратить ее тренировать. Тем временем, напомню, у него контракт до 2012 года, до Олимпиады в Лондоне. И в общем-то, это ЧП.

Правда, с тех пор, как Блатт сделал свое заявление, мне кажется, не последовало более ни опровержений, ни подтверждений. А Сергей Чернов, президент Российской федерации баскетбола, сказал, что Блатт поддался эмоциям, а на самом деле, как сказал Чернов, он никуда не уйдет. И я позволю себе еще короткую цитату из самого Блатта, эта цитата была на официальном сайте Международной федерации баскетбола. Блатт сказал так: "Я тренирую сборную России на протяжении шести лет, отдавал всего себя работе и вложил сердце в эту сборную. К сожалению, я чувствую, политика российского баскетбола очень плоха, и я устал от этого. С меня хватит. Я больше не хочу тренировать сборную России". Действительно ли это эмоциональное заявление или у Блатта были серьезные основания для такого? И вообще как может, на ваш взгляд, Сергей Николаевич, развиваться эта ситуация?

Сергей Елевич: В первую очередь я бы сказал, что эмоции, конечно, превышают, тем более, он высказал это после игры с Кот-д'Ивуаром, где была очень непростая ситуация. И на последних минутах мы свели счет к "плюс двум", хотя имели преимущество в 10 очков. Я высказался на эту тему, что что-то не в порядке в тренерском штабе, потому что, конечно, с такой командой Кот-д'Ивуара мы не имеем права доводить концовку до нелогического конца, как я представляю. И я думаю, после этого он высказался. Хотя Блатт много раз говорил, что он толстокожий, поверьте, ни одного тренера толстокожего нет, они все ранимые люди. И здесь, может быть, как раз это и сыграло роль, которая отвечает на поставленный им вопрос. Он не знал, что делать. И ситуация, может быть, сводилась к тому. Но в последние игры они показали, что сборная в хорошем настрое, в хорошем порядке. И я думаю, что эмоции пройдут. Он еще молодой, поэтому я думаю, что у него еще все впереди. И такие ситуации будут не только в нашей сборной, но и в тех командах, которые он тренирует. Поэтому ничего страшного в этом нет. Он должен с этим смириться. Раз мы выбираем эту профессию, естественно, мы должны быть все время в этой обойме. И ничего трагического я в этом не вижу.

Алексей Кузнецов: Уважаемые гости, я хотел бы узнать и ваше мнение по этому поводу – роль Дэвида Блатта на нынешнем этапе существования сборной России, перспективы сборной России. Елена, что вы скажете об этом?

Елена Приходько: Блатт хорошо известен в России, и его команды отличаются тем, что в них создается очень хороший микроклимат. И думаю, что именно в сборной ему, может быть, не хватает чуть-чуть времени. Но, тем не менее, если он остается тренировать сборную России, то тот костяк, который сформировался за прошедшие годы, он, наверное, будет очень боеспособным. Потому что именно микроклимат, который умудряется создавать Блатт в своих коллективах, он во многом предопределяет.

Что касается его отношений с федерацией и с президентом, то никогда эти отношения ни у какого тренера не были легкими, и все знают о тех проблемах, которые возникают при работе с федерацией, о том, что многие сотрудники не такие гибкие, как хотелось бы, наверное, тем людям, которые руководят нашими сборными. Ну, это все текущие моменты. И пока серьезно говорить о том, что Блатт уйдет, я бы не стала.

Алексей Кузнецов: Николай, вы тоже думаете, что Блатт останется все-таки в сборной России, или это будет зависеть от ситуации по ходу чемпионата?

Николай Цынкевич: Я, честно говоря, еще совсем недавно думал, что Блатт уйдет наверняка, были предпосылки для того, чтобы иметь такое мнение. Но сейчас кажется, что это будет зависеть, в том числе, от результатов команды. Что касается недовольства Блатта, высказанного им на эмоциях, я не знаю, что творится внутри организации сборных, внутри отношений федерации и тренерского штаба. Я работал еще обычным журналистом, не пресс-атташе клуба, в то время, когда наша сборная выиграла чемпионат Европы. Тогда было совершенно очевидно, что многие организационные заботы очень здорово решались Сергеем Таракановым. Мне кажется, что его роль в сборной была достаточно велика, и он снимал очень большую нагрузку с Дэвида Блатта, даже в общении с журналистами. Очень многие журналисты шли, прежде всего, к Тараканову, и его мнение считалось авторитетным. И он, как человек авторитетный, знающий и умеющий организатор, действительно снимал очень много нагрузки организаторской с тренерского штаба. Сейчас такой личности нет в штабе сборной, и очевидно, Блатту стало тяжелее. Может быть, это было одним из резонов, по которому он озвучил такое решение.

Алексей Кузнецов: А какую должность занимал Тараканов?

Николай Цынкевич: Генеральный менеджер.

Алексей Кузнецов: Сергей Николаевич, а вы согласны с такой точкой зрения? В нынешней сборной России хватает, что называется, менеджерского ресурса? Ведь мне тоже кажется, что при Тараканове работа шла повеселее в этом смысле, и у Блатта было меньше лишней суеты, которая отвлекала его от тренерских задач.

Сергей Елевич: Вы поймите, что менталитет русского тренера и менталитет тренера, который пришел из-за рубежа к нам... Они приходят на готовое. Мы, русские тренеры, готовим все сами. Я могу согласиться только с одним. Я не думаю, что ему стало полегче. А может быть, и потяжелее. Но там есть Миша Попов, который закрывает практически все ситуации, которые связаны с вопросами быта и так далее. Там есть люди, которые работают, и Ольга, переводчица, которая с ним все время находится. Поэтому я не думаю, что сейчас у него есть какие-то проблемы, которые мешали бы ему работать. Это все на эмоциях по результатам – это мое личное мнение, потому что мы немножко понимаем эту работу. Хотя она тяжелая, непростая. Но он выбрал эту профессию, и он должен идти по ней.

Алексей Кузнецов: Сейчас очень много говорится, что Блатт столкнулся с проблемами еще до начала чемпионата, отчасти это было связано с тем, что в сборную не приехали Андрей Кириленко и Джон Роберт Холден, возрастные игроки, и каждый со своими проблемами. Отчасти это была ситуация с игроком ЦСКА Виктором Хряпой, который травмирован, и руководство ЦСКА просило Блатта, чтобы Хряпа некоторое время поостерегся, что называется, на площадке. Или в другой форме это было сказано?

Николай Цынкевич: Это абсолютно неверная формулировка. Дело в том, что после того, как Виктор получил травму в товарищеском матче, был вполне определенный диагноз и пожелания врачей, причем врачей не ЦСКА, а независимой клиники, в которой Виктор проходил обследование. И тогда, когда Блатт определял окончательный состав сборной, врачи сказали, что Хряпа неделю тренироваться не может. И вы понимаете, что нормальному, хорошего уровня спортсмену после отсутствия в течение недели тренировок, полного покоя, ему нужно еще время на то, чтобы войти в форму, хотя бы небольшое время. И понятно, что отсюда пошли всякие недомолвки о том, что решение будет приниматься коллегиально, "мы посмотрим на состояние Хряпы". А Витя, во-первых, патриот, а во-вторых, он очень боевой парень, и ему хочется играть. И все ждут от Вити слова, когда же он почувствует, что он действительно сможет помочь сборной. И только в этом смысле ЦСКА держит руку на пульсе. Конечно, нам не хочется, чтобы игрок выходил травмированным, конечно, нам не хочется потерять своего лидера еще до начала сезона, но мы хотим, чтобы сборная сыграла здорово. Поэтому, возможно, возникали какие-то недомолвки.

Алексей Кузнецов: Но можно понять и Блатта, который фактически лишился нескольких игроков, на которых он, может быть, имел право рассчитывать. Может быть, и раньше были утрачены эти надежды, как в случае с Кириленко и Холденом, может быть, позже, как в случае с Хряпой. Но, тем не менее, поневоле занервничаешь, когда, как правильно сказал Сергей Николаевич, в матче с Кот-д'Ивуаром приходится сражаться, что называется, до последнего.

Последнее свое крупное достижение сборная России, напомню, имела в 2007 году, когда выиграла чемпионат Европы, а дальше были только серьезные поражения и на чемпионате мира, и на Олимпиаде в Пекине. До полуфинала сборная не добиралась, мягко скажем. И судя по всему, сейчас турнирные перспективы сборной России лично мне, по крайней мере, кажутся сомнительными. Даже если Россия выиграет у Новой Зеландии в первом этапе плей-офф, что возможно, конечно, следом, скорее всего, будет соперником россиян сборная США, а ее пройти вряд ли удастся. Или я слишком пессимистичен? Сергей Николаевич, какое ваше мнение?

Сергей Елевич: Я немножко возвращусь к вопросу, что не участвует Кириленко, Холден в составе. Вы поймите правильно, это люди, которые сделали все для того, чтобы сборная России завоевала золото на чемпионате Европы в Испании. Но не может быть Холден пожарным всю жизнь, он отработал честно и благородно. Ни один игрок-иностранец столько не сделал, сколько сделал он для сборной России.

И о Кириленко. Вы поймите, что у него последний год контракта. И все понимают, что это очень важный момент для его статуса в дальнейшем. И если он, не дай Бог, получил бы здесь какую-то травму или получил бы что-то, что связано с непродолжением его карьеры, я думаю, что он бы закончил играть, и это было бы не очень хорошо и для нас, и для всех людей, которые живут в России. Потому что пока он единственный, кто играет у нас... кроме Мозгова, который сейчас только будет заявлен, а это единственный игрок. И мы должны его беречь, мы должны к нему очень хорошо относиться.

Следующий момент. Да, может быть, мы пройдем Новую Зеландию, но другие цели у нас. Это новая команда, это становление людей, которым нужно добиваться успеха в следующем чемпионате Европы, чтобы получить не VIP-card, как на чемпионат мира, а четкое положение о том, что мы будем играть на Олимпиаде в Лондоне. Вот эту цель надо преследовать. И те игроки, которые сейчас играют в сборной, они, я считаю, выступают достойно. И несмотря на то, пройдем мы кого-то или не пройдем, мы должны преследовать другую цель – есть у нас команда или нет. Я считаю, что она есть.

Алексей Кузнецов: Елена, какова ваша точка зрения: есть команда у сборной России на нынешнем чемпионате мира?

Елена Приходько: Мне кажется, игры первого этапа это уже доказали. Конечно, игра есть и команда есть. Я бы хотела вспомнить, что когда сборная России стала чемпионом Европы в 2007 году, от нее же ведь этого никто не ожидал. Была абсолютно "темная" сборная, которая выиграла на своем кураже, никакого психологического давления особого. Наоборот, все по традиции поругивали, ничего от нее не ждали. Но она стала чемпионом Европы. Мне кажется, нынешняя ситуация, несмотря на то, что уже сборную не так ругают, несмотря на то, что ждут от нее большего, вот такой турнирный расклад, когда все понимают, что Новая Зеландия будет пройдена и, вероятно, следующим соперником сборной России будет команда США, и наверное, ничего сборной России не светит, –это как раз может сыграть на руку, и мы увидим очень хороший баскетбол. Конечно, говорить о том, что Россия обыграет США, наверное, не приходится, но, тем не менее, мы можем увидеть те перспективы, которые нас могут порадовать в будущем. И я согласна с Сергеем Николаевичем, что действительно нам надо работать на другие цели на чемпионате мира.

Алексей Кузнецов: Я бы, конечно, усомнился в такой постановке вопроса. Мне кажется, чемпионат мира – сам по себе достаточно высокая цель, чтобы играя на нем, думать... нельзя, конечно, не думать о будущем и об олимпийской путевке в Лондон 2012 года, но все же чемпионат мира расценивать только лишь как подготовительный этап, хотя я намеренно утрирую эту формулировку, наверное, тоже не стоит. Николай, вы согласны со мной? Или все же подготовительные цели здесь важнее?

Николай Цынкевич: Я немножко вернусь к тому, что говорил Сергей Николаевич, и полностью соглашусь с ним по Холдену и Кириленко, они действительно очень много сделали для сборной. Очень неправильно называть их предателями. И поймите, что эти люди на вопрос об участии в сборной наверняка не ответили... Им позвонили и сказали: "Андрей (или Джей), приезжай в сборную" – "Что-то нам не хочется". У них наверняка для этого были очень серьезные причины и очень серьезные раздумья.

Алексей Кузнецов: Я согласен, последний сезон в НБА для Андрея Кириленко – это серьезнейшая причина, и он столько сил отдал сборной, что тут и говорить нечего.

Николай Цынкевич: Я уверен, что мы не знаем даже всех причин, может быть, было что-то другое. И что касается перспектив. Поверьте, что сборная России сейчас не будет поднимать руки перед сборной США, если, дай Бог, она до сборной США доберется. Во-первых, надо пройти Новую Зеландию. Во-вторых, сборная США сейчас не такая грозная команда, которая наверняка обыграет любого соперника. Мы уже видели, как в групповом турнире сборная Бразилии буквально секунд не дотянула до того, чтобы сыграть с американцами овертайм. А там уж кто знает, до чего бы дошло. Понятно, что сборная США сильнее всех на этом чемпионате мира. Но мы знаем, что в баскетболе в определенный день у одной команды может что-то получаться, у другой не получаться. И это может быть хорошим шансом для того, чтобы эту команду обыграть.

Алексей Кузнецов: Да, я как раз не считаю, что нынешняя американская сборная настолько сильна и глобальна. Это не первая дрим-тим, которая играла на Олимпиаде в Барселоне, где от обилия имен просто ноги начинали трястись у болельщиков.

Николай Цынкевич: Я хочу еще добавить, что мне сборная России всегда нравилась при Дэвиде Блатте тем, что она показывала очень понятную игру. Когда ты смотришь команду и понимаешь, что она делает в каждый момент, когда ты видишь какие-то тренерские задумки, то это действительно внушает оптимизм. И сборная России на этом чемпионате, при всех ее каких-то неудачных матчах в подготовительных турнирах, на которые можно просто закрыть глаза, при невнятной игре, скажем так, в матче с Кот-д'Ивуаром, тем не менее, показывает тактически очень хороший баскетбол. И он вполне себе силен организацией, и эта организация может побить любую команду.

Алексей Кузнецов: К нам пришел вопрос от Сергея Митрофанова на пейджер: "Насколько остра в современном баскетболе проблема судейства? Сравните, пожалуйста, с футболом и хоккеем". Ну, насчет сравнения – это я бы оставил в стороне.

Сергей Николаевич, на ваш взгляд, проблема судейства и на чемпионате мира, и вообще, насколько в баскетболе сегодня это действительно остро?

Сергей Елевич: Проблема судейства есть только в России. Проблем в других странах и на чемпионатах... Да, бывают ошибки и так далее. Вот сейчас я смотрю чемпионат мира, я очень много матчей комментирую на "НТВ Плюс", и ни одного свистка я не видел, чтобы был предвзято сделан для того, чтобы кто-то победил. То есть все настолько объективно, что мне это импонирует. Но обидно только по одной причине – что ни одного судьи нашего нет на чемпионате мира. Это недоверие к российским судьям – я вижу ракурс только в этом. А вообще судейство мне нравится.

А если сравнить с футболом и другими видами спорта, вы поймите, что в футболе много необъективного. А здесь я не вижу, чтобы кто-то давал какие-то 3 секунды лишних, чтобы кто-то делал этой команде такую трактовку, где начинают жестко играть за получение, а в другой команде, когда они переходят на другую половину площадки, этого не дают. Все одинаково, и это мне нравится.

Алексей Кузнецов: Сергей Николаевич, вы сказали, что нет российских судей. А почему их нет? Потому что недоверие это на чем-то основано, потому что в российском чемпионате судьи действительно на порядок хуже работают или есть какие-то другие причины, как вы полагаете?

Сергей Елевич: Да они не хуже работают, они работают по указке. Судьи должны работать сами, они должны ни от кого не зависеть. Если у нас будет независимый судейский комитет, у нас тогда будут нормальные судьи. А у нас их сейчас нет по одной причине – они все принадлежат по статусу федерации.

Алексей Кузнецов: В общем, независимый судья – это не только в баскетболе, но и гораздо шире, я бы сказал. И в жизни России тоже есть такая проблема, что связано с общественной ситуацией.

Сергей Елевич: А она во всех сферах.

Алексей Кузнецов: Ну, правильно, если так получается, что ж делать. Но это серьезнейшая проблема. А есть какие-то предпосылки, чтобы судейский комитет получил самостоятельность? Или пока федерация не идет по этому пути?

Сергей Елевич: У нас очень многое зависит от федерации. Но работают настолько некомпетентные люди, по моему личному мнению, что здесь проблем хватает. Надо создавать отдельный судейский комитет. Может быть, сделать так, чтобы судьи судили, как делают в других странах, по компьютеру и так далее. Только тогда мы к чему-то придем. И у нас нет школы судейской, нам нужна школа судейская, очень мало тренерских школ, у нас всего две высших школы – в Санкт-Петербурге, которой я руковожу, и в Москве. А их должно быть больше, они должны быть в других городах. У нас должна быть единая программа. Это же все связано одно с другим. И если это будет, то будет и определенная трактовка. У нас есть очень хорошие арбитры, которые в возрасте, которые могут открыть все эти школы, но, к сожалению, пока этого нет.

Елена Приходько: Мне интересно было бы продолжить тему новой организации – судейского независимого комитета у нас. Мы с Сергеем Николаевичем, мне кажется, последние лет 10 обсуждаем эту тему в совершенно разных ракурсах, но сейчас он имеет более близкое отношение как руководитель школы к этому. Но я так и не поняла, у нас есть перспективы создания или все по-прежнему в хаотичном состоянии, и мы только продолжаем вести разговор о том, что надо бы иметь независимый судейский корпус.

Сергей Елевич: Леночка, я готов с тобой все время обсуждать эти вопросы. Федерация должна заниматься своими вещами. Федерация не должна заниматься чемпионатами, она должна заниматься сборными командами, подготовкой резерва и подготовкой судейского аппарата. Но у нас настолько объем федерации широкий, что надо создавать календари игр, надо создавать все подоплеки к детской лиге и к такой, и к такой. Федерация, мое твердое убеждение, должна заниматься четкими программами – это тренерские кадры, сборные команды, подготовка резерва и судейский комитет. И если это будет, то у нас будет определенный сдвиг. Но пока я этого не вижу.

Алексей Кузнецов: Вы имеете в виду, Сергей Николаевич, что должна быть некая лига, примерно как КХЛ или РПФЛ в хоккее и футболе, которая должна заниматься чемпионатом?

Сергей Елевич: Я давно об этом говорю. Я очень много лет проработал в Испании, и я вам четко говорю, что никто не занимается из федераций чемпионатом. У нас федерация занимается чемпионатом. Она должна отдать эти права, и лига должна заниматься сама проведением чемпионата – и будет результат. Не должно у нас играть 9-10 команд, у нас должны играть 18-24 команды в другой лиге. Но у нас этого нет. У нас неоткуда выбрать людей. И все связано только с тем, что у нас нет людей, которые могут попасть в сборную команду, то есть не из чего выбрать. Я же понимаю Блатта, он начинает видеть варианты, которые связаны с тем, кто у нас близко сюда подходит – такого нет. И Блатт должен подчинить себе все сборные, которые находятся в обойме нашего делегирования на чемпионаты Европы. Он должен разговаривать с тренерами, которые руководят сборными, должен давать определенные задания. Я смотрю, например, сейчас на другие команды, вторые, третьи тренеры – это которые находятся в обойме детских команд, они находятся в главном штабе. А у нас этого нет. У нас все разрозненно. И здесь очень долго можно говорить, и мы никогда не придем к определенному мнению. Я с Черновым на эту тему очень много говорил. Он или не понимает, или не хочет понять, или вокруг него окружение, которое меня не хочет понять. Но мы должны четко понимать, что федерация должна заниматься только своими вопросами.

Елена Приходько: Сергей Николаевич, создание новой лиги, на ваш взгляд, перспективы все-таки зреют, сдвинется ли федерация с мертвой точки и поделится ли полномочиями или новая лига – это так?

Сергей Елевич: Мы давно готовили новую лигу, когда я еще работал в "Химках", мы давно на эту тему разговаривали. Выход из этой федерации уже не новый, это много-много раз уже муссировали, это было 5-6 лет назад, когда я с Кущенко говорил, когда мы говорили в свое время с Гомельским на эту тему. Пока, да, мы вышли. Там 10 команд. Я думаю, что она все равно обрастет, потому что она должна быть самостоятельной. И вы посмотрите, что будут и судьи самостоятельными, потому что там уже будет такой вопрос, что ты никогда не сделаешь грубых ошибок по одной причине: ты сделаешь один раз, ты сделаешь второй раз, а потом тебя просто уберут, и ты не будешь работать. Я имею в виду, по судейским вопросам, которые связаны с проведением этого чемпионата, который будет проводиться новый в этом году.

Алексей Кузнецов: Николай, вы, как представитель клуба, в рамках своих полномочий, что скажете на эту тему? Может быть, у вас есть вопрос к Сергею Николаевичу?

Николай Цынкевич: Новая лига создана, и она в основном, я бы сказал, независима от РФБ. Я просто думаю, что нам сейчас сразу не стоит ждать всего-всего от новой лиги и дать ей провести хотя бы один сезон в "тестовом режиме". Я надеюсь, что то, о чем говорил Сергей Николаевич, что люди должны понимать, что они делают, и к чему-то стремиться, это поведет эту лигу вперед, вверх, и в конце концов, она действительно обрастет, станет лучше, и у нее есть какая-то перспектива. Действительно, будет интересно посмотреть, каким будет чемпионат России через год-два.

И у меня такой вопрос к Сергею Николаевичу. Я думаю, что не только любой тренер, но и болельщик перед началом чемпионата имеет свою версию состава сборной России. Я уверен, что у вас были свои 12 человек в голове перед началом чемпионата. Вот сейчас, по истечению группового турнира, как вы считаете, ваша версия и версия Блатта, насколько они разнятся?

Сергей Елевич: Николай, я не могу обсуждать Блатта потому, что у него свое мышление, а у меня свое мышление. Где-то о двух игроках я бы, может быть, подумал.

Николай Цынкевич: Наверное, Воронов и Колесников?

Сергей Елевич: Я думаю, что Колесников на своем месте. Я бы подумал по Курбанову и поднял бы вопрос по Петру Самойленко. Потому что нельзя уходить от этих игроков. Да, есть конфликт у Блатта и у Самойленко, но его надо решать. Мы, тренеры, педагоги, – психологи, и мы должны решать эту проблему. Ничего страшного, если сядет... например, есть такая позиция, когда я садился с конфликтующим игроком и разговаривал с ним один на один. Бояться этого не надо. Но мы, к сожалению, уходим от этого, потому что есть очень много вопросов, которые связаны с взаимоотношениями тренера и игрока. И этот вопрос требует очень и очень тонкого понимания и внимания, эти проблемы. Я думаю, что Блатт все-таки не сделал этого шага, хотя он мог это сделать. Самойленко очень нужен. Или Сергеева, или Курбанова, который мог бы сыграть на позиции и третьего, и четвертого номера. Это мое личное мнение.

Николай Цынкевич: Мы его и спрашиваем.

Сергей Елевич: Я бы сделал, например, так. Вот мы говорим по вопросам молодежи и так далее. По Воронову я Блатту сказал два года назад, я с ним лично разговаривал и сказал: "Возьми Воронова". Я готовил команду к универсиаде, когда она была в Бангкоке. Он был лучшим. И я сразу сказал: "Возьми его в сборную". Потому что Мачюлис, который играл на этой же универсиаде, через неделю поехал на чемпионат Европы, который мы выиграли, кстати. Но мы этого не сделали. То есть Блатт должен прислушаться и к нам, а не смотреть, кто-то что-то говорит. Я ему нарезал диски по перспективным игрокам и давал, я тогда работал в экспертном совете (сейчас тренерский совет немножко упростили и сделали экспертный совет). Я не знаю, смотрел он или нет. Но он многого не знает в России, он не работает в России. Естественно, мы должны ему помогать. Я очень уважаю Блатта, и с открытой душой говорю, что у нас есть. Но, к сожалению, доходит это или не доходит, мне трудно сказать и трудно ответить на эти вопросы. Но та сборная, которая есть, я думаю, что она сильнейшая. А мое личное мнение – это мое личное мнение.

Алексей Кузнецов: Сергей Николаевич, вы упомянули экспертный совет. Как по-вашему, насколько может быть его роль сегодня велика в формировании не только сборной, но и по существенным вопросам развития баскетбола? И реализуются ли все идеи, которые возникали при создании экспертного совета, сейчас или же эта организация более формальна, чем хотелось бы?

Сергей Елевич: Сразу скажу, что она формальная. Потому что когда я руководил тренерским советом, она была действующей, а сейчас она формальная. Все решается по телефону. Я не хочу в этой организации работать, я сказал об этом и Чернову, и Гомельскому, потому что все связано только с тем, кого назначить, тренеры приходят на советы не подготовленные. Поэтому я работать в такой организации не могу. И это все зависит от президента федерации, который не хочет прислушиваться. Чернов не хочет прислушиваться к этому. Когда ему говорят, он это делает в какую-то обиду или еще что-то. Но если мы за это отвечаем, мы должны отвечать за четкое понимание того, кого мы назначили на сборные команды: этого тренера или этого, или этого. А если этого не будет, и к нам не будут прислушиваться, пускай Чернов всех сам и назначает, кого хочет, того и назначает. Что он, кстати, и делает. Дай Бог, пускай назначает. Но от этого толка никакого не будет, все должно быть организовано через Блатта, главного тренера национальной сборной команды. И у него должен работать человек, который конкретно занимается всеми командами, резервами – и тогда у нас будет какая-то определенная лестница. А пока этой лестницы я не вижу.

Алексей Кузнецов: К нам пришел вопрос от Василия Ивановича из Чебоксар: "В чемпионате России еще совсем недавно был не только ЦСКА заметен, был "Урал-Грейт", был ЦСКА ВВС, был "Автодор", создавалось ощущение какой-то конкуренции. А сейчас, кроме ЦСКА, другие клубы практически незаметны – ни "Динамо", ни "Химки". Насколько это ощущение соответствует реальности? Действительно ли такая ситуация тяжелая в российском баскетболе?". Коллеги, вопрос, наверное, всем вам. Этот вопрос больше связан с созданием профессиональной лиги? Действительно ли ЦСКА сегодня на десять голов выше остальных клубов?

Николай Цынкевич: Состав ЦСКА действительно очень силен, и естественно, он из года в год является фаворитом. Но я думаю, что один из факторов, по которым ЦСКА из года в год является одним из главных претендентов на золото в российском чемпионате, – это преемственность состава. Нет резких перемен, есть люди, которые вполне четко подходят под свои позиции, которые создают микроклимат в коллективе. И у ЦСКА каждый год есть команда. Я считаю, что беда очень многих клубов российских в том, что они создают команды на сезон. Они покупают каких-то игроков и надеются, что они за счет этого сегодня и сейчас чего-то добьются. Нет работы на перспективу, которая всегда была у ЦСКА.

Алексей Кузнецов: Мне кажется, что это лишь одна из частей проблемы. Сергей Николаевич, а у вас какая точка зрения?

Сергей Елевич: Я могу согласиться с Николаем, но я пойду глубже. Организацией клуба должны заниматься профессионалы. У нас организацией клуба занимаются непрофессионалы, и это самая страшная вещь. В свое время, когда я работал у себя в клубе "Химки", я очень дружил и с Кущенко, и с Ватутиным, мы очень друг друга дополняли. Мы готовили первые матчи, которые были связаны с НБА, когда к нам приезжал НБА, мы занимались этим вопросом. И было видно, что я, например, работаю с профессионалами. ЦСКА – это профессиональный клуб, и он не просто на словах профессиональный, а именно тот клуб, который готовит этих людей. И правильно Николай говорит о том, что психология игрока и психология в коллективе должна быть от игроков. Прежде чем в "Химки" я брал игрока, я спрашивал, кто он по характеру, что он может, какая у него семья и так далее. Нет мелочей, которые связаны с баскетбольным клубом, все должно быть организовано на очень и очень высоком, профессиональном уровне. В других клубах, которые я знаю, этого нет, потому что нет профессиональных работников, которые работают. Он захотел, у него есть деньги, он купил иностранцев и думает, что он выиграет. Да не выиграет. Надо начинать заниматься с детьми. И когда я работал в "Химках", у нас было пять команд детских, а сейчас этих команд нет.

Алексей Кузнецов: Ни одной нет?

Сергей Елевич: Есть две команды, которые уже не отвечают тем требованиям и тем вопросам, которые я хотел бы видеть в перспективе. Снесли зал, который был рядом с дворцом. То есть ущемляют все для того, чтобы дети не тренировались, чтобы они были в каких-то других платных группах и так далее. Я не говорю только о других клубах, везде так. Но я четко представляю, что баскетбольный клуб – это иерархия снизу и доверху, а у нас практически ни в одном клубе этого нет, кроме ЦСКА.

Алексей Кузнецов: Елена, ваша точка зрения о том, что нужно сделать в российском баскетболе, чтобы не только ЦСКА был во главе, а чтобы все-таки шла более серьезная конкуренция? И вы согласны с такой постановкой вопроса?

Елена Приходько: С ней тяжело не согласиться. И хочется поддержать Сергея Николаевича в его высказываниях. И конечно, Николаю не с руки хвалить собственный менеджмент, но мы действительно приходим к тому, что ЦСКА на сегодняшний день единственный клуб, где собраны люди, которые профессионально занимаются именно менеджментом баскетбольным, которые работают на очень долгую перспективу. Все, что мы видим в регионах, – это когда в клуб поступают деньги каким-то потоком, если поток большой и широкий, клуб закупает себе легионеров и, может быть, на несколько сезонов быть в конкурирующей "тройке". А поток иссяк – все, клуб закрыт. И на сегодняшний день по-прежнему, хотя об этом мы говорим уже очень давно, перед клубом не стоит задача зарабатывать, у нас все клубы приспособлены только тратить. Конечно, заработать в современном российском баскетболе для клуба сложная система, и никогда клуб за счет продаж билетов, атрибутики и еще чего-то не уйдет в плюс, об этом мы не говорим. Но если в клубе хотя бы задумываются о том, чтобы отбить какую-то часть вложений, то, наверное, только у такого клуба на сегодняшний день есть какая-то перспектива, и этот клуб может со временем конкурировать с тем же ЦСКА. А если подход – только тратить, то это клубы-временщики. В лучшем случае, они будут внизу турнирной таблицы болтаться в течение десятилетий, живя на местные, областные бюджеты.

Алексей Кузнецов: Как раз мы только что говорили о детских командах. И вот пришло сообщение на пейджер, к сожалению, оно не подписано, но я все-таки хочу его прочесть. "У меня предложение по популяризации баскетбола среди детей: водить школьников не только в музеи и театры, но и на баскетбольные матчи. С чего-то надо начинать". Наверное, это лишь малая толика работы с детьми. Хотя болельщики воспитываются и таким образом, не так ли, Сергей Николаевич?

Сергей Елевич: Естественно. Я знаю, что ЦСКА детям дает и мы в "Химках" давали детям бесплатные билеты. Наверное, это происходит и в других клубах. Потому что без детей и без понимания того, что мы хотим привлечь кого-то, у нас ничего не получится. Все-таки мы должны заниматься благотворительностью для того, чтобы получали какие-то дивиденды – если дети увидят, они будут искать кумиров. Дети хотят видеть перед собой кого-то, и если они увидят, то они увидят Хряпу, Моню, Фридзона, Кауна и так далее. Приезжают к нам иностранцы, и если это будет хороший, положительный факт, то мы увидим и людей, которые будут подражать. Я практически на все матчи ЦСКА хожу. Посмотрите, на майках у детей написаны фамилии игроков, которые участвуют в том или ином матче, и это приятно. И рядом с нами иногда сидят дети, у одного написано "Холден", а у другого написано "Хряпа". И я с ними разговорился. Они говорят: "Мы ходим на тренировки, мы очень хотим быть такими игроками, как они". Ну, это же приятно.

Елена Приходько: На самом деле, такая система существует, и большинство клубов в регионах заполняют трибуны за счет детей. Это абсолютно нормальная практика, и она действует, по-моему, сейчас везде. Потому что не все матчи топовые, и клубы приглашают детей. Как раз с этой стороны, вроде бы, все налажено.

Алексей Кузнецов: Николай, вы согласны с тем, что в ЦСКА, может быть, наиболее активно и серьезно ведется такая работа? Вы с другими клубами не связывались на это счет, как там поставлено? Может быть, вы знаете?

Николай Цынкевич: Мне не очень хочется обсуждать работу других клубов. Естественно, мы очень много занимаемся популяризацией своей клуба и стремимся завоевать зрителей, естественно, в первую очередь молодежь на наши трибуны, хотим, чтобы было модно ходить на баскетбол, чтобы было интересно, чтобы было зрелище какое-то. Но вопрос популяризации баскетбола настолько обширный и глубокий, что нам программы не хватит. Я только скажу, что очень мало профессионалов опять-таки работает в этом деле, то есть людей, которые умеют приглашать болельщиков на матчи, людей, которые умеют показать, что эти матчи интересны, что это здорово, классно, интересно, что это недорого даже. Это же не огромные траты – сходить на баскетбол.

Алексей Кузнецов: Давайте сделаем прогноз или обсудим перспективы чемпионата мира, который сейчас продолжается. Первая пара одной четвертой финала известна – Сербия и Испания. Сегодня: Турция – Франция, Словения – Австралия. Завтра играют США – Ангола, Россия – Новая Зеландия. А далее: Литва – Китай, Аргентина – Бразилия. Сергей Николаевич, каковы перспективы турнира? Вначале говорили, что фаворитами являются Испания и США. Соответствует ли это ситуации? Что будет дальше?

Сергей Елевич: В первую очередь я бы хотел отметить ряд команд. Мне очень понравилась Бразилия, Аргентина – есть какая-то изюминка. Испанцы вчера показали, что они могут быть хорошей командой. Вчера мы комментировали матч Сербия и Хорватия – великолепный матч получился. И самое достойное, что команды бились и уважали друг друга, а это дорогого стоит. Не было никаких поползновений к тому, что это разделенные республики, что они что-то делят. Нет, они делили только игру. И я в восхищении от этих матчей, которые я вчера видел. И мы потом их анализировали в ночной программе "НТВ Плюс". Я получил огромное удовольствие. Очень хорошие сегодня и завтра будут матчи. То есть все матчи, которые связаны с выступлением 16 лучших команд, которые мы будем смотреть, я думаю, с замиранием. Ну, может быть, пара Америка – Ангола, я думаю, наверное, не будет решаться, американцы ее пройдут. Ну, посмотрим, что будет дальше.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG