Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о терактах в Дагестане


Теракт на полигоне "Дальний" в Дагестане

Теракт на полигоне "Дальний" в Дагестане

По последним данным, в результате взрыва на полигоне "Дальний" 136-ой мотострелковой бригады в Дагестане трое военнослужащих погибли, ранения получили более 30-ти человек. 15 пострадавших были доставлены на лечение в госпиталь Ростова. В ночь на воскресенье, 5 сентября, смертник на заминированном автомобиле попытался проникнуть на территорию полевого лагеря. Взрыв произошел при столкновении с военной машиной, которая блокировала въезд.

Владимир Кара-Мурза: Число погибших в Дагестане в летнем лагере на полигоне Дальний 136 отдельной мотострелковой бригады Минобороны России увеличилось и достигло 4 человек. Сегодня в военном госпитале в Буйнакске скончался четвертый военнослужащий, пострадавший при теракте. Теракт произошел ночью 5 сентября, когда смертник на заминировал на автомобиле протаранил пост охраны при въезде на территорию полевого лагеря. Три человека погибли на месте, 35 человек пострадали. "Теракты не помешают планам властей по социально-экономическому развитию Северного Кавказа", – об этом заявил премьер-министр Путин на совещании по вопросам экономического развития Северокавказского федерального округа в Сочи. "Ситуация, как вы знаете, непростая. Об этом свидетельствуют и последние события, совершенные теракты, но планы по развитию Северного Кавказа по развитию экономики, социальной сферы тем более являются актуальными", - сказал Путин. С учетом прозвучавших предложений подготовлена стратегия развития Северного Кавказа. Премьер отметил, что создание 400 тысяч рабочих мест является одним из основных ее ориентиров. О том, чем вызвал всплеск террористической активности в Дагестане, мы сегодня говорим с главным редактором дагестанской газеты "Черновик" Надирой Исаевой и обозревателем "Новой газеты" и радиостанции "Эхо Москвы" Юлией Латыниной. Каковы, по-вашему, могли быть мотивы нападения на лагерь полигона Дальний?
Это нападение, как всегда федералы отрапортовали, было отбито. На самом деле диверсанты сделали свое дело и ушли

Юлия Латынина: Мотивы как всегда. Я просто хотела заметить, что 136 мотострелковая дивизия и сам Буйнакск давно являются мишенью боевиков, и я бы даже сказала, что первый эпизод того, что называется вторжением в Дагестан по российской версии, и того, что было попыткой с точки зрения вххабитов освобождения Дагестана Басаевым и Хаттабом, что первый эпизод этой долгой войны связан с нападением Хаттаба 22 декабря 97 года именно на Буйнакск, именно на 136 дивизию, другой тогда просто не было. И причем это нападение, как всегда федералы отрапортовали, было отбито. На самом деле диверсанты сделали свое дело и ушли. Это была тренировка, причем не чеченцев, а этом были люди из сел, которые находятся недалеко от Буйнакска, из сел, которые были оплотом ваххабитов в Дагестане и которые были приемными селами Хаттаба, потому что у Хаттаба была оттуда жена. И я бы также напомнила и это еще более важно, что 5 сентября - это практически годовщина взрыва домов в Буйнакске, которая открыла серию сентябрьских взрывов, которые потом продолжились в Москве. Можно только надеяться, что на этот раз это не будет иметь продолжения в Москве. То есть практически боевики отпраздновали годовщину.

Владимир Кара-Мурза: Какие версии произошедшего теракта циркулируют в республике?

Надира Исаева: К сожалению, версий нет и не может быть, все очевидно, я здесь с Латыниной соглашусь, ничего нового. Обычное, к сожалению, приходится констатировать, но ничего экстраординарного, на мой взгляд.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, можно ли ожидать, что кто-нибудь возьмет на себя ответственность за этот теракт?

Юлия Латынина: В последнее время боевики редко берут на себя, как ни странно, ответственность за теракты. То есть, во всяком случае, не так часто. Они гораздо чаще берут ответственность за то, что они не делали. Вспомним, как Доку Умаров хвастался, что он взорвал Саяно-Шушенскую ГЭС. В принципе может быть возьмут, но гадать сделал это Ибрагим Гаджададаев или какой-то другой человек - это достаточно интересно для ребят, которые ловят Ибрагима или кого-то другого, но это действительно, как гадать, кто убил Троцкого ледорубом. Действительно, кто взрывает все время дома в Буйнакске? Я думаю, что главное сделать выводы. Потому что очевидно, если раньше центром притяжения был Буйнакск, как такая столица русских войск, то теперь таким центром притяжения будет Ботлех, где расположены русские войска и любое место, где расположен любой мент, независимо от того, русский он или дагестанец.

Владимир Кара-Мурза: Какие выводы уже сделаны после случившегося и какие меры предосторожности приняты в республике?

Надира Исаева: Вы знаете, учитывая, что ситуация давно в таком русле происходит, я не знаю, какие меры предосторожности должны быть приняты. Учитывая, что 1 сентября взрывали въездной пост в Махачкалу, был взрыв базы ДПС, был взрыв Кизлярского РОВД, я не знаю, что должно случиться и какие меры предосторожности. В этом смысле права Юлия, нет разницы между тем взрывают, допустим, мотострелковую дивизию Минобороны или взрывают РОВД, где находятся милиционеры. Вот такого ведомственного разграничения и воспринимать - это федералы, а это не федералы, нет смысла, эта грань давно пройдена и перешли ее. Я не знаю, какие меры предосторожности могут быть предприняты, если такой факт, сам по себе это теракт имел место, уже произошел, учитывая предыдущий опыт.

Владимир Кара-Мурза: Константин Козенин, главный редактор газеты "Регнум", эксперт по Кавказу, не видит конкретных мотивов для терактов.

Константин Козенин: Последние теракты в Дагестане носят чисто идеологический характер. Трудно их связать какими-то конфликтами за должности, за финансы и так далее. Потому что покушение на министра по делам национальностей Дагестана, которое совершилось в субботу, в общем-то это должность, которая не связана с регулированием финансовых потоков. Нападение на военную часть, опять-таки, если бы это было нападение на районное нападение милиции, это можно было бы связать с какими-то местными конфликтами. Военная часть живет своей жизнью, и вряд ли она в какой-то мере интегрирована с теми процессами локального характера, которые там происходят. Здесь, по-моему, бандподполье, ему нужно было подтвердить, что оно есть, что оно по-прежнему опасно и оно по-прежнему свою работу делает, несмотря на то, что в Дагестане действительно были предприняты серьезные попытки по ослаблению бандподполья, я имею в виду уничтожение его лидеров.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG