Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В МГУ обнаружен учебник сталинизма


Учебное пособие "История России. 1917-2009" оказалось в центре далеко не научного скандала

Учебное пособие "История России. 1917-2009" оказалось в центре далеко не научного скандала

Обсуждение пособия "История России. 1917-2009", написанного профессорами исторического факультета МГУ Александром Вдовиным и Александром Барсенковым, завершилось изъятием этого издания из учебного процесса и приостановлением его распространения до исправления допущенных неточностей. Накануне в Общественной палате России развернулась дискуссия о том, как писать историю, как проверять исторические факты, как преподавать.

Третье издание пособия Вдовина и Барсенкова по истории России – расширенное и дополненное, с грифом учебно-методического объединения по классическому университетскому образованию – активно обсуждалось как историками, так и просвещенной общественностью. Возмущение, главным образом, вызывал тенденциозный отбор материала и ненаучный подход к публикуемым источникам. Отсутствие оценок также трактовалось как недостаток учебника, поскольку ксенофобия и оправдание сталинизма транслировались с помощью чужих цитат.

Заместитель директора Института российской истории РАН Владимир Лавров на заседании комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести отметил даже некоторую уникальность этого издания:

– Это пособие является единственным в России, в котором авторы неоднократно публикуют данные из статистических выкладок сталинских идеологических служб о процентном представительстве евреев в госучреждениях, органах культуры, редакциях газет, среди деятелей науки и культуры. Иногда они ссылаются на книгу Костырченко "Тайная политика Сталина". Но такие ссылки несостоятельны, поскольку Костырченко дает эти цифры в контексте изложения антисемитской политики сталинского руководства. Ничего подобного в книге Барсенкова и Вдовина нет. При этом отсутствует источниковедческий анализ этих сводок. Данные могли быть просто сфальсифицированы партийным аппаратом. Авторы вообще не анализирует критически эти документы, а просто относятся со слепым доверием к тому, что заявлено в советских бумагах, в бумагах органов госбезопасности. Авторы тщательно избегают характеризовать политику того времени как государственный антисемитизм: это понятие просто отсутствует – так же, как отсутствует понятие "сталинские преступления".

Общий вывод у меня такой. Выход очередного просоветского, прокоммунистического и просталинского учебного пособия по истории связан с тем, что в России юридически не осуждены преступления партии Ленина и Сталина против человечности. Апологеты этой партии издают учебные пособия, искажающие и фальсифицирующие историю страны в целом. Они используют в интересах компартии то, что современная политическая элита далеко не определилась мировоззренчески, – заключил Владимир Лавров.

Действительно, авторов пособия трудно напрямую обвинить в пропаганде экстремизма и разжигании межнациональной розни. Однако обращение к ним адвоката Мурата Мусаева, представителя уполномоченного по правам человека Чеченской республики, возымело нужное действие: Барсенков и Вдовин написали письма в адрес библиотеки МГУ и в издательство "Аспект Пресс" с просьбой приостановить распространение данного учебного пособия "до исправления допущенных неточностей". К числу таких неточностей, например, относились сведения о 63 процентах чеченских мужчин, призванных в армию в начале войны, нарушивших присягу и ставших дезертирами. Об этом рассказал Мурат Мусаев:

– Эти письма появились в результате небольшой дискуссии за столом в кабинете у уважаемого декана исторического факультета господина Карпова. Оба автора присутствовали на этой встрече. Много вопросов было к Вдовину: он – автор наиболее спорных и дискуссионных тезисов. И я попросил его как-то историографически и с точки зрения источниковедения обосновать этот довод о 63 процентах. Он не смог ответить. Он сказал: "Ну, вот в Саратове был такой ученый, он у себя в книге писал, что вроде как 63 процента". Я знаю, о каком ученом он говорит, и предложил ему ознакомиться с трудом этого ученого повторно. Во-первых, речь там шла не о дезертирах, а о людях, которых не удалось призвать; то есть в худшем случае – об уклонистах. Во-вторых, это были никакие не данные НКВД, а сводки некого военного управления – докладная записка конкретного чиновника. Но это все не важно, это частные моменты. Важно, что ученый муж, академик, доктор исторических наук позволят себе обосновывать свои доводы аргументами уровня "одна бабка на базаре сказала"!..

Как подобное пособие могло быть издано, да еще с рекомендацией учебно-методического объединения по классическому университетскому образованию – объяснил декан исторического факультета МГУ Сергей Карпов:

– Этот учебник абсолютно авторский. Когда он обсуждался на кафедры, был сделан целый ряд существенных замечаний. Авторы эти замечания не учли, и в данном случае – это их авторская позиция. Кроме этого, гриф получало только первое издание этого учебника; он не продлевался ни на второе, ни на третье издание. Авторы это использовали произвольно – без, так сказать, дальнейшего грифования. Издательство не обращалось к нам за повторным грифованием; грифовался только первый текст. Как нам избегать этой ситуации, когда мы обращаемся к какому-то ряду непроверенных фактов и имеем с ними дело? Я думаю, что прежде всего мы должны создавать очень большую базу данных достоверных источников и базу данных достоверной литературы, к которой можно обращаться. Сейчас ее нет. Сейчас могу вам сказать авторитетно, у нас нет ни одного учебника, который мы можем назвать эталонным. К сожалению, его нет. У нас очень большое количество мнений по этим вопросам, мы живем в плюралистическом обществе. Мы живем в обществе, где очень много сортов сыра, и где два русских имеют три противоположных идеи.

Выход из этого двойной. Во-первых, создание большой верифицированной базы данных, большой. Во-вторых, необходима серьезная научная экспертиза – и со стороны РАН, и со стороны МГУ. Наш ученый совет это сделает. А до этого решения мы приостановили распространение учебника, потому что там есть недостоверная информация. Кстати, должен сказать: там приведено 39 тысяч цифр и примерно 200 тысяч фактов. Они нуждаются в экспертной оценке. И первое, что нам необходимо сделать, – обратиться к научному сообществу за такой экспертной оценкой, – уверен декан истфака МГУ Сергей Карпов.

Хотя, надо полагать, экспертная оценка пособия по Истории России Вдовина и Барсенкова уже сделана - просвещенной общественностью и учеными-историками.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG