Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Полемика вокруг книги "Германия самоликвидируется"


Тило Саррацин на презентации книги "Германия самоликвидируется"

Тило Саррацин на презентации книги "Германия самоликвидируется"

Кирилл Кобрин: Одна из самых горячих международных тем последних дней – ожесточенная полемика в Германии по поводу книги под почти скандальным названием "Германия самоликвидируется". В ней член правления Федерального банка 65-летний Тило Саррацин подверг уничтожающей критике многие стороны современной Германии, в частности – отношение к мигрантам из мусульманских стран. Рассказывает корреспондент РС в Берлине Юрий Векслер.

Юрий Векслер: Опираясь на большой статистический материал Саррацин доказывает, что мусульманское сообщество в Германии значительно медленнее других групп мигрантов интегрируется в немецкую жизнь, более того, многие представители этого сообщества не хотят интегрироваться, в частности, изучать немецкий язык. Тило Саррацин заявил на презентации своей книги:

Тило Саррацин: Проблемы сконцентрированы в группе мигрантов из мусульманских стран, насчитывающей, по разным данным, от 4 до 6 миллионов человек. И во втором и даже в третьем поколении в этой группе образовательный ценз и участие в трудовой деятельности остается гораздо ниже уровня не только местного населения, но и всех других групп мигрантов.

Юрий Векслер: Высокая рождаемость в этой группе в сочетании с постоянным снижением рождаемости у коренного населения представляет собой, по мнению автора книги, угрозу для Германии. Книга вызвала небывалый для Германии общественный интерес и поляризацию мнений. Еще непрочитанная книга, но точнее не она, а высказывания Саррацина, вызвали поначалу волну критики со стороны политиков разных партий, обвинивших Саррацина в оскорблении мусульман, неполиткорректности, чуть ли не в расизме. Президиум социал-демократической партии принял решение начать процесс исключения Саррацина из своих рядов. Канцлер Германии Ангела Меркель высказалась за рассмотрение правлением Бундесбанка вопроса о пребывании Саррацина в этом органе. И правление тут же единогласно решило просить федерального президента Германии Вульфа отозвать Саррацина. Но это одна сторона медали. Уже первый проведенный во время презентации книги новостным телеканалом Н24 блиц-опрос показал, что 96 процентов респондентов не считают, что Тило Саррацин в своих умозаключениях зашел слишком далеко. Т.е. ситуация явно продемонстрировало конфликт мнений политиков и избирателей.
При этом поддержка общества выражена более чем ярко – в том, как раскупается стоящая 23 евро 400-странична книга, само чтение которой - нелегкий труд, так как Саррацин пишет отнюдь не развлекательно и не занимательно, подкрепляя свои умозаключения многочисленными статистическими выкладками, таблицами, диаграммами и так далее. И при этом первые 70 тысяч, по другим сведениям 100 тысяч экземпляров уже распроданы, с понедельника в продаже новый тираж и издательство уверено что намеченные 250 тысяч экземляров будут вскоре проданы - а это почти 6 миллионов евро.
Товарищ Саррацина по социал-демократической партии Рудольф Дресслер отметил важную деталь:

Рудольф Дресслер: Наш партийный руководитель заявил, что инициированный процесс исключения Саррацина из партии базируется не на содержании его книги, а на сопровождающих выход книги высказываниях Саррацина, особенно на его неуклюжей фразе у всех евреев есть один общий ген.

Юрий Векслер: Саррацин то же самое сказал почему-то и про басков, но про басков все как-то без вопросов проглотили, а вот все что связано со словом еврей в Германии вызывает всеобщую паническую щепетильность. В то время как Саррацин хотел только сказать, что последние исследования доказывают возможность генетически определить общность той или иной этнической группы; и в отношении евреев исследование показало, что они – один народ, ибо и между евреями Эфиопии и Марокко и евреями Восточной Европы генетически больше общего, чем у всех у них, например, с французами. Но это не есть тема книги Саррацина и сама фраза с книгой ничего общего не имеет. Тило Саррацин с сожалением констатировал, что он в полемике неудачно выразился, и был неверно понят и интерпретирован.
Все это отвлекает от сущности разворачивающейся общественной дискуссии, причем уже есть факты отмены объявленных ранее публичных выступлений Саррацина и дискуссий - интересный вопрос почему это происходит и происходит ли под давлением извне?
И тем не менее Тило Саррацин и его книга в центре всеобщего внимания, так как он явно попал в нерв времени, в корень общественного интереса. Чем дальше, тем больше слышны голоса политиков в защиту Саррацина от некорректной критики, передергиваний и приписывании автору чуждых ему мыслей и идей.
Причем сторонников Саррацина много и среди членов как его партии, так и партии Ангелы Меркель. Многие в Германии понимают, что увольнением и исключением Саррацина из партии дискуссию не остановить, и что партии, которые и после этого не предложат убедительных программ решения проблем интеграции мусульманского населения, рискуют терять потенциальных избирателей. Книга Тило Саррацина труднообозрима, она изобилует историческими демографическими и генетическими экскурсами, но ставит давно известный в Германии диагноз, причем ставит открыто. И критика в его адрес с каждым днем становится более конструктивной и не столь однобокой, как первые реакции ведущих политиков.
Министр внутренних дел в правительстве Берлина, в котором Тило Саррацин занимал в течение нескольких лет пост министра финасов, Эрхарт Кёртинг заявил Ehrhart Körting

Эрхарт Кёртинг: Я нахожу многое, что написал в своей книге Тило Саррацин правомерным, но я считаю многие его выводы абсолютно ошибочными, а по выбору слов частично и ранящими многих из тех, о ком он пишет. Его надо критиковать. И это правильно. Но способы и методы этой критики после сделанных им ошибок похожи на охоту на ведьм и я нахожу это проблематичным. Я считаю нормальным, что организация, в которой он работает - федеральный банк – обсуждает, может ли он занимать свой пост или вред от его деятельности для организации неприемлем. Это его коллеги должны трезво взвесить и решить. Но похоже они совсем не этим занимаются, так как они сразу наняли юриста, чтобы проверить возможно ли отстранение Сартацина с точки зрения юридической. Но еще скандальнее я нахожу то, что тот, кто должен принять решение, причем нейтрально и независимо, уже заранее высказался и в каком-то смысле подвигнул и обнадежил бундесбанк. Я имею в виду нашего президента. После скандала с Саррацином я считаю это вторым скандалом. Останется ли он в правлении банка, надо трезво и взвешенно рассмотреть. Так же как мы, например, в социал-демократической партии будем все изучать и проверять, ибо многие его взгляды противоречат социал-демократическим идеям, например, он говорит, что, если у кого-то отсутствует определенный ген, то это предопределяет потолок его развития. Мы же всегда убежденно декларировали , что у каждого есть возможность свободно развиваться . Здесь он противоречит убеждениям социал-демократов. Но я против скоропалительных решений.

Юрий Векслер: Реакция мусульманского сообщества на происходящее в целом осудительная и солидаризующаяся с первыми реакциями политиков. Только один голос здесь выделился из хора. Представлявшая от имени издательства книгу Саррацина публицистка турецкого происхождения Некла Келек сказала:

Некла Келек: Эта книга, несмотря на бурные реакции на нее, изменит политику в этой стране. Я убеждена в этом. И при этом я полагаюсь на ум и волю к выживанию всех тех людей, которые живут в этой стране и на плечах которых основной груз ее существования . Тило Саррацин бросает недвусмысленный вызов нам, мусульманам Германии, напоминая о роли и об ответственности тех, кто уже 40, а некоторые и 50 лет живет в этой стране, тех, кто приехал сюда с позитивныеми и конструктивными установками и по прошествии времени сошел, как я считаю, с этого пути. Мы должны вернуться на верный путь и вместе с другими учиться строить дальше эту страну и без истерики воспринимать критику в наш адрес. На этом пути мы найдем консенсус с остальными гражданами страны.

Юрий Векслер: Саррацин обвиняет в создавшемся положении все же не только самих эмигрантов-мусульман, но не в последнюю очередь немецкую политику и созданные ею условия для приезжающих в страну. Тило Саррацин:

Тило Саррацин: Европейская и, в частности, германская модель социального государства несет часть вины за создавшееся положение. Обеспечение гарантированного законом прожиточного минимума означает для эмигрантов, приезжающих из восточной Турции или из Ливана, получение гарантированного дохода на семью в размере заметно превышающим среднюю заработную плату в этих странах. Для сравнения в США, где ситуация с интеграцией схожих групп эмигрантов проходит значительно лучше, эмигранты в основном или живут на собственные заработки или покидают страну, или, узнав об условиях, вообще в нее не въезжают.

Юрий Векслер: Тило Саррацин ратует за введение для въезда в Германию правил, аналогичных американским, австралийским и новозеландским, за введение аналога гринкарт для специалистов и систем оценки применимости сил и умений мигрантов в Германии. Один из выводов Тило Саррацина :

Тило Саррацин: До тех пор пока культурные установки эмигрантов мусульман не изменятся, приток таких эмигрантов будет создавать новые экономические и социальные проблемы, вместо того, чтобы смягчать проблемы возникающие вследствие демографических изменений.

Юрий Векслер: Теперь, когда общество вовлечено в дискуссию по делу, у многих возникают вопросы и предложения. Отвечая на вопрос, кто виноват в создавшемся положении с эмигрантами-мусульманами эксперт по социальной политике партии социал-демократов, бывший посол Германии с Израиле Рудольф Дресслер сказал

Рудольф Дресслер: Политики в Германии независимо от партийной принадлежности всегда старались не устанавливать жестких правил для въезжающих в страну, например такого: кто хочет жить в Германии должен учить немецкий. Возьмем в качестве примера государство Израиль: туда приехали многие тысячи людей, только из стран бывшего СССР более 1 миллиона человек. Израильское законодательство гласит: кто хочет получать государственную поддержку должен представить подтверждение, что он в течение 6 месяцев сразу же после въезда в страну пошел на курсы языка и проучился на них полгода. После этого ему ставят в паспорте соответствующий штамп, а тот у кого такого штампа нет, не может получить государственные пособия. Подобные мысли в Германии никто никогда не формулировал, а моя попытка инициативы такого рода получила ответ от министерских чиновников, что, дескать, из политических соображений нежелательно создавать впечатление, что мы принуждаем людей к изучению немецкого, к тому же угрожая санкциями По моему же убеждению такая установка - это скандальная ошибка, так как она ставит преграды для интеграции.

Юрий Векслер: Предложение Дресслера могло бы многое изменить для молодых турецких семей, так как там говорят конечно же по- турецки. Все это потом так и или иначе сказывается на детях. Во многих школах Берлина, в районах где компактно проживают турки, существует уже проблема изучения родного языка немецкими детьми – в школах они оказываются в меньшинстве, а турецкие дети предпочитают между собой общаться на турецком, и в результате уровень немецкого на уроках оставляет желать много лучшего. Первые реакции политиков на книгу Саррацина были явно явно поспешными и уже последовали корректировки. Президент Вульф например, переадресовал дело Саррацина обратно в правительство, затребовав официальное мнение последнего. Сам же Саррацин потребовал, чтобы Вульф заслушал его и пригрозил президенту судебными процессами, так как конституционный суд скорее всего не поддержит отзыв автора книги "Германия самоликвидируется" с поста члена правления федерального банка. Уже и из правительства послышались не только голоса осуждения Саррацина. Министр внутренних дел Томас де Мезьер заявил об ошибках интеграционной политики, сказав: "Существует возможно от 10 до 15 процентов тех, кто отказывается интегрироваться, им должно быть уделено усиленное внимание и должны действовать санкции, если мигранты отказываются от участия в предложенных интеграционных курсах".
А в будущем разбирательстве у социал-демократов у Саррацина появился официальный и влиятельный в партии защитник – бывший бургомистр Гамбурга Клаус фон Донаньи.
На этом фоне в прессе Германии возник разговор о возможности появления новой партии - партии Саррацина, т.е. новой консервативной партии, более правой, чем блок ХДС ХСС. Проведенные опросы уже показали, что за такую партию проголосовало бы сегодня 18 процентов избирателей, но при условии, если бы ее возглавил Тило Саррацин. Он же однако вовсе не желает быть задвинутым в правопопулистский угол:

Тило Саррацин: В своей жизни я 7 лет был активным политиком, остальное время работал на политиков и с тех времен я знаком, например, с Рудольфом Дресслером. Я не буду больше политиком. Эта фаза моей жизни закончена. Политикой должны заниматься люди в возрасте 40-45 лет. Это первое. Второе: Все попытки создать у нас новую партию - за исключением зеленых - не удавались. Потому что при образовании новой партии вначале сходятся все возможные сумасшедшие и болтуны. Никакая новая партия ни с какими самыми благородными намерениями не имеет у нас шансов придти к власти -- взгляните на Левую партию. Третье. Я придерживаюсь мнения, что наши основные партии должны решить проблемы. И любая утвердившаяся партия должна включать в себя разные течения и выдерживать их присутствие внутри партии. Партии должны выдерживать наличие таких людей как я, выражающих свои страхи и опасения, которые я например, описал в девятой главе своей книги. Эта глава описывает два сценария развития Германии и рисует возможные результаты через сто лет. Тут я даю волю моей фантазии и склонности к сатире. Эти фантазии вполне обоснованы в восьмой главе книги. И все же это не прогнозы, а фантазии, для которых действует принцип Кейнса в отношении долгосрочных прогнозов: "Мы ждем неминуемого, но получаем неожиданное".

Юрий Векслер: Прошла всего неделя с момента выхода книги Тило Саррацина "Германия самоликвидируется" и уже многие в стране понимают, что возмутитель спокойствия Тило Саррацин, разрушил своей книгой одно из важнейших послевоенных табу неприкасаемости иностранцев в стране, и несомненно внес этим заметный вклад в реформирование политической культуры и культуры дискуссий в Германии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG