Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Легко ли жить в памятнике архитектуры (Ростов-на-Дону)


Григорий Бочкарев: Этот дом выстоял в годы Октябрьской революции и Гражданской войны, его окна видели лихолетье Великой Отечественной. К счастью, когда немцы бомбили железнодорожный вокзал напротив, ни одна из бомб в это здание не попала, а те, что разорвались рядом, дом совершенно не повредили. А наши времена особняк может и не пережить - фундамент разрушается, трещины в стенах увеличиваются, исторический барельеф смывается дождями и временем.

Нынешние жильцы дома, которым в свое время владел фабрикант Блюм, уже и не помнят, а делался ли когда-либо здесь капитальный ремонт. По словам Лилии Аржановской:

Лилия Аржановская: Вот если долго писать в домоуправление жалобы и долго добиваться встречи с администрацией, то в результате этого придут и залатают, которая на следующий сезон протечет. Мы живем как в XIX веке. В XIX веке построен дом и живем. Вот лепной потолок. Тут еще была люстра большая. Это же гостиная была. Люстра висела, плафон вокруг люстры тот же. Так оно и держится. Здание крепко построено, очень хорошо.

Григорий Бочкарев: Этот памятник регионального значения существует, можно сказать, не благодаря, а вопреки. Вопреки всему тому, что делают с ним люди. По мнению эксперта общественного Центра массовых коммуникаций Наталии Романенко:

Наталия Романенко: Интересное здание третьей четверти XIX с интересной историей и незавидной судьбой. Особняк устоял, когда рядом рвались авиационные бомбы в годы Великой Отечественной. Но дом, судя по всему, больше не в силах сопротивляться повседневной жизнедеятельности современного российского человека.

Григорий Бочкарев: О том, насколько существенно сохранение для города именно этого здания, говорит председатель областной организации Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кожин.

Александр Кожин: С этого здания начинается охранная зона улицу Пушкинской, одной из красивейших. На сегодня именно эта улица и Большая Садовая являются заповедными улицами. Так что, я думаю, что те люди, которые там жили все это время, жили в ужасных условиях, потому что они жили в худших условиях, чем те, кто жил в этом доме до революции, но благодаря тому, что там были эти 8-10 семей, они сохранили этот дом. И уже в 80-е годы они знали, что дом у них особенный. Там хотели сделать музей. Но дело в том, что пока этого не сделали. Может быть, подошло время, когда уже нужно этим людям сделать нормальные условия для того, чтобы они получили жилье в современных зданиях, где-нибудь недалеко, а там был бы музей. Потому что видовая площадка, которая открывается с этого здания, особенная, а само здание уникальное по сохранности. Может быть, пришло время, когда все, что мы говорим, выполнять. Потому что если мы говорим, что нужен Музей города и не один, то это здание как раз и может быть тем местом, где один из этих музеев, и мог бы обосноваться.

Григорий Бочкарев: Когда здание строилось, в проекте изначально были предусмотрены центральное отопление и канализация. После того, когда в стране к власти пришли большевики, дом "уплотнили", и в каждой коммунальной квартире появилась своя отдельная печь, которую нужно было топить дровами или углем - в зависимости оттого, что было в наличии. Туалет во дворе до сих пор выручает жильцов во время постоянных локальных коммунальных аварий, а вёдра с углем, несмотря на то, что на дворе XXI век, приходится носить даже на третий этаж.

В теории, дом должен охраняться законом. А на практике - все иначе. Вот уже сколько лет у городских властей до этого памятника, как говорится, руки не доходят. Продолжает Александр Кожин:

Александр Кожин: Этот дом входит и в самый первый список зданий охранных зон города Ростова-на-Дону. У него есть статус - памятник конца XIX века. Но судьба поразительная. Получается, то, что у нас было до революции, когда делали все на европейском уровне со всеми элементами цивилизации того времени, которое и осталось (канализация и центральное отопление), все это было отрезано при советской власти уже. И до сегодняшнего дня, 10-е годы XXI века, люди живут так, как жили очень многие в XIX веке.

Григорий Бочкарев: Напротив дома на проспекте Доломановском, 29 красуются современные новостройки. Недавно рядом появились еще несколько строительных площадок. Но нынешним обитателям "особняка фабриканта Блюма" так и остается в веке XXI жить в условиях двухвековой давности. Видимо, в надежде на то, что дом выдержит еще не одно испытание.

XS
SM
MD
LG