Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Стратегию-31" хотят изолировать от общества


Небольшие, но реальные сроки заключения стали, наряду с жесткими действиями милиции, своего рода фирменным знаком борьбы с оппозиционерами

Небольшие, но реальные сроки заключения стали, наряду с жесткими действиями милиции, своего рода фирменным знаком борьбы с оппозиционерами

Сегодня, 9 сентября Тверской суд Москвы признал: столичные власти законно отказались согласовывать проведение 31 августа акции в защиту 31-й статьи Конституции на Триумфальной площади. Отказ в согласовании митинга пытались оспорить его организаторы - Эдуард Лимонов, Людмила Алексеева и Константин Косякин. Сегодня же мировой суд Тверского района должен был рассмотреть дело очередного активиста, задержанного в ходе акции 31 августа - координатора "Левого фронта" Сергея Удальцова. Но, как выяснилось, материалы по задержанию Удальцова до сих пор в суд не поступили.

Суд над Эдуардом Лимоновым, которому инкриминируют организацию того же митинга, накануне перенесли на 17 сентября. В Конституции РФ нет понятия "несанкционированный митинг", однако оппозиционеров именно за это уже не раз отправляли за решетку – пусть и на небольшой, но на реальный срок. Так, правозащитник Лев Пономарев в августе отсидел трое суток за участие в не согласованной акции в День российского флага, а в сентябре суд назначил ему 4-суточный арест за участие в не санкционированном властями Дне гнева.

Несколько суток ареста в последнее время стали почти нормой наказания оппозиционеров за участие в несанкционированных митингах. Пресс-конференция начальника ГУВД Москвы Владимира Колокольцева добавила масла в огонь. Руководитель столичной милиции заявил, что считает необходимым существенно ужесточить ответственность за проведение несогласованных с властями митингов и акций протеста.

Аргументируя свою позицию, Колокольцев сослался на опыт некоторых европейских стран. Однако председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева считает, что начальника Московского ГУВД неверно информировали, за что и какие наказания применяются за рубежом:

– Когда люди бьют витрины, переворачивают машины, бросают в полицейских камни или коктейли Молотова, – вот за это наказывают. А не за то, что мы пришли на площадь, стоим, а на нас накидываются милиционеры, запихивают в машину.

По мнению Людмилы Алексеевой, и сам посыл выступления Владимира Колокольцева был неверный, и в формулировках руководитель ГУВД ошибался – говоря как о зарубежных законах, так и о российских:

– Нигде в тех странах, которые перечислил господин Колокольцев, нет такого понятия "несанкционированный митинг". И этого понятия нет у нас: в России тоже по закону уведомительное, а не разрешительное право на митинги и шествия, демонстрации. На все, что нам положено по 31-й статье.

Адвокат Вадим Прохоров напоминает, что в законе есть положение о согласовании митингов и демонстраций. Оппозиционерам же до сих пор инкриминируется статья о нарушении установленного порядка проведения массовых мероприятий:

– В законе о митингах, шествиях и демонстрациях достаточно лукаво написано про согласование. Про разрешение или санкционирование – это воспаленный бред господина Путина, который подписывал этот закон, но, видимо, его не читал. А вот согласование в законе действительно есть, что и позволяет достаточно резиново воспринимать органами власти те положения закона, которые они обязаны исполнять. В настоящее время действует статья Административного кодекса "Нарушение установленного порядка проведения массовых мероприятий", которая предусматривает в разных своих частях наказание до 2 тысяч рублей.

По мнению Прохорова, выступление начальник московской милиции продиктовано страхом перед вероятным увеличением количества людей, выходящих на акции протеста. Впрочем, адвокат Вадим Прохоров считает, что ни ужесточение ответственности, ни увеличение штрафов не смогут изменить ситуацию:

– Какая разница, какое будет наказание за участие в несогласованных массовых мероприятиях? Если и сейчас сотрудники милиции не могут нормально составить рапорты и протоколы, и судьям их приходится вытаскивать (как мы наблюдали по делам с Немцовым, с Пономаревым, с Шнейдером и прочими), так и потом, когда наказание будет жестче, то же самое качество работы милиции не будет выдерживать никакой критики. Просто Колокольцеву так удобнее, и видимо, власти просто боятся любой активности. Но все равно она будет усиливаться, что бы ни думал об этом господин Колокольцев.

По словам начальника московской милиции Владимира Колокольцева, штрафы, которые платят участники несанкционированных акций, несоизмеримы с проблемами, которые они создают для жителей города. Правозащитники же настаивают на том, что суммы существующих сегодня штрафов вполне ощутимы для молодых людей, которые в основном и участвуют в митингах и акциях протеста.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG