Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путь на Запад через Косово


Монастырь в Грачанице (Косово) находится под охраной полиции

Монастырь в Грачанице (Косово) находится под охраной полиции

Генеральная Ассамблея ООН 9 сентября приступила к рассмотрению проекта резолюции по Косову. Сербия за день до начала заседания достигла консенсуса с Европейским Союзом и отказалась от первой версии своего документа, внеся в него существенные поправки. Эксперты говорят о возможном смягчении позиции Белграда по косовскому вопросу.

Сербия за день до начала заседания в Нью-Йорке согласовала свою позицию с Европейским союзом и отказалась от прежней версии документа, внеся в него существенные поправки. Предыдущий проект резолюции Белград отправил в Нью-Йорк сразу после того, как Международный суд ООН 22 июля постановил, что декларация о независимости Косова не нарушает норм международного права.

Для Европы и США неприемлемыми в белградском проекте резолюции были два пункта, в которых Сербия практически отказывалась признать мнение главного юридического органа ООН – Международного суда, требуя осудить отделение в одностороннем порядке Косова от Сербии и настаивая на начале новых переговоров по всем открытым проблемам, включая статус Косова.

В новой, совместной с ЕС резолюции, сказано: Генеральная ассамблея ООН констатирует что позиция суда соответствует международным правовым нормам, а также приветствуется готовность Европейского союза способствовать диалогу между Белградом и Приштиной.

Этот нейтральный и компромиссный текст поддержал Европейский союз. Многие политические аналитики считают, что Сербия открыла новую страницу в отношениях как с Косовом, так и к ведущим государствам Запада, большинство из которых признали независимость бывшей югославской автономной области.

Решение переписать проект резолюции получило поддержку тех граждан Сербии, которым не по нраву постоянная конфронтация страны с Западом, поводом для которой является провозглашение независимости Косова. Некоторые белградские политические аналитики даже говорят об историческом повороте в политике Сербии, об отказе от нереальной политики. Один из них – директор Балканского фонда за демократию Иван Вейвода:
Сербия действительно является фактором стабильности не только в регионе, но и в Европе, и что теперь перед Белградом открывается путь интеграции в Европейский союз

– Это конкретное подтверждение того, что Сербия действительно является фактором стабильности не только в регионе, но и в Европе, и что теперь перед Белградом открывается путь интеграции в Европейский союз. Что касается сербской политики по отношении к Косову, уже само согласие выслушать консультативное мнение Международного суда ООН являлось стабилизирующим элементом. Оно показало, что борьба Сербии за Косово ведется правовыми средствами. Правда, присутствовали у нас и заявления на октаву выше нужного, однако мне кажется, что государство в течение последних десяти дней начало заниматься конструктивной политикой – и внутренней, и региональной, и в контактах с Европейским Союзом. В этом смысле, я считаю, подтверждена та политика, которая была намечена в кампаниях парламентских и президентских выборов 2008 года.

Президент Сербии Борис Тадич сообщил, что новый текст резолюции по Косово не содержит признания независимости Косова, но даёт возможность для диалога по разрешению всех проблем. По его словам, Сербия искренне желает решать все вопросы в партнёрстве с ЕС и другими участниками мировой политики. Известно, что Белград на компромисс с Европой пошёл после того, как 5 из 27 стран-членов ЕС, не признавших Косово, поддержали единую европейскую политику по вопросу разрешения косовской проблемы.

Однако, как оценивает обозреватель ведущей в Сербии газеты "Политика" Бошко Якшич, официальный Белград неуравновешенной политикой нанёс себе большой ущерб:

– Это положительный результат, но плох тот способ, которым он достигнут. Ни к чему было идти на конфронтацию с Европой, накалять атмосферу до такой степени, что главы дипломатических ведомств Германии и Великобритании были вынуждены посетить Белград и настаивать на том, чтобы сербская резолюция была изменена. Президент Тадич взял на себя огромную ответственность и теперь он должен будет объяснить тем избирателям, которые поддерживают твёрдый курс, почему произошёл такой политический поворот. Кроме того, он должен будет объяснить государствам, в которые за поддержкой были отправлены наши эмиссары, почему Сербия поменяла прежний текст резолюции. К сожалению, я ожидаю, что последствием всего станет лавина признаний независимости Косова.

Большинство сербских политических партий либо хранят молчание, либо приветствуют достигнутый компромисс. Говорит лидер оппозиционного Сербского движения обновления, бывший министр иностранных дел Вук Драшкович:

– Я уверен, что решение Бориса Тадича приветствуют все граждане Сербии, которые 20 лет хотят стать частью демократического мира, а не оставаться изолированной и прокажённой нацией в Европе. Разорвана преемственность с ошибочной сербской политикой не-сотрудничества с ведущими государствами Европы и мира.
Я уверен, что решение Бориса Тадича приветствуют все граждане Сербии, которые 20 лет хотят стать частью демократического мира, а не оставаться изолированной и прокажённой нацией в Европе

С негодованием на смену государственного курса отреагировала националистически ориентированная Демократическая партия Сербии. Её представитель Слободан Самарджич утверждает даже, что власти предали главные национальные интересы и пошли на признание независимости Косово.

Рада Трайкович относится к умеренным лидерам косовских сербов. Она уверена, что в интересах Сербии немедленно начать диалог с Приштиной:

– Косово – это реальность, которую мы должны принять. Огромное большинство граждан–албанцев провозгласили независимость, считая такой выбор единственно возможным. Внутри этой реальности проживает около 140 тысяч сербов, которые должны найти ответ на вопрос, как жить в Косове, которое признано уже 72 государствами. Мы, косовские сербы, сможем устроить собственную жизнь, только если будем считаться с реальностью. Если мы как государство эту реальность не принимаем, и себя, и сербский народ в Косово мы ставим в тяжелейшую ситуацию. Да, Белград имел формальную власть над Косовом, однако этот суверенитет истощил все наши ресурсы. Нужно скорее начать переговоры и прагматичное сотрудничество с Косово. Это нормально, что Сербия не будет признавать независимость Косово, однако и албанцам также нелегко будет вступать в контакты с Сербией, которая их не признаёт. К переговорам нужно приступить как можно скорее, это пойдет на пользу обоим народам.

С момента провозглашения зимой 2008 года независимости Косова сербская дипломатия прилагала огромные усилия, чтобы всячески помешать албанцам строить самостоятельную жизнь, считает Рада Трайкович:

- Мне кажется, наша дипломатия на ситуацию смотрит односторонне. Да, если мы не признаем Косово, эта территория не станет членом ни одной международной организации. Но что будет с Сербией, членами каких организаций будет она? Будет ли членом ЕС, или может быть попадет под санкции из-за блокады косовской области? НАТО имеет свои приоритеты и настанет день, когда Альянс выведет свои силы из Косова. Тогда нам нужны будут новые партнёры, которые там обеспечат безопасность сербов, охраняющих наши монастыри и церкви. Решение этого вопроса – в руках ЕС, с которым нам нужно сотрудничать. Бесспорно и то, что Косово и впредь будет развивать свою независимость.

В Белграде полагают, что переговоры с Приштиной под эгидой Европейского союза начнутся до конца года. Белград надеется, что населённая сербами северная часть Косово, которую Приштина фактически не контролирует, останется связанной к Сербии. Говорит член правящей в Сербии Демократической партии, глава парламентской комиссии по внешнеполитическим отношениям Драголюб Мичунович:

– Самой плодотворной частью резолюции должно стать положение о прямых переговорах между представителям Косова и Сербии о тех вопросах, которые согласны обсудить как сербы, так и албанцы. Ведь Международный суд решил, что о статусе разговаривать больше нечего. Переговоры для нас важны по политическим и юридическим причинам. В Косове проживают и наше граждане. Нам важно, какие у них политические права, в каких условиях они живут, важно добиться для них определённой автономии. Не разрешен статус севера Косова, неясно, может ли его получить Сербия. Всё станет понятнее, когда начнутся переговоры. Мы требуем экстерриториального статуса для памятников культуры и монастырей. В наших интересах поставки товаров в Косово, ведь прежде наш экспорт в Приштину был больше, чем в Россию и Америку. Урегулирование ситуации ведёт к стабилизации целого региона и сближению Сербии в Европейским Союзом.

– А разве часть общественности Сербии не воспримет это как тяжёлое поражение государственной политики?

– Когда недавно было проведен опрос общественного мнения о Косове, 70 процентов граждан Сербии заявили: Косово должно остаться в составе Сербии. А на вопрос: "Какого решения косовской проблемы вы ожидаете?" – 30 процентов из них ответили, что Косово, вероятно, потеряно навсегда. Однако ответы часто отражают всего лишь желания, а эти желания были некритически раздуты накануне решения Международного суда. Можем ли изменить сейчас статус Косово? И в шестидесятые, и в семидесятые годы Югославия сталкивалась с проблемой недружественного отношения к общей государственности двухмиллионного населения края. Как бы выглядела ситуация, если бы они тогда вышли на выборы и получили большинство мест в парламенте? Уже 11 лет в Косово – чужая для нас власть. Сначала эта область была протекторатом, потом албанцы провозгласили своё государство. Я не жду большой бури среди граждан Сербии. Правда, оппозиционные политики этой ситуацией воспользуются для того, чтобы с помощью патриотической риторики поднять свой рейтинг. Насколько им это удастся – не знаю, но уверен, что в народе изменения в резолюции не будут встречены как очень драматические.

Фрагмент программы "Время и мир".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG