Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поэтический фестиваль в Словении


Фестивальная инсталляция в городе Птуй

Фестивальная инсталляция в городе Птуй


Дмитрий Волчек: Наш корреспондент Елена Фанайлова побывала на 14-м фестивале поэзии и вина в Словении. Она делится своими впечатлениями и записями, сделанными во время чтений.

Елена Фанайлова: Первый день фестиваля прошел в Любляне, где была презентация русской антологии, о которой мы уже рассказывали нашим слушателям. Во второй день поэты выезжали в маленькие городки, где читали в библиотеках и культурных центрах. Рассказывает Марьяна Савка, украинский поэт.

Марьяна Савка: Наверное, самое замечательное впечатление - поездка в маленький городок Падна. Мы приехали туда, солнце уже шло к закату. Только уже поднявшись туда мы увидели, что оказались в каком-то просто райском месте. Вокруг - горы, поросшие лесом, и между ними вдалеке видно море. К нему непросто спуститься, там надо еще ехать и ехать, но вот это ощущение близости Средиземноморья, эти запахи божественные, просто от них голова кругом идет. Столько разных растений вокруг, каких-то тростников. Нас поселили в маленький дом на два этажа с террасой, на самой горе. Оттуда открывается просто сногсшибательный вид. И мы так просто вышли все, замерли, стояли и смотрели. А место, где были чтения вечером, называется ''Истранова'', и там был замечательный хозяин Зоран. Просто так нас здорово встретил по-домашнему, тепло. Там была терраса для зрителей и небольшая сцена, где как раз и происходили чтения. И было что-то не столько словенское, но и греческое в этом было тоже. И вино, и все было очень здорово. И, главное, что была такая атмосфера, когда хотелось для них читать, хотелось с ними общаться, и они так хорошо слушали, даже немножко я что-то попела в момент чтения. Я читала “Сонни Роллинз”, какие-то джазовые стихи. Я вспомнила просто цитату из ''Summertime'', и спела.

Сонни Роллинз
бородатый и старый как бог со своим саксофоном
и шальной будто ветер
что бьется у двери
симфонической залы
возвестил, что весна шанс имеет
на цветенье
и джазовое безумье
и моя неутоленность
и кровь
опасно кипящие в жилах
я иду
я танцую
ловлю синкопованный ритм
джазовый господи
благослови нам Великдень

Елена Фанайлова: Мы разговаривали с поэтами в городке Птуй, где происходит основная программа фестиваля: четыре вечера подряд на маленькой площади в центре города выступают поэты и музыканты. Поэта Аркадия Драгомощенко я спросила, не показалось ли ему это пространство немного провинциальным

Аркадий Драгомощенко: Мне кажется, что это никакая не провинция, это некий конгломерат, очень плотный, культуры. Эта культура питается с разных сторон, она центростремительна, она втягивает в себя. С одной стороны, конечно, кофейно-винная культура - это итальянская, тут говорить нечего, с другой стороны, они очень горды, что у них вся система социальная, машина производства, она осталась австрийской. Вот такие как бы несовместимые вещи - социального общежития, социального обустройства и духовно-душевного аспекта - отлично сосуществуют.

Елена Фанайлова: Если говорить о красках, запахах и звуках?

Аркадий Драгомощенко: Здесь, конечно, небо синéе, здесь, разумеется, все горит ярко, сюда просто дотягивается Средиземноморье. Помните замечательное определение? ''Там, где вы видите первое оливковое дерево, начинается Средиземноморье''. Здесь и цвета, и запахи, и вкус.

Елена Фанайлова: Если говорить о вкусе и запахе местного вина?

Аркадий Драгомощенко: Я встретил два сорта. Один сорт очень легкий, замечательный, красное дневное вино, синий ''Пино'', и хорошие несколько сортов ''Мерло'', которое я пробовал и в Любляне, и здесь. В Любляне очень хороший магазин итальянских вин. Просто настоящие, обыкновенные, ординарные итальянские вина. Есть, из чего выбирать. Вино здесь связано с поэзией не столько потому, что люди должны были его пить, но дело в том, что вино само по себе, вероятно, настолько уже расхожий символ того, что происходит в процессе превращения виноградной лозы, а до этого земли, каких-то солей, какого-то света, какой-то влаги, в то, что мы именуем вином. Поэзия, вероятно, тоже в чем-то похожа на это.
Вот тот район, где мы с вами были не пикнике, таверна, в которой нас накормили и напоили, это едва ли не единственная социальная структура, которая работает там, дает какие-то рабочие места. И то, в общем-то, никто туда особо не приезжает, потому что это далеко на отшибе, и только один раз в месяц они могут получать какие-то заказы от безумных охотников или сумасшедших туристов на корпоративное обслуживание. А район этот - ценнейшие земли, это очень старые земли для виноградников. Но они производят вино по старым технологиям, вино плохо продается, отсюда возникает их собственное ощущение ненужности на белом свете. Одним словом, это такой тревожный район для государства. А вот чуть-чуть западнее - замечательная новая технология, они взяли грузинские технологии, они вино доводят в амфорах и продают во все страны. Вот рядом существуют две области.

Елена Фанайлова: Аркадий Драгомощенко. Отрывок из стихотворения “Политику”.

политик, ты - мыслишь законы, забывая,
что правил не понял простой математики;
так и в школе,
где впервые вдруг ощутил запах соседки по парте,
когда империи рушатся, словно мел на доске дочерней,
когда платье тебе не досталось,
а если осталось, то никому.

Елена Фанайлова: Фестивалем поэзии и вина занимаются молодые литераторы, критики, социологи, переводчики современной литературы. Организатор фестиваля Елка Цигленечки – известный словенский критик и переводчик.

Елка Цигленечки: Птуй - маленький городок. Раньше мы в течение 13-ти лет проводили фестиваль в маленькой деревне Медана, где живет только 200 жителей. А сейчас Птуй для нас уже большой город со своими 10 тысячами жителей. Когда городок маленький, можно сделать так, чтобы все жители жили этим фестивалем. Я не знаю, сколько людей в Птуе действительно любят читать поэзию, наверное, не больше ста или двухсот человек. Когда проходит фестиваль, всем интересно, все живут фестивалем, приходят на чтения просто из любопытства. Когда проходило первое чтение, много человек пришли ко мне и сказали: ''Я никогда не любил читать современную поэзию, но сегодня, когда я слушал этих замечательных поэтов, я увидел, что это на самом деле забавно, интересно, что это тоже касается меня лично''.

Елена Фанайлова: Что вам самой, не как организатору этого большого ''предприятия'', а просто как литератору, любителю поэзии, нравится здесь?

Елка Цигленечки: Мне всегда нравятся поэтические чтения. Шесть или семь поэтов в один вечер, каждый читает по 15 минут, и этого достаточно, чтобы понять кое-что об их поэзии, о них лично. Есть любители, которые потом почитают побольше, найдя их стихи в интернете, купят книжки. Может, всем не понравятся все, кто выступает за вечер, но одного или двух поэтов запомнят отлично. В этом году мы вложили очень много энергии, чтобы привезти поэзию в края, где ее нет. Например, мне очень нравится одна акция, которую мы делали с домом для пожилых жителей Птуя. Пять пожилых женщин вышили поэзию на подушках. Мы им дали стихи поэтов - гостей этого фестиваля, и они из сорока стихотворений выбрали только шесть, потому что им на самом деле современная поэзия не нравится. Они выбрали шесть поэтов, которые им понравились, и дали на остальные подушки свои стихи, они сами сочинили стихи. Мы будем продавать эти подушки на аукционе, каждый может купить подушки и, таким образом, помогать этому дому. И таким способом мы пришли в дом, где практически никто не читает современную поэзию. Но им очень понравилось, они очень гордятся, что они сейчас в газетах, все пишут о них. Мне нравится делать такие акции, которые вообще ничего не стоят, и в то же время симпатичные, вызывают интерес к поэзии.

Елена Фанайлова: Интерес к поэзии и поэтам действительно был. Вот впечатления участников и их стихи. Американка Лора Соломон

Лора Соломон: Есть много привлекательных черт этого фестиваля. Я не знаю, как обстоят дела с любовью к поэзии в Словении вообще, не думаю, что ею увлечены огромное количество людей, но определенно есть сообщество, которое ее развивает, жаловаться не на что, эти люди так заботливы к нам, этим просто наслаждаешься.

Елена Фанайлова: Словенский поэт Юре Вуга.

Юре Вуга: Мне действительно нравится на фестивале эта смесь людей разных манер, новые влияния, обмен идеями, разговоры с поэтами и вечерние чтения. Это работа совершенно живая: ты слышишь голос и видишь тело поэта, на твоих глазах слова оживают, вовлекают людей, приобретают власть над ними. Это совершенно удивительно, когда ты слушаешь слова и видишь за ними человеческое тело.
(читает стихи)

''Белая лошадь''

В полночь земля раскалывается,
Выбрасывает мертвеца через дверь,
Но к ее руке остается привязана
И расцветает белая лошадь.

Я стою недвижим, а камень становится тоннелем,
В нем отражается тень жеребца, скользя.
И я проливаю кровь и молоко на серебряный поднос
Перед его копытами, чтобы утолить его жажду.

Он приближается усталым шагом,
Близко я вижу его: он весь кровоточит.
Он видит меня бронзовым идолом, выбросившим руку
В направлении моря в приглашающем жесте.

И он приближается ко мне, серебряный и тоскующий,
И я могу опустить руку
На широкую дугу его лба.

Елена Фанайлова: Поэт с Мальты Адриан Грима.

Адриан Грима: Я думаю, Птуй прекрасное место, чтобы расслышать многие голоса разных поэтов, а они действительно разные – настроение, тон, текстура голосов, они иногда агрессивые, иногда тихие, всегда эмоциональные. Гнев, например – тоже голос поэта. Это город, где оказались разные поэтические голоса, и они услышаны. Может быть, потому, что здесь не так много магазинов и транспорта, эта обстановка совершенно открывает тебя к этим разным голосам, эмоциям, поэтическому опыту.

Любовь – как работа с огнем
Когда случится взрыв, он затмевает небо
Распространяя разные цвета
Но дай им тихо померкнуть
Погрузи в сердце

Любовь как пожар
Удержать ее довольно трудно
Оказывается, ты играешь с огнем

Любовь как сноп огня
Соединяющий цвета
Каждый из которых отдельно ничего не значит







XS
SM
MD
LG