Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Погорельцы из Белоомута: "Мы удирали в чем были"


Корреспонденты Радио Свобода посетили подмосковное село Белоомут, где для жертв лесных пожаров строятся новые дома. Жители сгоревшего села Моховое недовольны маленькими типовыми домиками, в которые их собираются поселить подмосковные власти. Гуманитарная помощь распределяется в местах, труднодоступных для пожилых людей.


Гора обуви в доме культуры и досуга в селе Белоомут Московской области предназначена для погорельцев. Казалось бы, нуждающимся есть из чего выбрать. Но Екатерина Ивлева, инвалид второй группы, чей дом сгорел в селе Моховое, только отмахивается: стандартную обувь она давно уже не носит. Нужны широкие войлочные сапоги. А пока не наступили холода, Екатерина Сергеевна ходит с палочкой, в домашних тапочках.

У погорельцев из Мохового не осталось ничего. Когда угроза пожара стала очевидной, предусмотрительные селяне держали наготове мешки – для самого необходимого. Но спасти ничего не успели. В огне бросали сотовые телефоны, куртки, обувь, не говоря о телевизорах и компьютерах. Село сгорело за 25 минут.

Сегодня Екатерину Сергеевну привезли в дом культуры родственники – первый раз после пожара. Самой пенсионерке сюда добраться сложно, как впрочем, и большинству ее пожилых соседок.

"Тушенки на всех не будет. Пледов только пятнадцать!",- громко кричат погорельцам распределяющие гуманитарную помощь соцработники.

"А вы откуда? Вы что, белоомутские?", - строго спрашивают нас на крыльце. Оказываются, всех получателей гуманитарной помощи жители Мохового знают в лицо. Охотников много - в последнее время в дом культуры стали заходить посторонние люди. "Представляются погорельцами из Рязани. Но документы-то не проверишь. Что делать – пускаем", - объясняют соцработники Белоомута.

Оправдываются тем, что вещей хватает на всех – в журнале учета записано уже 90 благотворителей. Медикаменты, которые прислал фонд "Справедливая помощь", пожилым людям в руки решили не давать – соцработники утверждают, что лекарства отправили в местную аптеку. Холодильников, пожертвованных частным лицом, было только 25 на более чем триста человек. Погорельцы уверены: все лучшее себе разбирают соцработники. Помощь специально распределяют в полдень - чтобы тем, кто работает, вообще не досталось ничего. Впрочем, подобные подозрения неизбежны, пожимают плечами соцработники.

через дорогу от Мохового
Бывшая староста Мохового Тамара Михалева тоже встречает нас в тапочках. У нее сгорели овцы вместе с сараем. Этого уже не компенсировать. В новом доме не будет даже сеней, переживает пенсионерка:

- Мне строят дом сорок метров. Меня даже не спросили, хочу я дом 40 метров или сорок пять. Я бы доплатила. В том однокомнатном доме, который строит, не будет даже прихожей.

Огород, натуральное хозяйство были основным подспорьем для жителей Мохового. Спустя несколько дней после пожара одна из пенсионерок пошла на огород, в погреб, и провалилась в горящий торф. К частью, пожилая женщина осталась жива, но обожглась и попала в больницу.

Официально в Моховом во время пожаров сгорели 12 человек. Екатерине Сергеевне повезло – она спряталась в подвале и спаслась. А многие старики, которые убежать никуда не могли, спускались в погреб. Но огонь был таким сильным, что у погребов провалилась крыша. Пожар дал о себе знать и через несколько дней после того, как все погорело. Жители Мохового в это время уже жили в белоомутской школе. Внезапно 46-летней Нине Тюриной стало плохо. Дым спровоцировал острое воспаление легких. До больницы ее довезти не успели...

В больницах оказались почти все жители Мохового, говорит Тамара Михалева:

- Дали по двести тысяч. А что нам эти деньги? Главное - сколько лет жизни у нас это унесло. В больницах мы отлежали все. Кто это компенсирует?

Сейчас погорельцы живут в военном городке в Белоомуте. Вход в военчасть – только по пропускам, журналистов туда не пускают.

Село Моховое восстанавливаться не будет
А Моховое стало селом-призраком. Его решено не восстанавливать. Местные жители толком не знают, почему. Тамара Федоровна говорит что здесь оказался поврежден газопровод, и его ремонт обойдется очень дорого.

Новые 152 дома уже строят на окраине Белоомута. Правда, без сараев, бань и гаражей – эти постройки в основном у деревенских жителей не были оформлены должным образом и не будут восстановлены. Почему не оформляли? Жительница Мохового Ирина Полферова говорит, что пыталась оформить 2 сотки земли в собственность около двух лет. Затем пытаться перестала.

Екатерина Сергеевна стройку видела. Говорит, что ее дом стоит прямо в воде, на болоте. Иные недовольны площадью – если в доме проживали непрописанные муж или жена, то, на них лишних квадратных метров не полагается.

Ирина Полферова шутит, что из всех вещей у нее сохранилась только кулинарная книга – дала почитать подруге. В Моховом у Ирины Полферовой был не дом, а квартира. Новую квартиру ей дать отказались, а за домом одинокой женщине ухаживать сложно:

- Московское правительство было в Моховом на следующий день после пожара. Нам пообещали три варианта компенсаций: дом, квартиру или просто денежную компенсацию. Однако на практике всем строят типовые дома, ни о каких квартирах речь не идет. Я пытаюсь добиваться денежной компенсации, чтобы я могла купить квартиру в Белоомуте. Я вдова, у меня дети, пожилые родители. Одна я за домом ухаживать не смогу и жить в нем все равно не буду.

Официально новые дома для погорельцев должны закончить к 25 октября. "А там, может, что изменится" - меланхолично сообщил нам подполковник милиции, охраняющий стройку. Съемку страж порядка рекомендовал делать "издалека и без негатива".

Видеорепортаж из села Белоомут (и села Моховое) смотрите на сайте РС.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG