Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские регионы: Мордовия


Валентин Барышников: Беседа из цикла "Российские регионы": сегодня мы говорим о Мордовии – небольшом регионе в Приволжском федеральном округе. В последнее время СМИ начали обсуждать вопрос, останется ли на своем посту глава республики Мордовия Николай Меркушкин, который, руководит регионом уже 15 лет. В новостных лентах в прошедшие недели можно было обнаружить такие сообщения из Мордовии: Меркушкин на встрече с премьер-министром России Владимиром Путиным заявил, что в республике растет жилищное строительство и промышленное производство. Есть заметка под заголовком "В Мордовии успешно развивается лыжный спорт".
А вот недавний пример новостей из общественной жизни: вышел первый номер независимой газеты "Мордовия завтра". Ее редактором стал освобожденный условно-досрочно журналист Анатолий Сардаев, который несколько лет назад уже издавал газету, но затем был обвинен в служебных злоупотреблениях и приговорен к трем с половиной годам заключения. Правозащитники считают, что Сардаева преследовали за журналистскую деятельность, его жалоба на судебные нарушения принята к рассмотрению Страсбургским судом по правам человека.
В беседе о ситуации в Мордовии принимают участие доктор географических наук Наталья Зубаревич и политолог Александр Кынев. Цикл "Российские регионы" ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Регион прославился своим "туркменским" голосованием за партию власти на протяжении ряда лет, кандидатов от партии власти, где по наблюдениям в этом регионе, по наблюдениям политолога Орешкина, в ряде случаев было более ста процентов избирателей за власть. Николай Меркушкин является главой республики с 1995 года, то есть 15 лет. С сентября, буквально на днях должен решиться вопрос о его переназначении или замене. Александр Владимирович, для внешнего наблюдателя Мордовия выглядит таким политическим монолитом без трещин. Слабые попытки оппозиции, "Яблока", отдельных журналистов тонут в этой каменистой пустыне. В чем причина? Николай Меркушкин так силен и авторитарен, он так искусен в дриблинге зачистки политического поля или это слабость самого общества или какая-то консолидация элит?

Александр Кынев: Такой сообразный. Он такой аграрно-патриархальный и вообще он интересен тем, что на сегодняшний день в России сложно найти хотя бы еще один регион, где бы правящая элита до такой степени состояла их бывших комсомольских и партийных работников. Дело в том, что 15 лет у власти находится не только Меркушкин. Если вы посмотрите на все высшее руководство региона – это все сплошные бывшие советские и партийные работники, многие из которых занимают свои посты те же самый 15 лет. Причем хотя сами Меркушкин не такой старый, ему будет 60, но его окружение, там есть люди и под 70, и за 70. Показательно, что в феврале умер на 72 жизни спикер парламента господин Кечкин, который занимал свой пост с 95 года. То есть постепенно Мордовия впадает в пятилетку пышный похорон. Это такой региональный политический застой, это абсолютное болото во всех его видах.
Как показывает практика, обычно для того, чтобы в регионе была конкуренция, для этого нужны либо некие основания в политической культуре, то есть регионы Сибири, север Дальнего Востока, где шли волны переселенцев, где шла самоорганизация помимо государства, либо сложный по этническому составу, где есть противоречия между этническими группами, либо должна быть конкуренция в бизнесе, когда есть некие самостоятельные центры силы, и они могут конкурировать. Ничего в Мордовии этого, к сожалению, нет. То есть там нет ни сильного бизнеса, который может быть независимым от власти, там нет ни сильного местного самоуправления, в регионе никогда не избирались мэры городов, они всегда назначались. То есть это регион, где просто все зачищено под ноль.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, а что происходит в экономики республики? Здесь действительно нет бизнеса, нет какой-то местной самоорганизации экономической жизни?

Наталья Зубаревич: Тоже довольно любопытная территория, из трех республик, рядом расположенных, Чувашии, Мордовия и Марий-Эл, в Мордовии можно сказать, что там нет ничего. Потому что в Чувашии есть попытки реформирования экономики, в Марий-Эл есть хоть чуть-чуть живая промышленность, хотя бы в целлюлозно-бумажном секторе, в Мордовии непонятно, как держится электротехника и выживает пищевка. Вот эта территория, как и Марий-Эл, эта территория на полпути между слаборазвитостью и депрессивностью. Там есть и депрессивность постсоветская, умирание отраслей, которые были отраслями индустриализации, и есть достаточно сильная слаборазвитость. Если посмотреть зарплату, то заработная плата по отношению к прожиточному минимуму существенно ниже, чем в России. Если в России это соотношение 3,3, то едва больше двух. Если посмотреть дотационность, то почти половина средств бюджета получается из вышестоящего федерального бюджета. Это нечто плохо и медленно развивающееся и находящееся между слаборазвитостью и депрессивностью. Крупного бизнеса там действительно нет, а свои начальники как бы делят то, что есть.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, как мы уже знаем, буквально на днях должно состояться решение президента России о внесении в местный парламент, в местное законодательное собрание кандидатур на новый срок главы республики. Ваши оценки, какие прогнозы существуют по поводу переназначения или замены Николая Меркушкина?

Александр Кынев: По Мордовии что-то прогнозировать совершенно невозможно по причине отсутствия из нее независимых источников информации. Там их просто не существует. То есть все, что хоть как-то шевелилось, имело какую-то тягу что-то самостоятельно анализировать, оттуда давно уехало. Показательна была когда-то организация СПС довольно сильная, ее лидера из региона просто выгнали, у человека были большие проблемы с властями, его чуть не посадили. Местные коммунисты пытаются чем-то возмущаться, но опять же они очень слабы. Поэтому информации из региона очень мало, так иногда что-то попадает в блогосферу. Поэтому вопрос замены власти в регионе - это вопрос желания федерального центра. Если его это болото, которое изображает 98% на выборах, устраивает, они это болото сохраняют дальше. Если они понимают, что этот застой ни к чему хорошему не ведет, может быть попытаются что-то поменять. Но это вопрос исключительно желания федерального центра, потому что никаких внутренних позывов к изменению в регионе абсолютно нет, там все зажато и убито.

Игорь Яковенко: Только что вышел на свободу журналист Сардаев, который был осужден, и международная журналистская общественность, правозащитная общественность его считает человеком, который был осужден за его журналистскую деятельность, вроде принял к рассмотрению его дело Страсбург. Лидер "Яблока" Митрохин сейчас обратился к президенту с развернутым заявлением, с требованием не переназначать Меркушкина. То есть какие-то движения, какие-то внутренние очаги сопротивления этому режиму все-таки существуют. Ваша оценка, Кремль как-то среагирует на эту достаточно резонансную ситуацию в Мордовии?

Александр Кынев: Мне кажется, что она, к сожалению, не такая резонансная, как хотелось бы. Мне кажется, что скорее всего этот застой будет консервироваться и дальше. В самом регионе фигур внутри самой администрации нет, там одни и те же люди, это круговая порука. Если люди, которые из региона вышли в Москве, есть такой депутат Госдумы Гришин, который когда-то был связан с ЮКОСом, вариант его называют, к примеру. Подчеркиваю, на мой взгляд, даже та оппозиция, которая есть она, очень слабенькая. Про "Яблоко" упомянули, да есть там "Яблоко", но настолько слабенькие с точки зрения и ресурсов, и влияния люди.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, какое-то внешнее управление со стороны какого-то сильного кризисного менеджмента может изменить ситуацию в республике?

Наталья Зубаревич: Думаю, что пока нет. Потому что такая экономика, экономика от земли и переработки пищевой продукции, сохранившихся директоров предприятий очень традиционных, она не создает ответа на любой кризисный менеджмент, там будет все тонуть и вянуть. Мне кажется, что Мордовия еще достаточно прилично времени будет находиться в таком положении. И в связи с этим, мне кажется, что Меркушкина не будут менять.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, состояние общества, все-таки Саранск не маленький город, там достаточное количество образованных людей. Нет ощущения, что в какой-то момент тихий рост образования, развития блогосферы может в какой-то момент перейти в качество протест и качество социальной активности?

Александр Кынев: Если бы регион был очень далеко, людям некуда деться, возможно они пытались бы себя реализовывать внутри. Но поскольку регион расположен не очень далеко от гораздо более экономически успешных и больших территорий, то происходит негативная селекция, остаются те, кто просто неконкурентоспособен, те, кто может что-то сделать, уезжают. Я думаю, что этот тренд будет сохраняться. Из региона вымываются кадры, он тихо деградирует.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG