Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Практическая психология в России: почему россияне предпочитают психологам гадалок и ворожей


Валентин Барышников: В завершение выпуска поговорим о социологическом исследовании вопроса, почему в России люди предпочитают идти со своими проблемами не к психологам, а к гадалкам и магам?
Как россияне решают свои психологические проблемы? – этому посвятил одно из своих последних исследований Аналитический центр Юрия Левады. Как выяснилось, девяносто процентов опрошенных ни разу в жизни не обращались к психологу. Почему так плохо прививается практическая психология в России? Сильно ли она отличается в этом плане от развитых западных стран? К каким еще способам решения проблем прибегают люди? Рассказывает Вероника Боде.

Вероника Боде: Вывод социологов таков: гораздо большей популярностью, чем психологи, в России пользуются представители оккультных наук – гадалки, ворожеи, маги и народные целители. К ним за помощью регулярно или от случая к случаю обращается примерно пятая часть граждан. Из тех, кто прибегал к таким услугам, 22% уверяют, что это всегда помогает решить проблемы, еще 46%, что это помогает иногда. То есть такого рода помощь оценивается как вполне действенная. Вот как прокомментировала это исследование социолог Левада-центра Полина Черепова.

Полина Черепова: Примерно в два раза больше россиян воспользовались на данный момент услугами того или иного экстрасенса, прибегали к помощи гадалок, экстрасенсов, народных целителей, чем к помощи психотерапевтов. На мой взгляд, это объясняется несколькими причинами. Во-первых, в России совершенно не принято посещать психотерапевтов, и вообще скорее это слово связано в понимании людей с какими-то отклонениями. Корень "псих" уже настраивает на какой-то негатив. В то же время гадалки, маги и народные целители у нас в большем несколько почете и больше к ним обращаются. К таким людям обращаются больше жители сельских поселений. Там это и распространено больше, там всякие бабки-гадалки – это нормально совершенно, к ним ходят регулярно. С другой стороны, это может быть связано во многом с тем, что все-таки нет желания у людей копаться в собственных проблемах, как-то перекладывать ответственность на себя, спрашивать с себя, ходить к психотерапевтам и разбираться, что же не так именно во мне. Легче переложить ответственность на каких-то третьих лиц: вот меня сглазили, вот меня приворожили, вот еще что-то там. То есть это уход от ответственности и в какой-то мере попытка решить свои проблемы с помощью третьих лиц, этих же самых целителей, гадалок, ворожей.

Вероника Боде: О том, почему практическая психология с таким трудом приживается в России, размышляет социальный психолог Андрей Юревич, заместитель директора Института психологии, член-корреспондент Российской академии наук.

Андрей Юревич: Во-первых, наши сограждане очень плохо представляют себе, чем занимаются психологи и кто они такие. Плохо различают психологов, психиатров, психотерапевтов, психоаналитиков и часто путают того же психолога с астрологами и колдунами. Во-вторых, я бы назвал последействие советской идеологии, согласно которой человек должен был быть целостен, монолитен, ни в чем не сомневаться, всецело посвящать себя служению родине и не иметь психологических проблем. Яркий пример такие литературные произведения советского времени как, например, "Как закалялась сталь", "Два капитана" и другие. Идеология крутых парней, пришедшая на смену советской идеологии, тоже не оставляет места психологическим проблемам. В-третьих, я бы выделил такую причину, как особую психологическую культуру нашего общества. Если психологические проблемы у нас есть, их принято решать с помощью друзей и горячительных напитков, а не с помощью психологов. Наконец, существует общая закономерность, состоящая в том, что чем выше уровень социально-экономического развития страны, тем больше в ней психологов и тем более востребованы их услуги. Это достаточно легко понять. Для голодных людей психологические проблемы куда менее актуальны, чем забота о хлебе насущном.

Вероника Боде: Что можно, как вы думаете, сделать для того, чтобы прививалась культура обращения к психологам?

Андрей Юревич: В принципе она развивается. На самом деле в этом плане немало делается. Сейчас существует и очень эффективно работает психологическая служба в системе МЧС, психологи активно работают с жертвами терактов, природных катаклизмов, в частности, они оказали очень существенную психологическую помощь жертвам Беслана и "Норд-Оста". В этих ситуациях они эффективны. Но, к сожалению, в каких-то простых бытовых ситуациях обращаться к помощи психологов у нас не очень принято, в отличие от западного общества. Кстати, миф о том, что услуги психологов очень дорого стоят, существующий у нас в обществе – это именно миф, сейчас существует довольно много бесплатных психологических служб и количество обращающихся возрастает. Конечно, плохо налажена информация об этих службах, в частности, телевидение показывает астрологов, колдунов, экстрасенсов и так далее. Настоящих психологов почти не показывает. Откуда возникают такие аберрации, очень часто наше сограждане путают психологов, астрологов, экстрасенсов и так далее, хотя это совершенно разные люди.

Вероника Боде: Обратимся теперь к зарубежному опыту. О том, как решают свои психологические проблемы американцы, рассказывает наш вашингтонский корреспондент Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Практическая психология является неотъемлемой частью жизни американцев. Примерно треть их хотя бы раз в жизни совершает визит к психологу-консультанту. За последние полстолетия количество психологов в США увеличилось почти в 40 раз. Сегодня только в одном городе Нью-Йорке работают свыше 10 тысяч лицензированных врачей различного психиатрического профиля. Психология популяризовалась и распространилась в Америке в основном, как считают, благодаря эмигрировавшим из Европы специалистам. Ее развитие сильно повлияло на восприятие американцами эмоциональных и душевных расстройств. Такие расстройства рассматриваются как главная причина личных неудач, недостатков характера, душевного дискомфорта, хронической неудовлетворенностью собой и окружением. Вместе с тем люди с серьезными психическими проблемами, которых раньше изолировали, лечили электрошоком и инсулиновыми инъекциями, в наши дни перешли на пилюли и психотерапию. Они свободно живут в обществе, амбулаторно лечась у психотерапевтов в общественных центрах душевного здоровья.
Роль психотерапевтов в США исключительно важна при преодолении стрессов, вызванных событиями, наподобие терактов 11 сентября или урагана "Катрина". В дни, когда пятно нефти со взорвавшейся буровой в Мексиканском заливе шло к берегам Луизианы, Чарльз Фигли, профессор психологии университета, с коллегами помогали местным жителям не терять самообладание и преодолеть стресс, вызванный ожиданием экологической катастрофы

Чарльз Фигли: На семинарах, курсах психологической помощи в университете и на других форумах в Новом Орлеане мы фокусировались на том, что человек должен прежде всего обратиться к самому себе, понять, что ему необходимо для возврата к сбалансированному, комфортному состоянию своего внутреннего мира. Как, образно говоря, перезарядить внутренние батареи. Учитывая панический тон СМИ, рассказывавших о разливе нефти, мы рекомендовали людям не смотреть телевизор.

Аллан Давыдов: Состав американских специалистов в области душевного здоровья весьма разнообразен. Собственно психолог – это ученый с докторской степенью, ведущий в этой сфере научно-исследовательскую, инновационную, педагогическую деятельность, активную лечебную и консультационную практику. В государственных учреждениях работает всего десятая часть американских психологов, растет сегмент психологических консультантов или советников с дипломом не ниже магистра. Психологическую помощь оказывают так же социальные работники, половина которых работает в муниципальных структурах и которые не занимаются диагностикой и лечением. Люди обращаются к ним, когда неожиданно попадают в неблагоприятные социальные ситуации – увольнение, банкротство, развод. Пытаясь придти в себя от экономической рецессии, американцы чаще обращаются к профессиональным гадалкам. Вашингтонская предсказательница Александра Шоран гадает на картах, на кофейной гуще и с помощью магического кристалла.

Алесандра Шоран: Я подняла расценки сервиса с двух долларов 22 центов до 4 долларов 99 центов в минуту. После чего к своему удивлению и удовольствие обнаружила, что число моих клиентов даже выросло. В этом году я начала расширять круг клиентов через социальные сети в интернете. В сети "Фейсбук" у меня более 300 друзей-клиентов, в "Твиттере" более 250. Экономический кризис особенно ударил по сфере недвижимости, это чувствуется и потому, что круг моих клиентов сильно прирастает за счет риэлторов. Иные звонят каждый день, спрашивают: состоится ли сделка, если такому-то покупателю предложить такой-то дом?

Аллан Давыдов: Учитывая, что десятки миллионов американцев все еще не имеют медицинской страховки, в большинстве случаев покрывающие визиты к психологу, люди снимают стресс, фобии и психологические проблемы другими доступными средствами. Это может быть доверительная беседа со священнослужителем, посещение волонтерского семинара при церкви, запись в клуб по интересам, спорт, хобби, пикник с друзьями, наконец поход в торговый центр. В общественных библиотеках большим спросом пользуется многочисленные печатные, аудио и видеопособия по снятию стресса или депрессии, повышению самооценки, решению всевозможных психологических и просто жизненных проблем.

Вероника Боде: В России психология далеко не так популярна, как в США. 90% опрошенных Левада-центром никогда не посещали психолога. При этом некоторые представители оккультных наук уверены, что выполняют своей деятельностью функции психологов. Именно такого мнения придерживается гадатель Александр Струнин. Он работает на московских улицах, толкуя стихотворные предсказания собственного сочинения, которые вытаскивает из коробочки морская свинка.

Александр Струнин: В сущности, конечно, я не гадатель, а именно толкователь. И в основе моей деятельности лежит психотерапия. Вообще гадает колода в принципе. Выпадает карта, а цыганка толкует, и человек настраивается. И вот в моем случае конкретном я настраиваю на хорошее, на положительное. Если приходит ко мне и говорит, что у меня горе. Я говорю: ты пришел на своих ногах, а другие хромые, лежат, они не могут дойти до меня. А ты дошел сам, у тебя есть глаза, руки, ноги и так далее. Если, например, я стоял на Тверской часто, там было много проституток. Естественно, я им про большую и чистую любовь толковал. И через короткое время они, конечно, все плакали. Но это было и психологической моей зарядкой, я по-другому не мог. Мне было важно открыть им мир, открыть дверь в возможность жизни, любви.

Вероника Боде: Саша, а насколько вообще нуждаются россияне в помощи именно психолога такого или другого?

Александр Струнин: Очень нуждаются. Потому что в нашей стране, как в никакой другой народ, наши пастух не водят, не жалеют овец, как хотят, так и выживают. Каждый сам себе пастух. И поэтому надо настроение людям поднимать – это самое главное. Мне кажется, мы очень в этом нуждаемся.

Вероника Боде: Может ли представитель оккультных наук выполнять функции психолога? Об этом Андрей Юревич, замдиректора Института психологии РАН,

Андрей Юревич: Для всей этой публики, их можно условно назвать изотериками. Кстати, по данным Всемирной ассоциации здравоохранения их в современной России насчитывается около 800 тысяч. Для сравнения: врачей 600 тысяч, ученых 400 тысяч. Достаточно адекватно выражает уровень иррационализма современного российского общества. Вообще эти люди, они часто мимикрируют под рациональную науку, в том числе и под психологию, присваивая себе ученые степени парапсихологов, допустим, создавая различные академии, типа академии оккультных наук. В результате действительно очень часто их путают с психологами, они часто мимикрируют под психологов, не имея психологического образования. Но в общем это, конечно, разные вещи – астрология и психология, и путать астрологию и психологию можно только в условиях полной непросвещенности нашего общественного мнения.

Вероника Боде: Однако, чтобы ни говорили специалисты, российское общественное мнение пока делает вполне однозначный выбор между психологами и магами в пользу последних. Причем люди уверены, что именно маги помогают решать многие проблемы. Андрей Юревич полагает, что для более успешного существования практической психологии, обществу необходимы более активные системы информирования о психологах и психологических службах. Впрочем, по данным социологов, за последние четыре года несколько возросла доля тех, кто считает, что обращения к психотерапевтам помогли решить их собственные проблемы.
XS
SM
MD
LG