Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Кирилл Кобрин: Одна из самых горячих международных тем последних дней –отказ испанского правительства пойти навстречу баскам-сепаратистам из группировки ЭТА, которые объявили о прекращении огня. Напомним, что ЭТА заявила о своем желании решать будущее Страны басков путем мирного диалога с властями. Почему же и правительство и оппозиция заняли столь жесткую позицию? Насколько вообще решаема баскская проблема? Рассказывает корреспондент РС в Мадриде Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Ситуация, сложившаяся сейчас в Испании, выглядит страннопарадоксально: вооруженные сепаратисты, экстремисты, террористы, говорят о своем желании прекратить насилие и вести мирный диалог, а демократическое общество, включая левое социалистическое правительство и либеральную оппозицию, даже не поразмыслив над предложением, тут же отвечает отказом. Причем, часть политиков считает, что с террористами вообще не следует никогда ни о чем договариваться, а другая утверждает, что ЭТА полностью разгромлена и скоро развалится под ударами испанской полиции – так что вести с ней диалог не имеет смысла. Вот, к примеру, высказывание социалиста Франсиско Лопеса, который возглавляет в настоящее время баскскую автономную администрацию:

Франсиско Лопес: Мы уверены, что ЭТА слаба, как никогда, что она находится у своей последней черты. Это очевидно. Арестованы члены боевых групп. Арестованы вожаки, причем эти аресты производились неоднократно в последнее время. Наша полиция с каждым днем действует все более эффективно. Она пользуется международной поддержкой и поддержкой населения, которое отвергает действия террористов. Политические силы Испании едины в своем неприятии насилия, в котором нет никакой необходимости. Мы воспитываем свой народ в духе демократических ценностей и уважения к жертвам терроризма. Мы и в дальнейшем намерены действовать в этом направлении.

Виктор Черецкий: Независимые наблюдатели склонны объяснять оптимизм политиков тем, что они стали жертвами собственной пропаганды. Желая продемонстрировать населению эффективность своей антитеррористической политики, власти регулярно устраивают медийные шоу. Они приурочиваются обычно к какому-нибудь празднику или предвыборным мероприятиям. Накануне задерживается некий, никому неизвестный, баскский активист. После этого следует выступление политиков, которые в один голос утверждают, что в руки полиции, наконец, попал самый зловещий главарь террористов. И что победа над экстремистами как никогда близка. Вот образец подобного выступления премьера-социалиста Родригеса Сапатеро на митинге своей партии:

Родригес Сапатеро: Первые слова я хочу посвятить нашей полиции: поздравить ее и наше правосудие с очередной блестяще проведенной антитеррористической операцией – арестован главарь банды. Борьба за окончательную победу над терроризмом подходит к концу. Я вас уверяю, что мы очень скоро покончим с ЭТА и установим мир в Стране басков!

Виктор Черецкий: Далее, по уже сложившейся схеме, в действие вступает пресса. Смачно описываются злодейства задержанного активиста, по телевизору показываются заплаканные женщины, которых он сделал вдовами, продолжают звучать патетические речи о славных деяниях полиции и так далее. Парламентская оппозиция тут же напоминает, что она целиком и полностью поддерживает антитеррористическую политику правительства, поскольку дело это государственное. Спикер либеральной оппозиции Мариано Рахой:

Мариано Рахой: Нам следует проводить твердую антитеррористическую политику. С террористами нельзя вступать ни в какие переговоры. Следует всецело поддерживать действия правоохранительных органов. И ни в коем случае не допускать сторонников ЭТА к политической жизни. Это наша принципиальная позиция. И если правительство будет в дальнейшем следовать этой линии, то мы его полностью поддержим в борьбе с ЭТА.

Виктор Черецкий: Через несколько недель победной кампании в прессе, в какой-то из газет - на самом незаметном месте - появляется маленькая заметка о том, что задержанный отпущен на волю, поскольку его, то ли перепутали с некой другой личностью, то ли не смогли доказать его преступлений. Кстати, разговоры о том, что ЭТА "дошла до черты" и вот-вот развалится, в Испании ведутся все полвека существования организации. Об этом, в частности, говаривали еще при диктаторе Франсиско Франко, умершем в 1975 году. Нынешний министр внутренних дел Испании, один из наиболее опытных членов кабинета социалистов, Альфредо Перес Рубалькаба, более сдержан в своих высказываниях:

А.Перес Рубалькаба: Испания борется с ЭТА уже 50 лет. Эта борьба осуществлялась при различных политических режимах. Вначале она велась диктатурой, которая не обращала внимания на права человека. Затем борьба проходила в условиях демократии при постоянной оглядке на эти права. Правду сказать, победы над ЭТА не смогла достичь даже франкистская репрессивная машина, чьи законы позволяли использовать любые методы и беспощадно расправляться с кем угодно. Хочется надеяться, что этой победы добьемся мы, поскольку демократия дает нам больше моральных прав в борьбе.

Виктор Черецкий: Осторожность в словах министра объясняется тем, что, хотя его люди, действительно, время от времени вылавливают неких боевиков и их предводителей, особых оснований к эйфории нет. ЭТА всегда наносила и до сих пор, как знают все испанцы, не утратила способности наносить удары, в первую очередь, по правоохранительным органам. Чтобы объяснить "живучесть" группировки и понять, почему победить ее лишь с помощью полицейских мер практически невозможно, следует, во-первых, вспомнить историю, понять настроения басков, и, наконец, признать тот факт, что ЭТА пользуется моральной и материальной поддержкой части населения баскского региона. Бывший глава баскской администрации христианский демократ Хуан Хосе Ибаррече:

Хуан Х. Ибаррече: Нашему народу – семь тысяч лет. Мы один из самых древних европейских народов. Мы сохранили наш древний язык и нашу культуру. Теперь, как и раньше, мы хотим сами решить вопрос нашего будущего. В этом и заключается наш национальный проект.

Виктор Черецкий: Действительно, баски – единственный народ Иберийского полуострова, который сохранил свою древнюю самобытность. Испытал на себе несгибаемую волю басков к свободе и император Карл Великий. Они разгромили часть его войска и убили сподвижника Карла – знаменитого рыцаря Роланда. Испанские короли, включив Басконию в состав своего государства, первым делом, вступая на престол, клялись баскам соблюдать их вольности или, выражаясь современным языком, широкую автономию, граничащую с независимостью. В 19 столетии баски – стремясь сохранить свои вольности - участвовали в трех так называемых карлистских войнах. Покушался на их свободу и генерал Франко, сторонник жесткой центральной власти, правивший Испанией почти 40 лет. Он запретил даже обучать детей баскскому языку, издавать газет и книги. Говорит баскский правозащитник из Сан-Себастьяна Ману Арамбуру:

Ману Арамбуру: Франкисты врывались на наши кладбища и уничтожали на могилах надписи на баскском языке. Они закрыли все газеты, которые выходили на баскском, и издательства: нам предлагалось читать только испанские газеты и книги.

Виктор Черецкий: Франко едва не поплатился жизнью – баски неоднократно устраивали на него покушения. В конце концов, они убили в 1973 году ближайшего соратника и личного друга диктатора – адмирала Луиса Карреро Бланко. Но, почему ЭТА не прекратила своего существования после смерти Франко -- тем более, что баскам была возвращена автономия, хотя, как они утверждают, не столь полная, как до диктатуры? На этот вопрос пытается ответить Арнальдо Отеги, лидер запрещенной партии Батасуна, которую власти считают политическим крылом ЭТА.

Арнальдо Отеги: Переход к демократии, который был осуществлен в испанском государстве, нам представляется ущербным. Модель этого перехода была разработана, в основном, деятелями бывшего франкистского режима, а посему она не отвечала интересам народов Испании. Мы называем этот переход "антидемократическим", поскольку при его осуществлении никто не удосужился спросить, к примеру, мнение баскского народа. Сегодняшняя Испания – это страна со слабыми демократическими традициями, которая не в состоянии понять, что национальный вопрос может решиться лишь путем признания за отдельными народами, населяющими государство, их законного права на самоопределение.

Виктор Черецкий: Разумеется, мнение Отеги можно оспорить. К примеру, прогрессивный и демократический характер перемен, происшедших в Испании после смерти диктатора, признается и в Европе, и во всем мире. Однако, очевидно и то, что уже в период демократии, тот есть, начиная с конца 70-ых годов, со стороны испанских властей, в баскском вопросе были допущены грубейшие политические ошибки, а порой и преступления. Они и повлияли на радикализацию баскского общество, придали новые силы боевикам ЭТА. О чем идет речь? К примеру, стремясь усмирить национальные чаяния басков, власти Испании потихоньку финансировали группы ультраправых наемников –"эскадроны смерти", которые убивали баскских активистов из-за угла, без суда и следствия. Дело было раскрыто в 90-ые годы и обрело формы крупнейшего политического скандала. Независимый баскский аналитик Флорен Аойсен:

Флорен Аойсен: Достигли репрессии против басков своей цели? Этот вопрос следует задать, тем, кто до сих пор пытается решить баскскую проблему с помощью силы. Достигли своей цели судебные процессы, расстрелы, явные и тайные действия полиции? Достигли своей цели убийства, совершенные без суда и следствия так называемым Баскско-испанским батальоном или Антитеррористическими группами освобождения? Тот, кто хоть немного знаком со Страной басков, знает, что все эти репрессивные меры лишь принесли горе баскам, но не покончили с их стремлением к свободе. Наивно полагать, что политика репрессий, которая провалилась еще в годы диктатуры, которая не имела никакого результата в последующие годы, завершится успехом теперь. Политикой репрессий можно лишь на время отодвинуть столь необходимое политическое решение конфликта.

Виктор Черецкий: О чем конкретно идет речь? Помимо полицейских операций против боевиков, власти Испании предприняли в последние годы целый ряд мер политического характера. Они запретили почти все баскские партии и общественные организации, выступающие за независимость – под предлогом, что они якобы близки к ЭТА. Была запрещена и Батасуна, несмотря на то, что на выборах в баскском регионе она собирала до 15% голосов и ее кандидаты избирались, как в центральный парламент, так и в региональный, не говоря уже о муниципалитетах. Отегу и других лидеров судили -- и они получили различные тюремные сроки "за содействие или восхваление терроризма", хотя занимались политической, а не террористической деятельностью. Флорен Аойсен:

Флорен Аойсен: Арестованные и подвергнутые суду лица ни от кого не прятались. Это были политические деятели, которые, помимо всего прочего, не раз встречались для переговоров, вели диалог, с коллегами-политиками из правящей Социалистической рабочей партии. Тюремные сроки баскским политикам, решительное "нет" со стороны испанских властей политическому решению баскской проблемы, "да" - репрессиям – все это лишь нагнетает напряженность. По сути, речь идет о неуважении права басков на самоопределение, на возможность самостоятельно решить вопрос о своем будущем. И подобная политика приведет лишь к новому витку насилия.

Виктор Черецкий: Росту сепаратистских настроений способствовал также постоянные экономические трудности, которые переживают баски в последние десятилетия. Индустриальный район с развитой тяжелой промышленностью сильно пострадал при вступлении Испании в Европейское экономическое сообщество, нынешний Евросоюз. Выполняя условия вступления в эту организацию, Испания свернула баскскую промышленность, которая в "общем рынке" оказалась лишней. Были закрыты металлургические, станкостроительные и оружейные заводы. Десятки тысяч рабочих оказались на улице. Процент безработных по отношению к трудоспособному населению в регионе до сих пор значительно выше, чем в среднем по стране.
Так каковы же в сегодня перспективы решения баскской проблемы? Никаких, - отмечают независимые наблюдатели. Конфликт будет продолжаться до тех пор, пока стороны не научатся понимать друг друга и, разумеется, не в ходе терактов, полицейских облав и арестов, а за столом переговоров.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG