Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главные направления внешней политики США


Хиллари Клинтон

Хиллари Клинтон

Сергей Сенинский: ... Соединенные Штаты останутся мировым лидером в XXI веке, заявила государственный секретарь США Хиллари Клинтон, выступая в минувшую среду в одном из самых влиятельных американских исследовательских центров международной проблематики - Совете по международным отношениям – с обзором основных направлений внешней политики страны. Рассказывает наш корреспондент в США Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Соединенные Штаты переживают переломный момент своей истории, сказал в своем вступительном слове президент Совета по международным отношениям Ричард Хаасс.

Ричард Хаас: Мы собрались здесь сегодня в критический момент. Только что из Ирака выведены последние американские боевые части. В настоящее время сто тысяч американских солдат прилагают все силы к тому, чтобы стабилизировать обстановку в Афганистане. Мы находимся на ранней стадии палестино-израильских мирных переговоров. Мы продолжаем бороться с растущей угрозой, которая исходит от иранской и северокорейской ядерных программ. Мы сталкиваемся с широким кругом глобальных проблем, включая изменение климата, которые определяют облик этой эпохи, а имеющийся у нас набор инструментов отстает от вызовов.
Существует ряд восходящих стран - Китай, Бразилия, Индия и другие, которым еще предстоит определить свое место и цели. И все это происходит на фоне ослабления американской экономики и увеличения государственного долга, что будет иметь крайне неблагоприятные последствия для будущего процветания Соединенных Штатов и нашей способности оставаться мировым лидером.

Владимир Абаринов: Представляя собравшимся, в соответствии с ритуалом, Хиллари Клинтон, Ричард Хаасс раскрыл возможный стратегический план демократов на президентских выборах 2012 года. Джон Кэлхун, о котором он говорит, занимал пост госсекретаря в администрации 10-го президента США Джона Тайлера, а до этого был вице-президентом при шестом и седьмом президентах Джоне Квинси Адамсе и Эндрю Джексоне.

Ричард Хаасс: К счастью, наш сегодняшний оратор, государственный секретарь Хиллари Родэм Клинтон, имеет опыт действий в самых сложных ситуациях. Я, разумеется, имею в виду роль матери невесты, которую она исполнила этим летом. Хиллари Клинтон - 67-й госсекретарь США. С тех пор, как она заняла этот пост, она посетила, по последним подсчетам, 64 страны. Это - каждое третье государство, входящее в ООН.
В своих поездках за неполные полтора года она преодолела расстояния в 350 тысяч миль – впрочем, это на полгода больше, чем потребовалось Джону Кэлхуну на такое же расстояние.
Кстати, о Джоне Кэлхуне. Он был вице-президентом прежде, чем стать госсекретарем, и я не могу удержаться, чтобы не повторить имеющие место домыслы о том, что госсекретарь Клинтон может поменяться постами с вице-президентом Байденом, если станет кандидатом в вице-президенты от Демократической партии в 2012 году.
Все, что я могу сказать на это тему, это что такой прецедент имеется. Было два таких парня – одного звали Ван Бюрен, а другого Джефферсон, и в обоих случаях смена должности пошла им на пользу.

Владимир Абаринов: И Мартин Ван Бюрен, и Томас Джефферсон стали впоследствии президентами...
Хиллари Клинтон начала свое выступление с утверждения, что моральный авторитет Соединенных Штатов по-прежнему высок.

Хиллари Клинтон: Решение проблем внешней политики требует сегодня от нас как регионального, так и глобального мышления, умения видеть пересечения и связи отдельных стран, регионов и их интересов, объединять народы так, как это способна делать только Америка. Думаю, мир рассчитывает на нас сегодня так же, как рассчитывал в прошлом.
Когда давним противникам требуется честный посредник или когда основные свободы нуждаются в защитнике, взоры людей обращаются к нам. Когда дрожит земля или реки выходят из берегов, когда свирепствуют пандемии или напряженность закипает и перерастает в насилие, мир смотрит на нас. Я вижу это на лицах людей, которых встречаю в поездках - не только молодежи, которая мечтает об Америке как о стране равных возможностей. Искушенные дипломаты и политики тоже, признаются они в этом или нет, видят в американском участии приверженность принципам и решительность. И они обращаются к Америке - не только за содействием, но и в поисках лидера. И ничто не внушает мне большее чувство гордости, чем возможность представлять эту великую нацию в самых отдаленных уголках мира.
Я - дочь человека, который вырос в годы Великой депрессии и готовил молодых моряков к войне на Тихом океане. Я - мать молодой женщины, которая принадлежит к поколению американцев, связывающих мир новыми и увлекательными способами. В обоих случаях я вижу упование и прогресс Америки. Я питаю глубочайшую веру в наш народ. Никогда прежде она не была так сильна...

Владимир Абаринов: Соединенные Штаты не только не должны, но и не имеют права уступать кому-либо роль мирового лидера, считает госсекретарь Клинтон.

Хиллари Клинтон: Я знаю, что для многих американцев наступили трудные времена. Но трудностям и лишениям еще никогда не удавалось сломить эту страну. На протяжении всей нашей истории, в годы как "горячих" войн, так и "холодной", в периоды экономических проблем и долгого пути к более совершенному союзу, американцы всегда принимали вызовы, с которыми они сталкивались. Мы – такие. Это - в нашем генетическом коде. Мы и впрямь верим, что нет пределов возможного.
И теперь, после нескольких лет войны и неуверенности, люди задаются вопросом, какое будущее уготовано им в своей стране и за ее пределами? Так позвольте мне заявить со всей определенностью: Соединенные Штаты способны быть, должны быть и будут лидером в наступившем столетии.

Владимир Абаринов: Хиллари Клинтон указала на необходимость создания новой, гибкой и устойчивой, архитектуры международных отношений.

Хиллари Клинтон: Архитектура - искусство и наука о проектировании структур, которые служат общим целям, создаются надолго и имеют запас прочности... Именно к этому мы стремимся: сеть союзов и партнерств, региональных организаций и глобальных институтов, долговечных и достаточно динамичных для того, чтобы помочь нам справиться с сегодняшними проблемами и адаптироваться к угрозам, которые мы пока даже не можем себе представить. Как не могли наши родители вообразить тающие ледники или "грязную" бомбу.
Мы знаем, что создание таких структур возможно, потому что предшественники президента Обамы в Белом доме и мои - в государственном департаменте добивались этого прежде.
После Второй мировой войны страна, которая построила трансконтинентальную железную дорогу, создала конвейер и небоскреб, обратилась к строительству основ глобального сотрудничества. Третья мировая война, которой многие боялись, так и не произошла, а многие миллионы людей выбрались из бедности и впервые в жизни реализовали свои права человека.
Таковы были выгоды глобальной архитектуры, которая создавалась в течение многих лет лидерами обеих американских политических партий. Но эта архитектура была пригодна для другой эпохи и другого мира. Как сказал президент Обама, сегодня она деформируется под бременем новых угроз.
Великие державы пребывают в состоянии мира между собой, но новые игроки, хорошие и плохие, все в большей мере формируют международные отношения. Трудности, с которыми мы сталкиваемся, сложны как никогда прежде, поэтому и наши ответы должны быть соответствующими.

Владимир Абаринов: Довольно много внимания в своей речи Хиллари Клинтон уделила отношениям с Россией.

Хиллари Клинтон: Отношения с Россией, когда мы пришли к власти, пребывали в состоянии перехода от прохладных к холодным. Были опасения, что "холодная" война возвращается. Возможно, такое положение вдохновляет авторов шпионских романов и кабинетных стратегов, но всякий, кто серьезно настроен на решение глобальных проблем, таких как распространение ядерного оружия, знал, что без сотрудничества России и Соединенных Штатов немногого можно достичь.
Поэтому мы перестроили наши отношения. Мы предложили отношения, основанные не только на взаимном уважении, но и на взаимной ответственности.
И на протяжении последних полутора лет мы заключили новое историческое соглашение о сокращении вооружений, которое Сенат будет рассматривать на следующей неделе.
Мы добились сотрудничества с Китаем в рамках Совета безопасности ООН по вопросу введения новых жестких санкций в отношении как Ирана, так и Северной Кореи. Мы подписали соглашение о транзите грузов в целях поддержки наших усилий в Афганистане; учредили новую двустороннюю президентскую комиссию и обмены по линии гражданского общества, которые сближают людей. Конечно, как мы убедились этим летом, авторам шпионских романов все еще есть, о чем писать, так что выиграли все.
Работа с этими восходящими державами не всегда идет гладко или легко. Разногласия неизбежны. И по определенным вопросам, таким как права человека в Китае или российская оккупация Грузии, мы просто не сходимся во взглядах, и Соединенные Штаты в таких случаях будут высказываться и стоять на своем.
Когда эти страны не берут на себя ответственность, которая соответствует их растущему влиянию в мире, мы будем делать все от нас зависящее, чтобы побудить их изменить курс, в то же время поднимая эти проблемы в диалоге с другими нашими партнерами.
Однако мы знаем, что будет трудно, если не невозможно, создать будущее, какое мы хотим создать в XXI веке, без глубокого всестороннего сотрудничества. Так что наша цель состоит в том, чтобы наладить продуктивные отношения, способные пережить те моменты, когда мы не согласны друг с другом, и которые позволят нам продолжать совместную работу. Центральным элементом такой политики должно стать непосредственное взаимодействие с гражданами этих стран.
Современные коммуникационные технологии, наряду с распространением демократии, дали людям возможность говорить и требовать ответов на вопросы о своем собственном будущем. Даже в авторитарных государствах общественное мнение имеет значение. Почти в каждой стране, которую я посещаю, я не просто встречаюсь с чиновниками правительства.
В России я дала интервью одной из немногих остающихся независимыми радиостанций. В Саудовской Аравии я провела встречу в женском колледже. В Пакистане я отвечала на вопросы каждого журналиста, студента и предпринимателя, каких мы только могли найти...

Владимир Абаринов: Первый же вопрос Ричарда Хаасса касался материальных ресурсов внешней политики.

Ричард Хаас: Соединенные Штаты приближаются к рубежу, когда размеры нашего долга превысят объем валового внутреннего продукта. В какой мере национальная безопасность учитывается при решении проблемы бюджетного дефицита в 1,5-2 триллиона долларов в год? Или мы проводим нашу внешнюю и оборонную политику, не замечая того, что наши ресурсы серьезно ограничены?

Хиллари Клинтон: Во-первых, Ричард, как я уже сказала, мы полагаем, что наш растущий долг представляет угрозу национальной безопасности, и угроза эта двойная. Это подрывает наши возможности действовать сообразно нашим собственным интересам, и во-вторых, это заставляет нас сдерживаться даже тогда, когда сдержанность нежелательна. Это также свидетельствует о нашей слабости.
Меня очень тревожит ситуация, при которой мы не только теряем способность определять нашу собственную судьбу, но и лишаемся рычагов, которые дает нам эффективная экономика, многие годы наполнявшая мощью американские ценности и интересы. Так что я не думаю, что у нас есть выбор. Вопрос в том, каким образом мы будем решать проблему долга и дефицита. Вряд ли стоит сейчас спорить о том, как мы оказались в таком положении, но, думаю, справедливости ради, стоит отметить, что мы вели две войны и не платили за них, у нас прошло сокращение налогов, которое мы тоже не компенсировали. И это стало фатальным сочетанием в отношении фискального здравомыслия и ответственности.

Владимир Абаринов: Вместе с тем, Хиллари Клинтон не видит оснований для пессимизма. Американская предприимчивость и вера в свои силы помогут стране выйти из кризиса обновленной и еще более сильной, считает госсекретарь США.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG