Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судьба уникальной коллекции Павловской селекционной станции под Санкт-Петербургом


Сергей Сенинский: Организация объединенных наций объявила 2010 год Годом биологического разнообразия. И именно в этом году Россия, и с нею весь мир, может потерять уникальную коллекцию растений Павловской опытной станции – занимаемые ей участки земли под Санкт-Петербургом уже в сентябре должны быть
выставлены на аукцион - для продажи под коттеджную застройку. Об этом – наш корреспондент Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: Коллекция Всероссийского научно-исследовательского института растениеводства имени Николая Вавилова насчитывает более 210 тысяч образцов культурных и диких растений, собранных со всего мира. Это самый крупный в Европе генетический банк растений, который хранится на опытной станции института, в одном из пригородов Петербурга, в Павловске. Опытная станция расположилась на 90 гектарах земли, половину этой территории занимает питомник, насчитывающий 6 тысяч экземпляров диких и культурных плодовых растений. В декабре прошлого года появилось распоряжение Росимущества об изъятии участков земли, занятых этой уникальной коллекцией для передачи Фонду содействия развитию жилищного строительства - РЖС - под малоэтажное строительство в рамках нацпроекта "Доступное жилье". В борьбе за сохранение своих участков, занятых уникальной коллекцией, институт проиграл несколько судов. Уже известна дата аукциона по продаже первого лота: 23 сентября. Это участок, где расположены зерновые культуры. Главная проблема - даже не в попытке отнять у института земельные участки, - говорит директор Павловской опытной станции Федор Михович.

Федор Михович: Главная проблема в том, что пытаются уничтожить коллекцию генетических растительных ресурсов, начатую собирать еще Николаем Вавиловым в 1926 году. Если сейчас взять из Эрмитажа и все картины вбросить, а здание продать, государство заработает копейки от продажи здания, картины – бесценны. Так и у нас: земельный участок можно другой найти, можно построить коттеджи на других участках. Но если уничтожить то достояние российского государства и мирового сообщества в виде коллекции генетических растительных ресурсов, которая находится этих земельных участках – это отбросить наше развитие в выполнении продовольственной проблемы российского государства на 50-70 лет назад. Вот в чем главная проблема. Не земля, коллекция, которая на ней располагается.

Татьяна Вольтская: Любые картины можно взять и перенести, а растения, очевидно, с земли не очень переселишь.

Федор Михович: Да, особенность растений ягодных, плодовых, декоративных в том, что это многолетние растения, что их нельзя в одну минуту взять и пересадить. Есть деревья, которым по 40 лет. Естественно, что они не подлежат никакому переносу. Для того, чтобы перенести коллекцию, надо минимум 15 лет. Если встанет вопрос, что этот участок отбираются, коллекцию выкорчевывают, естественно, все пойдет под бульдозеры, под нож, и мы потеряем достояние Российского государства.

Татьяна Вольтская: Чтобы я поняла, как работает станция, Федор Михович привел меня в отдел генетических ресурсов плодовых культур. Мне в глаза сразу же бросились блюдечки со сливами - разноцветными, яркими и очень веселыми, особенно по контрасту с бедненькими обшарпанными стенами и коридорами станции. Оказалось, что сливами занимается сотрудница отдела Ольга Радченко.

Ольга Радченко: Плоды мы изучаем с точки зрения их вкусовых качеств, их биохимических достоинств, пригодности для практического использования. Более 370 сортов сливы производится на станции, и изучаем мы комплексно их на зимостойкость, на устойчивость к болезням, на питательные свойства, диетические.

Татьяна Вольтская: А что это у вас за сливы, даже название Евразия-21, Евразия-5, сверхранняя?

Ольга Радченко: Это образцы сливы домашней, которая наиболее широко используется у нас на приусадебных участках. Здесь представлены образцы как выделенные в природе, то есть дикорастущие, так называемый сорт из народной селекции, то, что выделило население. И вы увидели сорт Евразия-21, Евразия-5 – эти сорта выведены селекционным путем, сложным образом, когда скрещивались целенаправленно разные виды и получены эти два сорта.

Татьяна Вольтская: А желтая?

Ольга Радченко: Хороший десертный сорт, тоже селекционный сорт, полученный волгоградской подстанцией.

Татьяна Вольтская: Вам присылают с разных станций?

Ольга Радченко: Конечно, у нас материалы привлечен из Эстонии, из Москвы, из Волгограда, из Саратовской области. Местные сорта сливы из Калининской области, Ленинградской и некоторые виды из Дальнего Востока, Кавказа. На основе этих видов ведется селекция Северо-западного региона.

Татьяна Вольтская: Все, о чем говорит Ольга Емельяновна, растет на участках Павловской опытной станции, которые теперь хотят застроить коттеджами.
О том, что это за участки, говорит Федор Михович.

Федор Михович: Участок № 18 площадью 19,5 гектаров, на котором располагается частично коллекция кормовых культур и супер-элита овса, зерновых культур. Второй участок № 2 площадью 72 гектара, на котором коллекция плодовых, ягодных и декоративных культур более 6 тысяч различных образцов. Есть сорт крыжовника, который был выведен в 1834 году, сотни сортов, дикорастущие виды крыжовника и смородины, которые обладают устойчивостью к мучнистой росе – а это бич культур. Мало очень сортов, которые обладают устойчивостью. Для того, чтобы вывести новые сорта, требуется вовлечение в селекцию обязательно этих дикорастущих культур, которые обладают этими свойства и качествами. Более того, приезжали немцы буквально месяца два назад, у них оказался утерян сорт многолетних цветов. Они нашли у нас в коллекции, они попросили, им сотрудник пообещала, что в принципе она готова им дать сорт, который в их стране был рекультивирован, выращивался, потеряли, Теперь они нашли только у нас, больше нигде в мире нет. Уникальность коллекции заключается в том, что в ней имеются сорта, которых нет в мире, нет в природе, нет в Российской Федерации, а в коллекции они имеются.

Татьяна Вольтская: Включение в инвестиционный оборот и продажа земли Павловской опытной станции стала возможной только после того, как ее признали бесхозной - организаторы торгов утверждают, что земли заброшены, и на них растут сорняки, а также, что три года назад руководство станции само пыталось ускорить вовлечение части земель в инвестиционные проекты.

Федор Михович: Никогда Павловская станция не пыталась коллекционные земли отпустить под коттеджную застройку. Да, в 2007 году 19 марта письмом № 242 я как директор опытной станции обратился в академию сельскохозяйственных наук для того, чтобы президент сельхозакадемии наук разрешил нам с права постоянного и бессрочного пользования переоформить на право аренды. Хочу вам сказать, почему это было. За 21 год работы директором наше великое российское государство ни одного рубля не дало ни на содержание коллекций, ни на капитальный ремонт зданий и сооружений, ни на текущий ремонт, ни на приобретение, в 2005 году дали 5 тысяч рублей на приобретение основных средств, за которые мы купили светильник в науку, в 2009 году дали 10 тысяч рублей, мы купили уже фотоаппарат в науку. Спрашивается, а как же нам жить, как содержать государственное имущество, здания требуют и текущего, и капитального ремонта. Когда нищенская зарплата в 6-7 тысяч рублей не позволяет сотрудникам сводить концы с концами. Поэтому да, мы обратились к президенту академии: просим вас переоформить право постоянного бессрочного пользования на право аренды. Мы тогда уже знали, что найдутся умники, которые захотят воспользоваться государственной собственностью если земля находится в постоянном и бессрочном пользовании, государство всегда имеет право ее забрать и кому-то передать, что и произошло. Когда земля находится в аренде 49 лет, она никому неинтересна, потому что она остается за нами. Мы хотели, более того, часть участка, который неэффективно используется, мы планировали, что с согласия правительства Санкт-Петербурга попросим частично включить наших сотрудников для того, чтобы если будет строиться жилье, чтобы наши получили какую-то дольку. На сегодня, получается, у нас забирают все бесплатно, ничего нам не предлагая взамен, и мы остаемся и без земли, и без жилья, и без перспективы для сотрудников.

Татьяна Вольтская: Сейчас, когда я оказалась, можно сказать, в эпицентре скандала, мне показалось, что сотрудники Павловской опытной станции половину рабочего времени тратят на то, чтобы показать журналистам: на спорных землях растут не сорняки, там располагается всемирно известная коллекция, которая завтра может погибнуть. Вслед за съемочной группой телекомпании "Аль Джазира" на поля повели и меня – выдав предварительно видавшие виды резиновые сапоги, по причине глубокой грязи из-за недавних дождей. И, натянув сапоги, я убедилась - коллекция - есть. И растут там, конечно, не только бесчисленные сорта слив. Сотрудница отдела генетических ресурсов плодовых культур Ольга Тихонова сама занимается смородиной, но первыми кустами, которые нас встретили, оказалась жимолость.

Ольга Тихонова: Здесь собраны виды с Дальнего Востока, С Алтая, с Камчатки. Много сортов, около 22 сортов выведено только на этой станции.

Татьяна Вольтская: Вообще жимолость, зачем она нужна? Она полезна?

Ольга Тихонова: Очень полезная культура. Ягоды вкусные, самая ранняя культура, она открывает сезон ягодный. И она вообще красива сама по себе. Эти плоды бывают удлиненные, боченкообразные, круглые.

Татьяна Вольтская: "Я прошу как жалости и милости, Франция, твой любви и жимолости".

Ольга Тихонова: У нас в коллекции каждый сорт представлен тремя-пятью кустами по ягодникам. Здесь три-пять кустов одного сорта, потом другой, третий.

Татьяна Вольтская: А потом пошла рябина - и я ахнула, сколько же ее, оказывается, бывает сортов, и какие они разные. А потом - черемуха, а потом - бережно распаханный участок - он отдыхает, стоит "под парами", как и положено по науке. И никаких сорняков, как и ожидалось, я нигде не обнаружила - только аккуратные многослойные лесозащитные полосы, чтобы растениям было тепло и не ветрено. И все это - уже через какие-то две-три недели - может оказаться снесено бульдозером. Просто не верится. Тем более, что это было только начало моего путешествия по Павловской опытной станции.
XS
SM
MD
LG