Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты в гостях у Виктора Резункова обсуждают, как в Петербурге восприняли статью Мэри Дежевски в газете "The Independent", посвященную Валентине Матвиенко


Валентина Матвиенко

Валентина Матвиенко

Виктор Резунков: Петербургская либеральная публика, как метко выразилась публицист Ольга Серебряная, в эти дни находится в неком мировоззренческом кризисе. 6 сентября британская газета «The Independent» опубликовала статью Мэри Дежевски о губернаторе Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко под заголовком «Перед вами - российская Маргарет Тэтчер, женщина-химик, которая может оказаться хозяйкой Кремля». Вся статья выдержана в духе восхищения достижениями питерского губернатора и, скорее, напоминает предвыборную листовку 90-ых годов. Более того, перечислив все грандиозные достижения Валентины Матвиенко, Мэри Дежевски делает логичный для нее вывод: «Кто, как не Валентина Матвиенко, может занять пост президента в России в случае, если так решат Владимир Путин и Дмитрий Медведев». В Петербурге статья взывала шок у либеральной публики, а из Смольного пресс-служба губернатора сообщила, что Валентина Матвиенко поблагодарила Мэри Дежевски за высокую оценку ее работы, но при этом отметила, что она по-прежнему связывает свою жизнь и работу исключительно с Петербургом. Мол, ни о каком участии в президентских выборах и речи нет.

Что стоит за этой статьей – откровенная «заказуха», как выразился известный правозащитник Владимир Буковский, или просто глупость автора? И вообще, можно ли предположить саму возможность участия в президентских выборах Валентины Матвиенко? Как восприняли эту статью петербуржцы? В этом мы сегодня и попытаемся разобраться.

В Петербургской студии Радио Свобода в гостях - главный редактор журнала «Город 812» Сергей Балуев и политолог, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Гавра.

А нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: хотели бы вы, чтобы президентом России стала Валентина Матвиенко?

И я начну с выдержки из статьи Мэри Дежевски, чтобы стало понятно, о чем идет речь. «Президентские выборы в России состоятся только в 2012-м году, но уже сейчас вовсю рассуждают о том, попытается ли Дмитрий Медведев стать президентом на второй строк, или же захочет вернуть себе свою прежнюю должность его предшественник Владимир Путин. В одном, однако, не сомневается практически никто: в том, что они не будут противостоять друг другу. Но есть и третий вариант, и если он осуществится, то у России появится своя Маргарет Тэтчер - или своя Ангела Меркель. Но даже если просто заговорить об этом, то есть опасность, что шансы Валентины Матвиенко на успех будут уничтожены задолго до этапа выдвижения кандидатов. Впрочем, если кандидат и есть, то это - она, губернатор Санкт-Петербурга шестидесяти одного года от роду. В последние семь лет, на протяжении которых она по сути дела играла роль генерального директора города, город этот изменился, причем явно - к лучшему». Далее следует перечисление, как изменился город, как с радостными улыбками идут петербуржцы по улицам и так далее.

Дмитрий, то, что изложила Мэри Дежевски, - вариант интриги, как вы это воспринимаете? Насколько он реален?

Дмитрий Гавра: С точки зрения объективного политологического анализа этот вариант я рассматриваю как невероятный или, по крайней мере, как предельно маловероятный. Недаром аналитические службы и экспертные сообщества в России к этой статье внимания такого, которое уделили ему журналисты, правозащитники, либеральный Петербург, пользуясь вашими словами, не оказали. И понятно, что дискуссия о том, что возможен кто-то третий, в западных СМИ порождена опорой на то, что сказал Дмитрий Медведев с месяц назад иностранным журналистам, что «может быть, ни я, ни Владимир Владимирович, а кто-то третий». Я полагаю, что это была, скорее, фигура речи, он даже и не собирался запускать какую-то интригу. Потому что если бы он собирался это сделать, то это было бы сделано по-другому, и здесь мы, конечно, увидели бы руку всесильного Вячеслава Суркова. Так или иначе, российские СМИ, по сути дела, пропустили мимо ушей этот материал. Новостей из России немного, тем более, серьезных политических новостей – роуд-шоу по дороге «Чита – Хабаровск», неприятные новости, связанные с природными катастрофами и пожарами. Тем более, Дума не работала, скандалов каких-либо в законодательной власти не было. Ну, традиционная, к сожалению, напряженность и взрывы на Северном Кавказе. Все это набившие оскомину новости, и западному читателю они уже неинтересны. А тут новая фигура на политическом небосклоне. То есть я отношусь к этому материалу, скорее, как к тому, что появляется на безрыбье, когда не о чем писать. Политических перспектив не вижу.

Сергей Балуев: Ну, технически такая игра возможна, безусловно, и никаких тут проблем нет. Политически, как правильно говорил Дмитрий, маловероятно, но мне кажется, что все-таки вероятно. Если господин Путин решит... а я считаю, что только он принимает все решения, а Дмитрий Анатольевич Медведев играет роль доброго следователя при главном начальнике, если вдруг придумают, что конфигурация возможна какая-то, то Валентина Ивановна может быть и очередным преемником. Называют еще какие-то фамилии – Сечин, еще кто-то. Мне кажется, что это равновеликие фигуры. Но выбирая между Сечиным и Валентиной Ивановной, я бы выбрал Матвиенко, например, - симпатичная, для Запада понятна.

А почему статья появилась – понятно. Журналистов пригласили в Смольный, по-моему, на Клуб «Валдай», автор этого материала тоже была в Смольном. Валентина Ивановна может быть очаровательной женщиной. И вообще автор этого материала давно уже пишет про Россию, в частности, про международные дела, и всегда пишет положительно. Я читал ее текст про то, как хорошо и ловко в 2008 году была передача власти осуществлена между Путиным и Медведевым, что это совершенно конституционно, очень позитивно и очень либерально. Поэтому это не первый текст «The Independent» про Россию.

Дмитрий Гавра: И этого автора тоже. И Литвиненко сам себя отравил, писала эта журналистка.

Но я хотел бы еще сказать, что если такая конфигурация сложится, то мы получим классическую российскую конструкцию, когда Россию в будущее будет тянуть птица-тройка – Валентина Ивановна, Дмитрий Анатольевич и Владимир Владимирович.

Виктор Резунков: На страницах интернет-издания «Slon.ru» известный петербургский политолог Дмитрий Травин посвятил свою публикацию статье в «The Independent». «Валентина Матвиенко – президент России?» - так озаглавлена эта статья. Я процитирую выдержки из нее: «Сразу замечу, что, в принципе, в современной российской политической системе нет ничего невозможного. Если не лабрадора Кони, то уж Валентину Ивановну Владимир Путин запросто может назначить на место блюстителя президентского поста. Однако нет никаких серьезных оснований полагать, что у госпожи Матвиенко есть на такой карьерный рост больше шансов, чем у кого-либо другого из российского политического бомонда. Многие в Петербурге помнят, что 1 сентября 2006 года в российском информационном пространстве появилась «утка» о так называемом проекте «Валентина Великая», согласно которому именно госпожа Матвиенко должна была стать президентом России в 2008 году. Она им не стала, и нет никаких серьезных подтверждений того, что подобный проект вообще существовал в кремлевской действительности, а не только в воображении отдельных не слишком влиятельных лиц. Нетрудно заметить, что появление новой информации про Матвиенко отделяет от будущих президентских выборов практически такой же срок, как и появление информации о проекте «Валентина Великая». Не думаю, что это случайность. Хотя спекулировать на тему, кому и для чего это понадобилось, не стану. Что же на самом деле представляет собой Валентина Матвиенко как политик? Мне представляется, что она в определенном смысле сильно напоминает господина Фрадкова и господина Зубкова. То есть она – из числа тех, кого можно поставить на премьерский пост, когда Путин вернется на пост президентский. Ведь Владимир Владимирович как глава государства все равно лично работает со всеми ключевыми министрами, не допуская главу правительства до решения принципиальных вопросов. Думается, Валентину Ивановну подобный расклад вполне устроил бы. Но об этом рассуждать еще рано».

Дмитрий Гавра: Я не соглашусь с Дмитрием Травиным в оценке потенциала Валентины Ивановны Матвиенко как менеджера, как руководителя. На такую роль, о которой говорит Травин, она не согласится никогда, потому что она политик и менеджер не «картонный». И что бы мы ни говорили о том, хорошая политика или плохая имеет место в городе, но эта политика есть, и видение есть, и кадровые решения есть. И она всю свою политическую биографию, начиная с комсомола и заканчивая дипломатической карьерой, руководила коллективами, поэтому демонстративным премьером она, очевидно, не будет. Другое дело, нужна ли такая фигура, если Путин станет президентом, на посту премьер-министра. С моей точки зрения, в этой конфигурации смысла больше, чем в какой-либо другой, скажем, во фрадковской или зубковской. А Валентина Матвиенко как менеджер вполне эффективный человек.

Сергей Балуев: Валентина Матвиенко, безусловно, крайне эффективна в той роли, которую она играет всю жизнь. То есть это человек, встроенный в некую систему и выполняющий функции, которые на него возложены. Она человек жесткий, энергичный, у нее нет, на мой взгляд, каких-то своих представлений о том, как вести экономическую политику, внешнюю политику, какие-то земельные вопросы решать. А в рамках решений партии она все это решает эффективно, а особенно – когда она в городе. Вот как только в городе ее нет, как было со снегом, - город разваливается, а возвращается Матвиенко – город под ее административным гнетом начинает чиститься. Я считаю, что она вполне эффективна была бы на месте премьера, то есть куда поставят – она будет эффективна. А нужно ли это ей самой? Но у нас и не спрашивают особо. И когда такое высокое предложение делается, я думаю, вариантов для отказа, кроме здоровья и прочего, быть не может. Я не вижу разницы между всеми этими губернаторами, которые есть, они все, в принципе, должны решать одни и те же задачи. Кто-то их решает более успешно, а кто-то – менее. Но никаких политических разногласий между всеми главами субъектов нет и быть не может. И Никита Белых, который пришел из правых, и какой-нибудь коммунист, и Валентина Матвиенко, в принципе, решают примерно одинаково. Но выясняется, что в Петербурге, с его людским потенциалом, подготовить документы для конкурса, для экономического партнерства получается лучше, чем у какой-нибудь Вятки или Магадана.

Виктор Резунков: А что это за проект «Валентина Великая», вы можете напомнить, Дмитрий? Я мог бы процитировать выдержку из публикации сентября 2006 года в «Новой газете», но, может быть, вы скажете своими словами?

Дмитрий Гавра: Мне даже довелось его комментировать где-то около четырех лет назад разным средствам массовой информации. Я не уверен, как и Дмитрий Травин, в том, что этот проект когда-нибудь существовал в виде серьезного документа, на котором стояло хотя бы 3-4 визы серьезных кремлевских чиновников. Но как версия тогда, когда еще проект «Дмитрий Медведев» не просматривался впрямую... тогда, мы помним, два преемника обсуждались – Дмитрий Медведев и Сергей Иванов, и что называется, букмекеры принимали ставки, и в ряде случаев ставки на Иванова были более выигрышными, нежели ставки на Медведева. Так вот, в этом ряду, а ряд у нас очень короткий всегда, нужна была еще одна фигура, потенциально не вызывающая вопросов «а почему она?». Был губернатор Сахалинской области Михаил Машковцев, но кто ж его знает, или Равиль Гениатулин из Забайкалья. И Валентина Матвиенко, со всей ее биографией, с вице-премьерством у Примакова, а потом у Путина – фигура яркая, заметная. Разумеется, для интриги такого рода фигура нужна была. И был вброс о том, что есть такой проект. А кроме того, я знаком с рядом документов, которые выходят из недр кремлевских аналитиков, и я уверяю вас, что «Валентина Великая» он никогда не мог быть назван. Потому что в этом присутствует внутренняя ирония, и какие угодно могут быть характеристики текстов, но чтобы была внутренняя ирония – это невозможно.

Виктор Резунков: Лора нам пишет: «Я категорически не хочу, чтобы президентом Российской Федерации стала Матвиенко. Пора выбирать умных людей, уже наелись. Я проголосовала бы за Каспарова».

«Фонтанка.Ру» на своих страницах дает точку зрения на эту ситуацию экс-кандидата в президенты Ирины Хакамады: «Менее категорично оценила шансы петербургского губернатора экс-кандидат в президенты Ирина Хакамада, ведь по сути «в нашей стране президентом может стать любой, кого объявят преемником». «На этого человека заработает вся машина. Владимира Путина, как и Дмитрия Медведева, когда они стали президентами, почти никто не знал. Поэтому точно так же главой государства может стать Валентина Ивановна, - предположила Ирина Хакамада. - Тем более что как политик она человек очень опытный, с железным характером». Тем не менее, Хакамада видит «кучу проблем», существующих в Петербурге, ведь «развитие идет благодаря лоббированию крупнейших компаний, связанных с властью».

Дмитрий, а вот то, что совпадение по времени, как отметил Дмитрий Травин, начала обсуждения в сентябре 2006 года, ровно четыре года назад, некоего проекта «Валентина Великая», и вот сейчас такой вброс идет. Или то, что по времени это совпало, никакого значения не имеет?

Дмитрий Гавра: Как учит нас школьный курс физики, должна быть еще и третья точка. Если еще через четыре или пять лет, поскольку президентский цикл теперь долгий, еще раз будет подобный вброс – вот тогда уже, наверное, это будет тенденцией. Но, очевидно, это связано с тем, что мы находимся на пороге нового политического цикла, и этот политический цикл уже запущен всей той активной публичной коммуникацией, которую ведут, прежде всего, Владимир Путин и Дмитрий Медведев, новыми форматами политической коммуникации – вот это роуд-шоу, поездка от Читы до Хабаровска...

Виктор Резунков: И предстоящая поездка на «Победе». А почему именно из Петербурга Дмитрий Медведев ее начинает? И когда это будет?

Дмитрий Гавра: По крайней мере, по той информации, которая шла по информационным лентам, поездка на «Победе» должна начаться вот-вот, чуть ли не в день рождения Дмитрия Анатольевича.

Виктор Резунков: 14 сентября ему исполняется 45 лет.

Дмитрий Гавра: И этот маршрут, который, видимо, пройдет через территорию Украины – это все напоминает известный роман двух советских авторов Ильфа и Петрова с пробегом к славному городу Черноморску. И это интересно – пробег на «Победе». Но получается, что это уже третий пробег, ставший известным в России, поскольку первый пробег совершал Остап Бендер, второй – Владимир Путин.

Виктор Резунков: Сергей, а вы что думаете по поводу предстоящего пробега? Что, это начало предвыборной кампании?

Сергей Балуев: Мне кажется, что к кампании это не имеет никакого отношения, а имеет отношение к некоему развлечению народа. Есть ощущение, что народу скучно, ну, не всему, а какой-то части, телевизор его уже плохо развлекает. И такие замечательные «актеры», как наш премьер и президент, решили его немножко развлечь. У них есть команды, которые им помогают. Интервью Колесникову, которое давал Путин, - явный образец развлечения публики. Мне кажется, что это к политике не имеет отношения, а к общественным настроениям имеет. Да они и сами развлекаются. Приятно, когда актер играет и получает от этого удовольствие.

Дмитрий Гавра: А я считаю, что это имеет отношение к политике ровно так же, как и к развлечению. Поскольку, увы, не только в России, но и в мире в политике, кроме развлечений, осталось уже мало чего.

Сергей Балуев: Еще бюджеты остались. И понятно, что если это большой пробег, то это и большие бюджеты. Я не имею в виду бюджеты, которые берет президент, но обслуживающие и придумывающие люди...

Дмитрий Гавра: Разумеется, бюджет пробега, показа вереницы автомобилей, журналистов и так далее очень вкусно «распилить», как говорят современные специалисты по управлению финансовыми потоками. Но я в данном случае имею в виду, что, с моей точки зрения, подготовка массового сознания к тому, что нужно будет, по крайней мере, если не выбирать, то принимать следующего президента с любовью и пониманием, она уже началась. И эта активность заметна.

Виктор Резунков: Нам написал Сергей Д.: «Обычно по сценариям драматического жанра или фильма ужасов, как черт из табакерки, появляется злодей, жаждущий крови и власти. Но зачем нам так много чертей, когда и своих хватает? Или она будет играть роль ангела? Уж больно она на него не похожа». Вот такая точка зрения.

Газета «Деловой Петербург» опубликовала вчера редакционную заметку: «Губернатор Петербурга Валентина Матвиенко сделала сенсационное заявление. Из ее слов публика узнала, что Петербург не справляется с растущей деловой активностью. Губернатор заявила о необходимости активнее строить офисы, в том числе класса А. При этом губернатор затруднилась назвать цифры площадей, в которых нуждается несправляющийся город. Сенсационность же заявления Валентины Ивановны в том, что оно сделано в аккурат после того, как контролируемая миллиардером Александром Лебедевым британская газета Independent сообщила своим читателям на этой неделе, что из Англии на Валентину Матвиенко смотрят как на кандидата в очередные президенты Российской Федерации. Таким образом, заявление губернатора можно рассматривать как начало предвыборной кампании. Можно предположить дальнейшее движение мысли спичрайтеров (сочинителей речей) губернатора. Возможно, в скором времени мы узнаем, что в Петербурге не хватает рекламных афиш, полей для гольфа, причалов для яхт, новых телеканалов и других важных атрибутов деловой активности».

Дмитрий, вы согласны с таким объявлением о начале предвыборной кампании, которое сделала газета «Деловой Петербург»?

Дмитрий Гавра: Нет, я не согласен с таким объявлением, поскольку, с моей точки зрения, искусственно увязаны воедино заявления губернатора об офисах класса «А», о предвыборной кампании, о статье, о владельце газеты, российском миллиардере, и дальше. С моей точки зрения, единственное, что здесь заслуживает внимания, - это тот факт, что избирательная кампания действительно начинается. И я так понимаю, со дня на день Законодательное собрание Санкт-Петербурга будет обсуждать вопрос о том, каким образом, когда, в каком порядке и в каком году будут выборы в Законодательное собрание Санкт-Петербурга. И видимо, мы узнаем что-то новое.

Виктор Резунков: Скорее всего, перенесут на декабрь 2011 года.

Дмитрий Гавра: Губернатор уже сказала о том, что она считает правильным с целью экономии бюджетных средств...

Виктор Резунков: Но у нее же заканчиваются полномочия, и получается некая интрига в отношении губернатора.

Дмитрий Гавра: Разумеется, получается интрига. А выборы в Законодательное собрание, совмещенные с думскими выборами, - это совсем другие выборы, чем те, которые у нас обычно бывали весной, в марте. А вот это действительно интрига. Ну а то, о чем говорит «Деловой Петербург», с моей точки зрения, - это просто попытка собрать воедино малосвязанные факты.

И еще скажу о том, что спичрайтеры, конечно, есть у каждого лидера, и у Валентины Ивановны Матвиенко тоже, тем не менее, она очень часто говорит те тексты, которые, что называется, она говорит, а не читает их по бумажке.

Виктор Резунков: Федор из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Я вообще не понимаю, как можно обсуждать публикацию в газете «The Independent». Мне кажется, что то, что мы видим, - это ремейк советской практики, когда сотни профессоров, общественных деятелей на Западе проклинали Америку, говорили, что скоро империализм рухнет, падет капитализм, а вот Советский Союз проводит правильную, миролюбивую политику, вторгаясь в Афганистан. Я думаю, что на Западе огромная агентура нашей замечательной Лубянки. А что касается кандидатуры Валентины Матвиенко, то я считаю, что это будет катастрофа. Как вы себе представляете человека брежневской номенклатуры, который будет руководить страной в XXI веке, что из этого получится? А если мы вернемся к тому, что происходит в Петербурге, - тяжелейшее подавление демократических прав и свобод, тяжелейшая коррупция, мрачный застой. Мы уже докатились до того, что лопат зимой не могли сыскать. О чем мы говорим, какая Матвиенко?! Я вообще считаю, что ее давно уже надо попросить уйти в отставку. И прокуратура должна была бы заниматься ее, так сказать, деятельностью, «великими свершениями». Я просто возмущен! Мне кажется, что надо обсуждать именно возможность смены власти в Петербурге, чем и должны заниматься политологи. И я категорически против кандидатуры Матвиенко.

Сергей Балуев: Можно быть, конечно, идеалистом и говорить о том, что хорошо, когда демократия – все выбираются, все ведут себя прилично и хорошо. Но мы живем в другом мире, при другом режиме, и конечно, он похож на Советский Союз. Поэтому приходится выводы делать из того, что и как стоит на Мавзолее.

И о публикации в «Деловом Петербурге». Мне кажется интересным то, как Смольный реагировал на это заявление. А реагировал он благожелательно. Буквально несколько месяцев назад наш журнал напечатал похожую историю про то, что ходили всякие слухи о том, что Матвиенко может быть рассмотрена на пост Лужкова, и вот тогда Смольный реагировал исключительно болезненно. Потому что вокруг Лужкова реально идет большая игра: Лужкова снимают, с Лужковым играют как с собачкой – один ругает, другой хвалит. Действительно, на этот пост рассматривается куча народа. А Лужков имеет ресурсы. И Валентина Ивановна тоже во все это включена в какой-то степени – и связями, и прочими делами. То есть идет реальная борьба за пост мэра Москвы, и какая-то нереальная, несколько мифическая история с президентом России.

Виктор Резунков: Николай Михайлович из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Конечно, Матвиенко – это атрибут прошлого, потому что она и комсомолка, и спортсменка, это атрибутика того времени. Но те условия, в которых сейчас живет страна, - это ужасающе! Разрушенные заводы и фабрики, обескровленные деревни, Россия, которая говорит, когда нет лопат, когда все деградировано, - и никакой реакции. Если мы прошли при Сталине путь равный столетию, то за эти 20 лет мы отброшены на 50 лет. В мозгах туман. А у западного мира тенденции к социальным переменам, начиная с великого Рузвельта, а он многому учился именно у марксизма. Но у нас-то сейчас мир совсем другой – это мир наживы и капитала, это форма капитала XIX века. Поэтому никаких Матвиенко не должно быть.

Виктор Резунков: Владимир Павлович из Серпухова, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Я вспомнил, архитектору Мельникову прислали итальянцы в начале 60-ых письмо, в котором были такие строки: «Как вы можете жить и работать в стране, насыщенной идиотизмом?!». Вот Матвиенко, на мой взгляд, - это позор гражданского общества Санкт-Петербурга. А вы как думаете?

Дмитрий Гавра: Стакан всегда для кого-то наполовину пуст, а для кого-то наполовину полон. И понятно, что для тех людей, которые разделяют либеральные убеждения, кто ходит на «Марши несогласных», кто по 31-ым числам собирается на Дворцовой площади или на Триумфальной, для них в целом неприемлемы те лидеры и та политика, которая имеет место в России. Они называют себя «Другой Россией». И это действительно другая Россия. Но если есть другая Россия, значит, есть и та Россия, по отношению к которой они другие. Если мы возьмем социологию, данные самых разных исследовательских центров, то мы увидим, что Валентина Матвиенко традиционно за все годы своего руководства (или губернаторства) в городе собирает очень хорошие рейтинги доверия у населения. А у какого? Разумеется, прежде всего, у пожилого населения, у бюджетников, у военнослужащих, у государственных служащих. Но, тем не менее, 46-57%. Если бы были прямые выборы в Петербурге, то я уверяю вас, как человек, который занимается этими вопросами, у нее были и есть шансы быть заново избранной губернатором нашего города. Поэтому позор или не позор, но политика – это искусство возможного. И сегодня этот человек в городе собирает, по крайней мере, больше половины голосов электората.

Сергей Балуев: Вот есть идеализм, можно себе представить, что Валентина Матвиенко сегодня разрешает в Петербурге «Марши несогласных», крики «Долой Путина!», Лимонова, который гулял бы по подконтрольным Смольному СМИ. Долго просидела бы Валентина Ивановна в этом кресле? Безусловно, недолго. Ну, это невозможно в таком варианте. Такого губернатора сейчас быть не может.

Виктор Резунков: Сергей из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Я думаю, что журналистка и Валентина Ивановна из одного стакана что-то употребляли во время интервью. Причем журналистка тренировалась в русском: «Ты меня уважаешь?», - а Валентина Ивановна в английском: «Yes, I do!». А если серьезно, то это мыслимо, потому что газетой управляет господин Лебедев, и это все объясняет.

Виктор Резунков: Сергей, я с вами не соглашусь. По-моему, как раз это не объясняет, что газетой управляет...

Слушатель: Это «заказуха», и это прозвучало в самом начале вашей передачи.

Виктор Резунков: Я разговаривал недавно с Борисом Вишневским, а он разговаривал с Владимиром Буковским, и в Англии даже нет такого слова «заказуха». Журналисты этого не понимают, они не знают, что это такое, потому что там никто и никогда этим не занимался, там вообще нет этого понятия в журналистике. Если тебя уличат в «заказухе», как мы ее называем, - это позор, конец карьеры, ты уже перестаешь быть журналистом автоматически. И вся либеральная общественность в Петербурге до сих пор не может очухаться от этой публикации в «The Independent» потому, что никто не может представить, чтобы в английской печати появилась «заказуха».

Слушатель: Мне трудно с вами спорить, я не компетентен в этом вопросе. Но я сказал то, что сказал. А Дмитрию Анатольевичу мой совет такой: если он верный путинец (или «путиноид»), то он должен Путина отстранить от власти. Но кишка тонка. А ведь есть пословица: дружба – дружбой, а табачок врозь. И денежки врозь, и власть врозь. Так вот, он должен отстранить Путина. И сегодня не март, но я бы назвал несколько женских персон, которые должны быть у руля, - это Оксана Дмитриева, иностранными делами могла бы заниматься Лилия Шевцова вместе с Хакамадой. Борису Немцову тоже могло бы найтись хорошее место в этом правительстве. Вот тогда бы могла начаться модернизация.

Виктор Резунков: Георг из Петербурга, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Мне понравилось, что один из ваших гостей сказал, что должны быть три точки опоры. А вот если будет три точки, то Россия встанет на четыре точки. На мой взгляд, статья, конечно, не в нашем смысле «заказуха», но она инспирирована, и такие механизмы вполне есть, которые могут инспирировать статью. Я читал перевод статьи, всякие публикации на «Гранях» на эту тему. На самом деле, если хорошенько напугать наших западных партнеров мифическим ликом русского фашизма (Радзиховский много на эту тему говорит), то единственным барьером против русского фашизма является тот авторитаризм, который проявляет наш «галерщик» с веслом. Мне кажется, что ребята сильно заигрались. Даже ваши гости говорят о нашем идеализме: как она может позволить критиковать Путина? Ребята, 11-15 лет назад, когда баррель нефти стоил 16 долларов, кричали «Ельцина на рельсы!», и он не боялся. А сейчас почему-то ребята при 75-ти боятся, а при 60-ти, наверное, убегут. Как же так, мы уже прошли через это. Мы же сейчас не в 37-ом году. Зачем мы сами себя загоняем туда?

Виктор Резунков: Хороший вопрос!

Сергей Балуев: Ну, это разные вещи. Если говорить об обществе, то оно пассивно, и конечно, мы сами к себе можем проявлять максимальные претензии. Но говорить, что «мы тут посидим, а ты, товарищ губернатор, сходи на площадь, постой с плакатиком, прояви себя большим либералом, чем мы все», - вот это идеализм. И безусловно, как только общество шевельнется – реакция властей будет, и она будет, я думаю, не репрессивной, а наоборот, власти будут подстраиваться под этот тренд, если он проявится не только в десятках человек, но в каких-то больших объемах.

Дмитрий Гавра: Давайте мы немножко отойдем от того, хорошая или плохая Валентина Ивановна Матвиенко, правы или не правы либералы, а давайте поговорим, что называется, по большому счету. Всем очевидно, что России необходима модернизация. Мы не во вчерашнем дне, а в позавчерашнем находимся. Выйдите на улицу, зайдите в магазин, посмотрите, есть ли там товары с маркой «сделано в России». Модернизация необходима. А дальше возникает вопрос: какая модернизация? С моей точки зрения, кроме авторитарной модернизации в России никакую модернизацию сделать, увы, сегодня невозможно, и российская история об этом говорит. Поэтому давайте думать о том, какая авторитарная модернизация и кем она может быть сделана. И в этом плане, с моей точки зрения, если отвлечься от люблю или не люблю, от комсомолки, от стакана и так далее, для реализации программы авторитарной модернизации, в том числе и России, Валентина Матвиенко вполне нормальный кандидат, в общем, не хуже, а лучше многих. Если принять мою концепцию об авторитарной модернизации.

Виктор Резунков: Александр из Москвы нам пишет: «Я живу не в Питере, но даже ни один из моих знакомых не упоминает Матвиенко в приличных выражениях. Она уже достаточно «засветилась», чтобы на что-то претендовать. Чего стоит история с «газпромовским огурцом» или со сбиванием сосулек с помощью лазера. Как говорится, глупость хлынула водопадом».

Сергей Балуев: Надо делить то, за что Матвиенко ругать бессмысленно, и то, за что ее критиковать можно. На мой взгляд, за то, что она не больший либерал, чем Путин, Медведев и так далее, ругать ее бессмысленно. А вот за то, что город застраивается так или иначе, ругать ее можно, потому что это исключительно ее функция. С «Газпромом» и небоскребом – может быть, это федеральная штука, а почему построили на углу Невского и Восстания такой дом, а не сякой, - безусловно, вина Валентины Ивановны налицо.

Виктор Резунков: Я прочитаю ответ жителей Санкт-Петербурга газете «The Independent», который помещен в «Живом журнале». «Впервые за 30 лет люди на улицах города «излучают уверенность и удовлетворение», - пишет автор статьи. И вот как комментируют петербуржцы: «И это неудивительно - всем нам очень понравилось, как жестоко лупили нас дубинками 15 апреля 2007 года на «Марше несогласных». Безумно понравилось, что Валентина Ивановна уничтожила 100 исторических зданий в центре Петербурга. Даже фашисты за время войны смогли разрушить только два здания на Невском проспекте, а Валентина Ивановна - уже шесть. Да, Матвиенко точно лучше Гитлера! Мы очень благодарны нашему губернатору за то, что она отправила 800 парков и скверов нашего города под топор!». Вот в таком духе выражен ответ петербуржцев на статью в британской газете «The Independent».

Марина из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. После того, как вы рассказываете уже несколько дней о том, что пастор собирается сжигать прилюдно Коран, выдержку из американских средств массовой информации вы все произносите и произносите, я уже в невинности даже английской прессы сомневаюсь. Тем более что вполне компетентная международная журналистка заключила, что статья в «The Independent» написана русским автором на английском языке или с русского языка переведена. И лингвисты могут сделать такой анализ: переведена на английский язык. А если вы смотрели церемонию передачи власти Медведеву Путиным, то там даже было видно, и даже не очень глубокий психолог-физиономист мог бы понять, как Путин выдохнул с легкостью, когда с него шляпу Мономаха сняли и переложили на маленького Медведева, чтобы он тащил это. Так вот, на сегодняшний день, я думаю, это именно повинность, а не достойная ноша державника, правителя государства, потому что наше государство потеряло рельсы самостоятельного пути уважаемого, приличного, достойного. Поэтому это будет просто назначение. И какая бы ни была ваша Валентина Матвиенко, если бы ее заставили это нести, я бы ей сочувствовала, потому что ей пришлось бы совсем потерять собственную личность.

Виктор Резунков: Виктор из Москвы, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Виктор, вы говорили, что заказных статей на Западе не бывает. Были события в Грузии, и он освещались как-то однобоко. Это было необъективное освещение или это были заказные освещения?

Виктор Резунков: Я вам сказал по поводу отсутствия заказных статей в английской прессе по тому, как воспринимает либеральная общественность Петербурга английскую прессу, как она воспринимает деятельность английских журналистов. Я могу процитировать много разных мнений петербургских демократов, которые постоянно говорят, что если бы в любой, даже петербургской газете появилась статья с таким восхвалением губернатора, то редактор бы утомился от звонков петербуржцев и коллег, которые задавали бы вопрос: «Сколько тебе заплатили?». Вот что удивляет. Но я сейчас не буду обсуждать достоинства и недостатки действий зарубежных журналистов.

Дмитрий Гавра: История журналистики знает массу случаев, когда никакой «заказухи» не было. Вспомним Герберта Уэллса, который уехал восхищенный тем, что происходит в страшной советской России.

Виктор Резунков: И Фейхтвангера.

Дмитрий Гавра: И Анри Барбюса. Они восхищались Сталиным и Россией образца 1936 года. И они писали статьи, публицистику, и они верили в то, что они пишут. Вряд ли они получали продовольственный паек или какие-то деньги за то, что они излагали свои убеждения. Это не «заказуха», это просто-напросто такой способ восприятия реальности в данном конкретном историческом моменте.

Виктор Резунков: Ольга Серебряная на нашем сайте изучила публикации Мэри Дежевски и отмечает: «Статья, в которой Матвиенко сравнивается с Тэтчер, потому что они обе изучали в высшей школе химию, – рядовой продукт особого творческого метода журналистки. Она всегда так пишет. Обо всем. И давно. В 2004 году Мэри Дежевски с проникновенной симпатией интервьюировала дочь президента Узбекистана Гульнару Каримову, искренне сочувствуя ее нелегкой женской судьбе и не особо вдаваясь ни в аргументы узбекской оппозиции, ни в аргументы американского правосудия, с которым Каримова тогда сражалась. Неделю назад Дежевски поддержала решение Саркози о выселении цыган, выдвинув поразительный в своей всеобщности аргумент: «цыгане паразитируют на цивилизованности, материальной и культурной». Вследствие чего их надо бы по-хорошему лишить права свободного передвижения по территории Евросоюза. Цыганами, петербургской губернаторшей и дочерью узбекского президента точки приложения талантов Дежевски не исчерпываются. Из последних ее публикаций в газете наибольший резонанс вызвала статья о Северной Ирландии, в которой журналистка предложила продать эту часть Соединенного Королевства Республике Ирландия. А чтобы Ирландия смогла это счастье купить, Дежевски порекомендовала Соединенному Королевству выдать Ирландии крупный кредит». Здесь можно вспомнить еще публикации о Литвиненко и так далее.

Роза нам пишет: «Верю в то, что Матвиенко решат сделать президентом, если она сядет на мотоцикл и приедет к байкерам Петербурга».

Сергей Балуев: Либералы все время ждут от западной прессы, что она будет ругать недостатки российских начальников, что они нелиберальные, разгоняют, Ходорковского посадили. А начальники российские на это реагируют плохо, то есть никак не исправляются. Поэтому я за то, чтобы западная пресса хвалила наших начальников, когда есть за что. Но вот эта публикация, она просто безумно наивная.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG