Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Шведского топ-менеджера Леннарта Дальгрена, запускавшего в 1998 году в России бизнес мебельного концерна IKEA и руководившего им восемь лет, по праву считают одним из героев российской потребительской революции. В этом году в Швеции и России вышла в свет книга Дальгрена "Вопреки абсурду. Как я покорял Россию, а она – меня".

Особенности ведения бизнеса в России в ней описаны столь откровенно, что нынешнее руководство IKEA, чтобы не испортить отношения с российскими чиновниками, попыталось дистанцироваться от издания, а сама книга, еще не попав на полки магазинов, вызвала бурную реакцию московских властей, распространивших опровержение некоторых описанных в ней фактов.

Незадолго до выхода книги Леннарта Дальгрена два топ-менеджера IKEA – директор по Центральной и Восточной Европе Пер Кауфман и директор по недвижимости в России Стефан Гросс – были уволены "за проявление терпимости по отношению к коррупционным действиям". Взятки давала не сама IKEA, а один из ее подрядчиков – однако того, что менеджеры знали об этом и не приняли мер, оказалось достаточно для компании, постоянно заявляющей, что взяток не платит никому и никогда. В этом свете, выход книги воспоминаний человека, открывавшего первые магазины IKEA в России, приобретает особую актуальность.

Сам Дальгрен, впрочем, считает, что ситуация, в которой оказался Пер Кауфман, является стечением ряда драматических обстоятельств, и уверен в невиновности своего бывшего коллеги, с которым знаком много лет и в честности которого не сомневается. На вопрос же, как ему самому удалось избежать подобного, работая в России, Леннарт Дальгрен в своём интервью Шведскому радио ответил так:

– Когда я начал работу в IKEA, первой, кого я нанял, была госпожа Удача. И она защищала меня – мне всё время везло, и развитие бизнеса в России происходило так, как я того желал.

Возглавляемая Дальгреном компания пришла в Россию в совсем неподходящее время — накануне дефолта 1998 года. Однако IKEA не сбежала, подобно многим другим зарубежным фирмам, а, наоборот, стала одной из крупнейших компаний, работающих в России. Более того, когда IKEA приняла решение о выходе на российский рынок, было также решено производить товары на ее территории. Битвы с местными поставщиками стоили Дальгрену не одного седого волоса, однако, по его словам, если настаивать на своем, отправляя обратно партии бракованного товара, то российская промышленность адаптируется и качество улучшается. На сегодняшний день около 30 процентов товаров, продающихся в российских магазинах IKEA, произведены в России.
Давайте не будем определять, есть ли разница между взяткой и подарком. Есть только одно правило – взятка никогда себя не оправдывает с экономической точки зрения

При этом главной проблемой была и продолжает оставаться российская коррупция, ставящая всевозможные преграды развитию иностранного бизнеса. За время работы в России Дальгрену не раз приходилось сталкиваться с высокомерием российских губернаторов и мэров, придирками и некомпетентностью чиновников помельче, противоречивыми законами. Но у руководителя российской IKEA была в запасе признательность миллионов покупателей, а также скрытые и явные союзники на разных этажах российской власти. Вопреки порой абсурдному противостоянию с российской бюрократической машиной, Леннарту Дальгрену удалось добиться впечатляющих результатов - открыть крупные торговые центры в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Самаре, и других городах, не изменяя при этом основополагающему принципу шведской компании – никогда и никому не платить взяток, утверждает Леннарт Дальгрен:

– Я проработал 33 года в IKEA, и убеждён в том, что совсем немного в мире предприятий, которые в той же степени серъёзно относятся к проблеме взяток. И сотрудники такого предприятия горды тем, что их фирма имеет столь высокие этические и моральные принципы. Постепенно и пресса, и обычные граждане словно возводят IKEA на пьедестал, но стоит кому-либо совершить даже самую малую ошибку – разразится огромный скандал. Любые другие шведские предприятия, совершившие даже крупную ошибку, могут обойтись без скандала – но не IKEA.

Мне пришлось угодить в несколько сложных ситуаций, когда я чувствовал, что речь идёт о взятке, но это случалось крайне редко. С первого дня, когда мы появились в России, через прессу и в разговорах мы дали понять, что IKEA – "белая" фирма, что мы не будем платить взяток, что в бюджете IKEA нет такой графы – "на взятки". И им пришлось это принять. Люди не верят, когда я это рассказываю – но это правда. Если никто не даёт взяток, то никто их и не берёт – это же так просто!

В своей книге воспоминаний Леннарт Дальгрен не ограничивается хронологией борьбы с российскими чиновниками самого высокого уровня. Он не стесняясь называет имена и даёт собственную, порой весьма нелицеприятную, оценку происходивших событий. При этом шведский менеджер старается донести до читателей важную мысль: надо, даже без оглядки на мораль и уголовный кодекс, на рациональном уровне понимать, что давать взятки – убыточно в долгосрочной перспективе:

– Если мы говорим о взятках, следует подходить к этому вопросу с этической точки зрения. Обычно, когда я общался с моими русскими друзьями, я слышал примерно такое: "Мне надо лечь в больницу, моей жене нужны деньги на лекарство, – вы не могли бы заплатить за лечение, за лекарство, за лучший уход?" И тогда мне приходилось отвечать так: "Это не принято в Швеции, я и не думал об этом". Но для русских это абсолютно нормально.

И всё же – что такое взятка вообще? Своим сотрудникам в ИКЕЕ я объяснял так: "Давайте не будем определять, есть ли разница между взяткой и подарком. Есть только одно правило: взятка никогда себя не оправдывает с экономической точки зрения. В первый раз думается, что дело пойдёт немного быстрее, если дать кому-то взятку – и иногда так оно и есть. Но затем ты попадаешь в систему и становишься её заложником. И с каждым разом приходится платить всё больше и больше.

Система испытывает тебя – сколько ты вообще в состоянии заплатить. Я знаю одно шведское предприятие, которое свернуло свою деятельность в России как раз в то время, когда мы только начали разворачиваться. Они сочли работу в России бесприбыльной. Но правда заключалась в том, что эта фирма попала в ловушку. Они стали давать взятки и в конечном итоге прогорели так, что были вынуждены покинуть российский рынок. Но, с другой стороны, это касается не только России. Есть множество предприятий, выплачивающих взятки, – и они находятся гораздо ближе к нам, чем Россия, – замечает Леннарт Дальгрен.

Несмотря на знакомство с российскими реалиями, Леннарт Дальгрен весьма оптимистично настроен в отношении будущего России. Страна богата природными ресурсами и в ней живут замечательные люди, – по мнению Дальгрена, необходимо лишь набраться терпения и дать им шанс изменить направление развития. Настоящие же перемены к лучшему начнутся, когда люди, воспитанные в старой системе, отойдут от дел и к власти придут те, кто сейчас молод. "Надо ждать смены поколений", – считает бывший генеральный директор IKEA в России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG