Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансовый аналитик Андрей Сотник - о банкротстве по-российски


Андрей Сотник

Андрей Сотник

Арбитражный суд Москвы назначил на 15 сентября рассмотрение заявления ЗАО "Русспецсталь" (входит в госкорпорацию "Ростехнологии") о собственном банкротстве.

Справка Радио Свобода

Металлургическая компания "Русспецсталь" подала заявление о собственном банкротстве 13 августа 2010г. Холдинг "Русспецсталь" был создан в 2007г. по инициативе ФГУП "Рособоронэкспорт" для консолидации металлургических активов, производящих спецстали для нужд военно-промышленного комплекса, автомобилестроения и авиации. Холдинг объединил ОАО "Металлургический завод "Красный Октябрь" (МЗКО контролирует 100% волгоградского металлургического завода "Красный Октябрь"), Ступинскую металлургическую компанию (СМК) и ряд других активов
.

Как случилось, что крупное и к тому же близкое к госструктурам предприятие оказалось на грани банкротства? На этот и другие вопросы в беседе с корреспондентом Радио Свобода отвечает финансовый аналитик Андрей Сотник.

- Как могло получиться, что предприятие, близкое к такой серьезной госструктуре как "Рособоронэкспорт", оказалось на грани банкротства?

- Само предположение, что производственная единица в такой компании может оказаться банкротом, кажется мне маловероятным. Еще совсем недавно и у холдинга, и у его составных частей, было все в полном порядке - во всяком случае, так казалось.

- Были тому свидетельства?

- Судите сами. До недавнего времени вся система, связанная с "Русспецсталью", развивалась более чем энергично. В марте 2007 года ЗАО "Русспецсталь" заключило с английской компанией Midland Steel Industries Ltd договор о приобретении 100 процентов акций Открытого акционерного общества "Металлургический завод "Красный октябрь". А в феврале 2008-го ЗАО завершило приобретение контрольного пакета акций "Ступинской металлургической компании" (далее СМК). Планировались и иные покупки за рубежом, например, в Чехии. Так что денежки на покупки были. Стало быть, дела шли совсем неплохо.

- Но, возможно, эти приобретения не принесли "Русспецстали" счастья? Допустим, в силу каких-то причин компания была вынуждена купить глубоко убыточные предприятия, они-то и потянули ее на дно…

- Очень даже может быть. Давайте тогда начнем с краткого экскурса в историю.

Создание в начале 2000-х ЗАО "Красный Октябрь" стало результатом введения на заводе конкурсного производства - своего рода "предбанкротства". В результате ЗАО выкупило производственные мощности завода за 139 млн рублей. В 2001-м - новые перемены. Завод переходит под контроль банка "Флора-Москва". В 2003 -м - очередные реформации: "Красный Октябрь" перешел под контроль якобы английской компании - указанной выше Midland. И все это время завод оставался глубоко убыточным. Не любопытно ли, что изменения в управлении никак не повлияли на рост эффективности производства?

- Любопытно. Есть объяснения?

- Мало-мальски квалифицированный анализ экспортных операций завода (с середины 90-х и до середины 2000-х) показывает, что, скорее всего, главная причина хронической убыточности - вывоз продукции на экспорт по ценам ниже мировых.

Сначала экспорт производился в адрес четырех якобы английских компаний. У двух из этих как бы английских фирм почему-то было 14 югославских директоров и обе контролировались компанией из Лихтенштейна. Два других покупателя продукции Волгоградского завода - расположенные по тому же лондонскому адресу - были связаны с неким Николой Миатовичем, югославом, проживающим в Греции. А головной компанией всех четырех "английских фирм" была опять-таки югославская Sartid-Jugometal AD.

- Известно, что это за компания?

- Она была крупнейшим в Югославии производителем и экспортером металлов. Ее руководитель Душан Маткович, по сообщениям СМИ, перевозил на самолете правительства этой страны миллиарды Слободана Милошевича через Болгарию и Турцию в один из банков Бейрута, имевшего филиал на Кипре. Вместе с ним неоднократно летал Борка Вучич, которого называли "личным банкиром Милошевича". Таким образом, возникает логичный вопрос: а не за счет ли вывоза продукции российского завода по низким ценам укреплялась экономическая мощь Милошевича?

Еще одна деталь: английская компания, которая взяла под контроль завод в 2003 году, а позже продала его "Русспецстали", контролирует массу заводов в Сербии и Черногории, а также порт на Дунае.

А о том, что английская компания Midland была особенной компанией, говорит, например, такой факт. В первой половине 90-х "Волгоградский металлургический завод "Красный Октябрь" и бывший совзагранбанк - Moscow Narodny Bank из Лондона подписали соглашение о предоставлении "Октябрю" среднесрочного (на 39 месяцев) синдицированного кредита в размере 35 млн долларов. Этот кредит был обеспечен экспортными поставками металлургической продукции для Midland. Вам известно много лондонских компаний, способных привлечь к бизнесу на экспорте российских товаров по низким ценам таких "тяжеловесов", как совзагранбанки? Мне - совсем немного.

- А что со Ступинским заводом?

- Ступинский металлургический комбинат (СМК) ранее входил в состав "Сибирского алюминия" и специализировался на выпуске алюминиевого проката и никельсодержащих жаропрочных сплавов. В середине 90-х СМК получил от государства товарный кредит в виде 8 тыс. тонн никеля и 4 тыс. тонн феррохрома. Металл был экспортирован в адрес кипрской фирмы, по некоторым данным, имеющей отношение к финансам Милошевича (она ярко блеснула во время международного суда над ним), в результате чего СМК был ограблен то ли на 28, то ли 50 млн американских долларов. Причем экспорт был организован так хитро, что руководитель кипрской компании узнал об экспортных поставках… лишь от сотрудников "Интерпола" во время допроса! И это был не единственный кредит бесследно исчезнувший в международных операциях от имени СМК.

- Вы только подтвердили мою версию. "Русспецсталь" приобретала не собственность, а убытки.

- Не хотите задать вопрос, зачем?

- Компания государственная: что сказали, то и сделала.

- Допустим, но почему бы не попытаться найти незаконно уплывшие за рубеж деньги?

Сам понимаю, что вопрос риторический. В России так принято. Вместо того, чтобы вести работу по розыску и возврату вывезенных за границу активов, предприятие в очередной раз банкротят. А российские суды штампуют эти банкротства, так как не умеют (или не хотят) заставить как искать деньги, направленные на поддержку очередных чужих политических режимов, так и возвращать их.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG