Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что будет в музее Воннегута



Александр Генис: Сегодня в гостях ''Американского часа'' – люди, которые создают музей Воннегута. Это - директор библиотеки Индианаполиса Джулия Уайтхед (Julia Whitehead) и близкий друг Воннегута писатель Сидней Оффит (Sidney Offit). Беседу ведет Ирина Савинова.

Ирина Савинова: Джулия, почему именно библиотека Индианаполиса удостоилась чести стать мемориалом Воннегута?

Джулия Уайтхед: Как вам известно, Воннегут родился в Индианаполисе и провел в нем первые годы жизни. Он неоднократно приезжал сюда уже будучи взрослым: и из колледжа, и из армии, чтобы встретиться с родными и друзьями и вообще вернуться в места, где родился.

Ирина Савинова:
Библиотека Индианаполиса должна быть довольно большой: ведь в ней нашлось место для целого музея.

Джулия Уайтхед:
Нам было выделено небольшое пространство, но достаточное для того, чтобы разместить экспонаты, проводить конференции, развесить его рисунки. Мы смогли полностью осветить его жизнь, жизнь его семьи и близких ему людей, его участие во Второй мировой войне, тяжелый опыт происшедшего в Дрездене. Мы откроем и читальный зал, где можно будет полистать его книги и подумать. Кроме конференц-залов мы получили в распоряжение бывший выставочный зал Музея современного искусства, где будут представлены работы самого Воннегута, его друзей и оформление его книг. Мы воссоздадим, насколько это будет возможно, его рабочий кабинет. Мы надеемся, что у посетителей возникнут те же чувства, что и при посещении музеев американских президентов: они познакомятся во всей многогранности с личностью, будь это президент или писатель.

Ирина Савинова: Вы не станете, конечно, позволять читателям брать в руки и листать первые издания его книг...

Джулия Уайтхед: Первые издания выставлены в специальном застекленном шкафу, на них можно только смотреть. Другие же книги, связанные с его временем и его жизнью, будут стоять на полках, их можно будет взять, сесть и спокойно почитать – как в обычной библиотеке.

Ирина Савинова: Что еще будет представлено в музее?

Джулия Уайтхед: Трое его детей предложили нам целый ряд экспонатов. Представляете, с каким волнением музей получил от детей Воннегута его пишущую машинку! Он печатал на ней в 70-е годы и остался ей верен - он так никогда и не научился пользоваться компьютером. Мы воссоздадим его рабочее пространство: у нас есть его кресло и невысокий стол, над которым он, сгорбившись, печатал свои тексты. Посетители смогут сесть у этого стола и написать что-нибудь свое.
Нам дадут для экспонирования его медаль ''Пурпурное сердце'', которой он был награжден во время Второй мировой войны.
Будет много фотографий, портретов и разных мелочей. Один из самых замечательных экспонатов – ящик отрицательных отзывов издательств на присланные им произведения. Мы выставим несколько писем и потом будем их заменять другими, чтобы показать все.

Ирина Савинова: Когда музей откроется для посетителей?

Джулия Уайтхед: Мы планируем торжественный прием 11-го ноября, в день его рождения. А 12-го музей откроется для посетителей.

Ирина Савинова: Мы обратились к одному из ближайших друзей Курта Воннегута, писателю Сиднею Оффиту, с просьбой рассказать о месте Воннегута в американской литературе.

Сидней Оффит: Это легко определить – его книги продолжают печатать. Моя семья всю жизнь связана с Куртом Воннегутом: я много встречался и путешествовал с ним, мой сын, мой внук – мы все читаем и любим его произведения. На собраниях в ПЕН-клубе, на многих конференциях, вы знаете, обязательно заходила речь о нем. И все это из-за его взглядов и стиля, в котором они были преподнесены читателю. В 70-е он приобрел широкую известность, и не только в Америке, но и во всем мире. Его антивоенные настроения и его юмор были близки и понятны многим.

Ирина Савинова: Его путь в литературу не был легким.

Сидней Оффит: Однажды он показал мне шуточный план под названием ''Как написать успешный роман''. В начале литературной карьеры он писал много рассказов для журналов, вырабатывая собственный стиль и позднее шлифуя его детали. В его ''плане'' сюжет был четко обозначен: развитие сюжета можно было проследить от начала до самого конца. И это универсальный подход, известный многим писателям. Добавьте к этому характерный для него философский подход, иронию и юмор.
И еще он мне говорил, - наверное, он и написал это где-то, - что хочет, чтобы на каждой странице была улыбка.
У него была главная тема, она прослеживается во всех его произведениях: глупость человеческого поведения.
У него был талант рассказчика и фантазера.
Его путь в популярные писатели не был легким, он для всех нелегок, но он терпеливо трудился и вошел в лигу мастеров.

Ирина Савинова: Насколько хорошо Воннегут известен за пределами Америки?

Сидней Оффит: Я не был на заседаниях ПЕН-клуба сотню лет, но насколько я знаю, его произведения продолжают переводить. Я не его агент, потому статистики у меня нет. Но вот Бёлль говорил мне много лет назад, что Воннегут очень популярен у молодых студентов Германии. Русские писатели знали его произведения, и это еще во времена коммунизма. Его месседж остается актуальным и сегодня: посмотрите на первую страницу ''Нью-Йорк Таймс'' - люди продолжают уничтожать друг друга. Воннегут был пацифистом, он видел в войне конец человечества. Призывы к миру, содержащиеся в его произведениях очень популярны у молодежи.

Ирина Савинова: Да, живя в 60-е годы в России нельзя было не знать, кто такой Воннегут и не прочесть его ''Колыбель для кошки''. Директор музея сообщила в интервью, что в их распоряжении находится целый ящик писем от издателей, в которых они сообщают Воннегуту, что его рукописи отвергнуты.

Сидней Оффит: Когда молодой писатель начинал карьеру, он должен был понимать, что рынок для рассказов начинается с престижных журналов типа ''Сэтердей Ивнинг Пост'', ''Кольерс'', ''Эсквайр''. Все начинали с этого: Хемингуэй, Сэлинджер, Стейнбек. Рассказы оплачивались настолько хорошо, что издатели могли ''крутить носом''. Получить восемь отказов, прежде чем напечатают, было нормой. Но Воннегут выстоял. Большую известность ему принесла ''Бойня номер 5''.

Ирина Савинова: Музей покажет и рисунки Воннегута.

Сидней Оффит: Курт был талантливым во многом – и художником был замечательным тоже. Он все время делал наброски. А посмотрите на его подпись. Он, кстати, с большой любовью ставил автографы на своих книгах и сопровождал их шаржами на себя. Его автограф сам как сложнейший рисунок. У него были врожденные способности к изобразительному искусству. Он в целом был артистической натурой.

Ирина Савинова: Сидней, вы близко знали Курта Воннегута и, наверное, не увидите в его музее что-то, что удивит вас, что-то, чего вы не знали о нем. Простым посетителям будет интересно в таком музее?

Сидней Оффит: Интересно вот что: в Америке поклонение героям и культовым фигурам стало частью культуры. Это, впрочем, верно не только для Америки.
Курт был очень обаятельным, энергичным трибуном. Его слушали, ему поклонялись. Я знаю одного чилийского кинорежиссера, который читал Воннегута каждый день. Он приезжал в Индианаполис снимать биографический фильм о Воннегуте. Делал он это страстно, он был как одержимый, находясь под влиянием не только произведений Курта, но и его личности.
Я думаю, что Воннегут пользуется такой популярностью среди американцев и в мире в целом, что музей может стать местом прямо-таки паломничества, посетителей будет много и им будет в музее интересно.

XS
SM
MD
LG