Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музыкальный репортаж (Сочи)


Геннадий Шляхов: Шаманские бубны разбудили Сочи. Концерт фольклорных ансамблей народов Севера встряхнул курортника, утонувшего в разлитой повсюду российской поп-музыке. Представители коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока привезли на курорт другие песни.

Елена Тибичи: Светит солнце, в небе луна. Ночью едет мужчина в своё стойбище, поёт незатейливую песню. То, что видит, то и поёт про себя, погоняя оленей.

Геннадий Шляхов: Елена Тибичи живёт в Салехарде. Многие годы собирает фольклор, записывает его, учит школьников и студентов, ездит по гастролям с ансамблем "Сыра Сэв" из Ямала.

Елена Тибичи: Подъезжают к стойбищу, издали собаки лают. Потом действие переходит в чум. В чуме жена, укачивая своего маленького ребёнка. Потом он подходит, заводит (передразнивая в голосах):

"- Ты чай сварила?

- Нет.

- А что делала?

- Я ребёнка укладывала"

Вот такое действие.

Геннадий Шляхов: Песенный фольклор даже внутри этнических групп народов Севера имеет отличия, хотя, в принципе, все населяющие Землю народы поют об одном и том же - о мире, что окружает нас, о своей истории, героях народного эпоса.

Елена Тибичи: Есть ещё личные песни каждого человека, который сам поёт. Вот душа наболела, как в русской песне, вот он и сочиняет про себя. Есть песни-наставления. Вот, допустим, своим дочерям говорит – храните своего брата, свой очаг. Есть детские песни. Личная песня детей у каждого ребёнка с рождения. Мама, укачивая его, сочиняет ему песенку, что он будет в будущем такой-то, такой-то. Будет сильным, ловким. Помощником своего отца.

Геннадий Шляхов: Самым притягательным и таинственным для непосвящённого человека в культуре народов Севера является шаманизм – общение с потусторонним миром с помощью духов.

Чылтыз Таннагашева из Горной Шории, что в Сибири. Фольклор у неё в крови - родной дядя известный сказитель, а по материнской линии в роду так пели все женщины. Для Чылтыз Таннагашевой фольклор – это образ жизни, а шаманство – мировоззрение.

Чалтыз Таннагашева: У нас так раньше шаманы наши камлали. Камлание происходило примерно в таком виде. У меня много друзей, которые практикуют шаманизм. Есть ровесники, есть старше. Я придерживаюсь традиционного мировоззрения своего народа. Мы проводим обряды, возрождаем обычаи наши.

Геннадий Шляхов: Многое из того, чем богат фольклор коренных народов Севера, к сожалению, уже утрачено, так же как исчезли малочисленные народности, такие как сахалинские айны, чуванцы, кереки. Переход к рыночной экономике обнажил то, что социологи и культурологи называют "этнической катастрофой": разрушены традиционные отрасли хозяйства, в забвение пришёл родной язык и культура.

Елена Тибичи: Сейчас очень мало осталось исполнителей песен. По пальцам можно пересчитать. Наверное, в тундре в основном остались.

Геннадий Шляхов: Елена Тибичи из Салехарда как и Чылтыз Таннагашева из Горной Шории точкой отсчёта возрождения национальной культуры называют 90-е годы прошлого столетия.

Чылтыз Таннагашева: Какое-то время у нас стало всё забываться Когда Советский Союз распался, началась перестройка, каждый народ стал просыпаться что ли и вспомнил, что он за народ, какие у него обычаи, какие обряды.

Геннадий Шляхов: Возрождение национальной культуры у малочисленных народов Севера России идёт с разной степенью успеха. На смену мелочной опеки советских времён с указанием, что и как исполнять, пришла полная свобода, но оказалось, что у местных организаторов нет ни умения, ни денег, чтобы возрождать национальную культуру. Хотя, как рассказывает Елена Тибичи, в их городском национальном центре записывают песни в экспедициях, а потом перекладывают на ноты, выпускают диски, проводят фольклорные фестивали для взрослых и детей.

Елена Тибичи: У нас фольклор очень богатый, но надо его использовать не так, как шоу делать. Некоторые у нас делают как шоу, а именно сохранять фольклор.

Чылтыз Таннагашева: Сейчас понимаете в первоначальном виде фольклор – очень мало зрителей. Но это чтобы донести до более широкой публики, делается более сценически, чтобы это смотрелось.

Геннадий Шляхов: Чылтыз Таннагашева, представительница молодого поколения исполнителей, мыслит иначе, чем Елена Тибичи, хотя исполнительница с Ямала вполне современный человек.

Елена Тибичи: От фольклора можно так бережно сделать такое красивое произведение, допустим тот же рэп. Он подходит к нашим закличкам, допустим (поет). Ненецкий рэп. Даже перевод есть (поёт) Вот такое вот.

Геннадий Шляхов: Фольклор в народе живёт скорее не "благодаря", а "вопреки". Потому что есть такие исполнители как Елена Тибичи, Чылтыз Таннагашева и их коллеги.
XS
SM
MD
LG