Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Драма с Юрием Лужковым в главной роли катится к развязке, а кремлевских оппонентов героя как не было, так и нет. Только шаги за сценой, пусть и сопровождаемые комментариями неутомимого "источника в администрации президента".

Очередной акт, очередная сцена, очередной монолог московского мэра.

Цитирую по официальному сайту "Единой России".

"Сопредседатель Высшего совета партии "Единая Россия", мэр Москвы Юрий Лужков, слухи о возможной отставке которого активизировались в последние дни на фоне критических сюжетов в его адрес в эфире федеральных телеканалов, заявил, что не намерен уходить со своего поста…

"Оправдываться - это не тот способ на Руси, чтобы себя защитить. Если человек начинает оправдываться, значит... он виноват. Я отвечаю однозначно: это грязь, каша, собранная для того, чтобы воздействовать на мэра, к чему-то его пригласить... Моя позиция далеко не всем нравится. Не по душе пришлись какие-то мои действия, высказывания".

Ответил московскому мэру – уже по традиции – "источник".

"Вопрос продолжения исполнения полномочий мэра Москвы в соответствии с законодательством России решается не Лужковым", - приводит ИТАР-ТАСС слова "высокопоставленного источника". "Это прерогатива президента", - напомнил он.

До этого, напомню, "источник" прокомментировал статью Юрия Лужкова в "Российской газете", возможные сроки отставки московского мэра и даже обнародовал "шорт-лист" кандидатов на пост столичного градоначальника.

На стороне Лужкова между тем выступили люди, имеющие имена и фамилии. Главный редактор "Московской правды" Шод Муладжанов, председатель Московской городской Думы Владимир Платонов и другие, но все по списку – партнеры мэра по московской работе.

Никто из официальных лиц федерального уровня по существу конфликта не высказался.

Что это значит?

Прежде всего, то, что впервые за долгое время на верхних этажах российской власти идет конкурентная борьба, исход которой не предрешен (был бы предрешен – "источники" бы в секунду обрели имена). Борьба, разумеется, номенклатурная, а потому - корявая, грязная, подковерная, даже омерзительная.

Зато – полезная. Для тех, кто все еще ожидает, что в финале драмы шаги за сценой материализуются в "силы добра". На этой политической сцене и даже за кулисами этой политической сцены таковых нет.

Нелишнее знание за год до очередных серьезных выборов.

* * *

В качестве досье - избранное из речи Юрия Лужкова на заседании московского отделения "Единой России":

"...Ну, и в конце я хочу вам доложить о странной ситуации, ситуации позорной, которая сегодня развернулась в средствах массовой информации по поводу мэра Москвы.
В средствах массовой информации по команде, потому что эта система по государственным каналам и другим государственным средствам массовой информации – это система единых коллективных действий. Развернулась и так же, как это было в 1999 году. Возникли те же, кстати, лица, те же Доренки. Развернулась кампания клеветы и лжи в отношении московского мэра.

Эта компания абсолютно недобросовестная, ибо то, о чем эти газеты пишут, все, подчеркиваю все – я говорю как на духу перед вами – все это клевета.
И то, что... Можете себе представить идиота-мэра, который 200 с лишним миллионов рублей направил на поддержку своих пчел? И тут же – это все не делается безобидно – и тут же заявляется: а, вот, на поддержку инвалидов в 2 раза меньше.

Каких пчел? Каких пчел? Эти деньги, кстати, направлены в наше хозяйство, которое 30% молочной продукции от общего объема потребления молочной продукции сегодня снабжает наше школьное питание. Требования высочайшие, ассортимент, как говорится, самый-самый такой, необходимый для школьного питания. Вот это хозяйство, которое Москва создала на Калужской земле, дает треть потенциала школьного питания. Блестящего! Прекрасного!

И правительство Москвы своим решением направило эти деньги в это хозяйство.

В это хозяйство, для того чтобы профинансировать строительство бойни. Там 7 тысяч коров. Бывает ситуация, когда корова завершает свой, как говорится, молочный путь. И хозяйство мне доложило о том, что когда они сдают корову кому-то, то, простите, они от этого ничего в хозяйственном плане не получают кроме, как это называется, рога и копыта, так? Правительство принимает решение построить там бойню. Хорошую, квалифицированную. Для поставки мяса в Москву. Для того, чтобы хозяйство имело рентабельность.

И вот эти негодяи. Так? Заявляют о том, что мэр решил деньги направить на своих пчелок. Я могу сказать всем, и многие это знают, да, я занимаюсь пчеловодством, мне это интересно. Это философия. Это уникальная философия жизни семьи, жизни сообщества пчел. Но мне не нужно государственных на это денег. Наоборот, я продукцию своих ульев, своих пчел передаю всю в детские дома.

Это кощунство! Это кощунство. Это, вы знаете, даже трудно назвать чем-то таким, связанным с самыми безобразными поступками со стороны тех людей, которые это доброе дело, честное, чистое превратили в грязный клеветнический фарс. Это все делается по команде. Это все делается по команде. И не только это.

И я говорю о том, что все эти факты...

Я их могу перечислить – поверьте, нет ничего нового. Посмотрите интернет. Какая реакция у людей, которые говорят: "Слушайте, за кого они нас принимают? За кого они нас принимают? Это, ведь, воздействие, страшное воздействие на общество". Потому что если эти деятели кормят общество такой низкопробной клеветнической грязной такого туалетного типа, все даже сравнивать там со сливными бачками, то это означает, что они не только стараются опустить мэра, они пренебрегают всем обществом, которому они эту информацию передают. Они плюют на него. Это страшно. Это недопустимо.

И когда это все развернулось...

Развернулось это по поводу моей статьи. Я сейчас тоже... Есть еще терпение слушать? А у прессы, у средств массовой информации? Тоже есть, да? Это развернулось по поводу моей статьи по Химкинскому лесу. Вот, после появления статьи по Химкинскому лесу была дана команда "Фас!".

А что там в этой статье?
Казалось бы, первое, ну, какое мое дело! Какое дело мэру до этого самого Химкинского леса? У нас много своих проблем по лесам. Так? У нас еще впереди решение будет по Речнику. Мы все равно добьемся решений, которые являются законными! По Речнику и по всем остальным незаконным строениям. А тут, вот, Химкинский лес.

Так вот, докладываю вам, дорогие товарищи.

Не хотел. Честно говорю, не хотел заниматься Химкинским лесом. Пришел звонок из администрации: "Юрий Михайлович, дайте ваш анализ, дайте ваше заключение". Я говорю: "Избавьте меня от этого". 2Нет, мы просим, нам нужен где-то, ну такой, незамыленный взгляд хозяйственника, который должен нам сказать, какие там варианты".

Я начал разбираться.

Трасса эта остановлена. Я не буду говорить о том, каким образом там все это, но остановлена. Но она уже почти проложена. Осталось маленький кусочек проложить по Химкинскому лесу. Уже, вроде бы, и... Ну, уже состоялось. Этот лес можно вернуть только через 40 лет, если его сейчас обратно, как говорится, начать высаживать. Ну, уже состоялось.

Значит, другие варианты.

Один вариант – туннель. Сумасшествие. Второй вариант – над Ленинградкой сделать мост не поперек, а как это говорят, строить мост вдоль реки. Тоже не очень. Третий вариант – пропустить через Молжаниновку. Через Молжаниновку есть вариант, его нужно рассчитать, его нужно оценить. Так вот. Для того чтобы пропустить этот вариант через Молжаниновку, нужно вот тот кусочек, который еще не вырезан, вырезать. Первое. Мало. Дальше трасса должна пройти мимо поселка. 50 домов как минимум, коттеджей со своими участочками и так далее нужно снести. Опять забраться вокруг Химкинского леса и перерезать Химкинский лес.

Мало этого.

Нужно провести по берегу болота. Конечно, работы по болоту – самые, понимаете, для дороги они, конечно, как это называется, очень и очень комфортные. Но, ведь, когда мы будем проводить по болоту, то появятся такие же защитники болотных всяких наших и флоры, и фауны. Обязательно найдутся какие-нибудь рогатые лягушки, так? Безрогие улитки, инфузории-туфельки, какие-нибудь кувшинки с лохматыми перьями, так? Ну, это все наша жизнь, это все наша жизнь, это все то, что концентрирует определенных, так сказать, защитников. И нормальных защитников и определенных защитников, вот, нашей, так сказать, природы. К ним нужно относиться очень уважительно и очень бережно. Но это все равно не тот вариант. А по затратам и по этим самым, так сказать, делам всем остальным, социальным. Этих людей надо переселять. Контракт работает. Если контракт будет связан с переносом трассы, то государство, Министерство транспорта заплатит большие неустойки. Так? И все это потеря времени и так далее.

И я написал. Я написал, что увы и ах, мое мнение, так? Мое мнение – здесь продолжать строить. Тяжелое. Тяжелое. Это мое мнение было опубликовано в «Российской газете». Все. Оказывается, я что-то и кого-то развожу. И, значит, так. Идут сигналы. Когда я сказал 2Я не меняюсь2. Если на меня клевещут, у меня нет другого способа защиты кроме как защита судебная. Оправдываться здесь у нас, в России – это означает, что ты, тем не менее, уже с чем-то согласен, если ты оправдываешься. Если ты наступаешь, чувствуя, что ты прав, значит, есть тема и, значит, есть клевета. Если я оправдываюсь, значит, что-то, все-таки, там есть.

Так вот, когда я заявил о том, что я буду подавать в суд, моя супруга заявила о том, что она будет подавать в суд на клевету.
Так? Пришла весточка, что все, что началось, будет продолжаться. Не боюсь я их.

Как еще мне заявить о своей позиции?
Они уже за 20, уже 20 с лишним лет, ну, по крайней мере, мою позицию, все, что связано с моей деятельностью, все уже на виду, все известно.

Моя реакция. Моя реакция тоже известна. Я хочу доложить своим коллегам по партии. Я их, эти нападки, потому что я работаю честно, не боюсь. И буду бороться.

(Аплодисменты)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG