Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что будет, если рыбакам запретят ловить рыбу (Астрахань)


Александр Грачев: В реке рыбы стало очень мало, её практически нет. Вот с утра поехал, с 7 утра. 4 часа рыбачил. Что я поймал? Два подлещика и два сазанчика небольших. Рыбы очень мало.

Галина Маркина: Александр Грачёв — опытный рыбак, но последние годы удача ему редко улыбается. Рыбы с каждым годом всё меньше и меньше. Запасы практически исчерпаны. Поэтому заведующий кафедрой промышленного рыболовства Института рыбного хозяйства биологии и природопользования Александр Грачёв с оптимизмом воспринял заявление главы Росрыболовства Андрея Крайнего о введение запрета на промышленный вылов рыбы на Волге. Совершенно другое настроение сегодня у рыбаков, говорит генеральный директор Оранжерейного рыбкомбината Андрей Калиненко.

Андрей Калиненко: Люди очень расстроены, а вообще обозлены и готовы на любые шаги и действия, чтобы как-то сохранить своё существование под солнцем и кормить своих детей.

Галина Маркина: Вообще, крайние меры Андрея Крайнего повергли рыбаков в шок. По словам промышленников, место под солнцем готовы сегодня отстаивать не 4,5 тысячи астраханцев, как посчитал федеральный чиновник, а почти в 5 раз больше. Только на Оранжерейном рыбокомбинате работают почти 600 человек. А в таком селе как Оранжереи Икрянинского района иначе как рыбным промыслом на жизнь себе не заработаешь.

Андрей Калиненко: В нашем комбинате работают люди с разных сёл. В сёлах нет работы другой — только рыбодобыча.

Галина Маркина: По словам президента некоммерческой организации "Каспрыба" Андрея Маркина, если запрет на речной лов рыбы будет введён, то история с Пикалёво может показаться просто детским садом и бунта рыбаков не избежать.

Непростую ситуацию для рыбного региона обсудили на думском комитете, где присутствовали как предприниматели, так и те, кто охраняет, защищает и контролирует рыбные запасы. Каждый из них жаловался на тяжёлую жизнь, вздыхал, качал головой и вопрошал — что делать и как быть, если рыбу в реке всё-таки запретят ловить? Ответ на эти вопросы так и не прозвучали, но пришли к выводу, что не мог глава Росрыболовства сам додуматься до таких решений. Видимо, кто-то ему подсказал эту идею, чтобы создать в обществе брожение, говорит Андрей Маркин.

Андрей Маркин: Как нормальный человек, знающий, что в федеральных структурах работают вменяемые и думающие люди, можно прокомментировать только таким образом, что информацию в уста уважаемого чиновника вложили совершенно безответственные люди, которые не владеют ситуацией в социальном плане в низовых сёлах нашего региона, которым, честно говоря, наплевать на то, что будет с массой людей.

Галина Маркина:Подсказчики таких передовых идей оказались совсем рядом.

Андрей Маркин: Мы подобные безответственные заявления неоднократно слышали из уст нашей науки — КаспНИИРХа, который находится в области.

Галина Маркина: Глава регионального агентства по рыболовству и рыбоводству Олег Григорьев отметил, что страхи преждевременны, ведь никакого ещё документа о запрете на вылов речной рыбы нет. Правда, промысловая нагрузка на запасы рыб действительно очень высокая. Журналист Олег Сарана, что…

Олег Сарана: Всё решается в Москве. И вот эти общие народные слушания — это фикция на самом деле. Людей уже давно не спрашивают, как и что им делать. По поводу решения Крайнего, оно, конечно, неоднозначное. Я думаю, что его поддержат многие рыбаки-любители, в первую очередь туроператоры. И с другой стороны, у нас страна такая. Закон примут, ну, как бы приняли и приняли, а мы продолжаем жить по своим законам.

Галина Маркина: В итоге чиновники и предприниматели решили написать обращение в Москву, требуя оставить всё без изменений. Тем более что, как оказалось рыба, в реке есть, только об этом не говорят простому народу. Правду астраханскому населению сообщил президент некоммерческой организации "Каспрыба" Андрей Маркин.

Андрей Маркин: Рыба есть, только нужно её грамотно посчитать. Ведь мы не просим ничего запредельного. Мы просим одно — скажите правду: рыба есть, рыба есть реально и частиковой рыбы становится больше — это правда.

Галина Маркина: До недавнего времени предприниматели утверждали обратное. Особенно, когда их спрашивали астраханцы — почему рыба на базаре дороже, чем мясо? Потому, что нет её, отвечали руководители рыболовецких предприятий. Когда обстановка изменилась, предпринимателям стало выгодно говорить, что с запасами в регионе всё нормально. Вот и директор рыбкомбината Андрей Калиненко поддерживает своих коллег.

Андрей Калиненко: Хотят запретить промышленное рыболовство, в то же время развивают туризм. Если рыбы нет — зачем сюда ехать туристам?

Галина Маркина: Только для того, чтобы сфотографироваться с трофеем, взвесить и отпустить, отвечает заведующий кафедрой промышленного рыболовства Института рыбного хозяйства биологии и природопользования Александр Грачёв. А что касается промышленного лова в реке, то это — преступление. Ни в одной цивилизованной стране рыбу, которая заходит в реку на нерест, не ловят.

Александр Грачев: Ловят в море, на подходах. Тем более что морские сельдь — у нас их 7 видов, состояние запасов очень хорошее, это обыкновенная килька, которую сейчас можно ловить очень много. Это практически в 4-5 раз можно больше ловить рыбы, чем сейчас в Волге.

Галина Маркина: Рыбаки смогут приспособиться к морским условиям, считают учёные. До середины прошлого века промысел вели только на море. Сложнее придётся предпринимателям. Сейчас у них нет на вооружении морских рыболовецких судов.

Только одного запрета лова на реке будет мало для восстановления рыбных запасов. Ведь на протяжении нескольких лет в Астраханской области нет нормального половодья, энергетики придерживают воду. Многие речушки, ерики и протоки обмелели, рыба уходит на Казахстан. Чтобы её вернуть в Астраханскую область, нужно проводить дноуглубительные работы и сбрасывать весной достаточное количество воды с Волжско-Камского каскада ГЭС. И только тогда через пару лет "Волга закишит рыбой".
XS
SM
MD
LG