Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В России 143 интерната для умственно отсталых детей. В каждом интернате человек по сто – вот и считайте. За редчайшими исключениями все эти дети, едва достигнув совершеннолетия, автоматически переходят во взрослые психоневрологические интернаты – ПНИ. И оттуда практически нет выхода. При этом надо понимать, что многие "умственно отсталые" дети могли бы жить нормальной человеческой жизнью. Профессорами бы не стали, конечно, но работали бы, завели бы семью, могли бы быть свободны и иногда счастливы. Однако же нет – им предначертан желтый дом.

Надо понимать, во-первых, что многие дети живущие в интернатах для умственно отсталых, что называется, гипердиагностированы. То есть они нормальные дети, а в интернат для умственно отсталых сосланы за то, что плохо вели себя в обычных детских домах. Один психиатр рассказывал мне, например, про мальчика, которого посчитали дебильным за то, что мальчик постоянно убегал из детского дома. И никому не пришло в голову разобраться, отчего мальчик убегал. Убегал оттого, что старшие товарищи заставляли его воровать, а он не хотел быть вором. Подобных историй – тысячи.

Надо понимать, во-вторых, что даже и действительно умственно отсталые дети совершенно необязательно должны попадать в психоневрологический интернат. Оглянитесь вокруг себя: почему одним умственно отсталым людям можно управлять автомобилями, проектировать города, выступать по телевидению и даже заседать в Государственной Думе, а другие умственно отсталые должны быть заперты в ПНИ? Справедливости ради надо сказать, что если бы автор этих строк проходил официальную комиссию, каковую проходят умственно отсталые дети, то был бы признан гипертревожным неврастеником и тоже – заперт в ПНИ.

Надо понимать, одним словом, что мир мог бы быть другим – терпимее, добрее. Дети с проблемами развития могли бы жить среди нас, тем более что и сами-то мы изрядные дураки. Они могли бы жить среди нас, если бы мы не запирали их, а помогали им.

И теперь я знаю, что такое возможно.

Я был в Псковской области в городе Порхов. Там общественная организация "Росток" десять уже лет устраивает в семьи и адаптирует к самостоятельной жизни детей из Бельско-Устьинского интерната для умственно отсталых.

Там в городе Порхов устроена "социальная гостиница", деревенский дом, где выпускники интерната могут пожить несколько лет под присмотром воспитателя и поучиться ведению хозяйства, общению с людьми, профессии какой-нибудь поучиться наконец.
Там есть еще "дом учебного проживания". В этом доме выпускник интерната может попробовать пожить один несколько месяцев, чтобы понять, получается ли у него жить самостоятельно. И если не получается пока, то вернуться еще на некоторое время в социальную гостиницу и пожить еще некоторое время с товарищами и под присмотром воспитателя.

Кроме "социальной гостиницы" и "учебного дома" там, в Порхове, есть еще целая инфраструктура – психологи, социальные педагоги, волонтеры, начинающаяся "детская деревня". Это стоит немалых благотворительных денег, но это работает. Я видел людей, которые живут самостоятельно и свободно, а жили бы за решетками ПНИ, если бы не "Росток". Я видел их. Я провел с ними двое суток, и это было для меня очень счастливое время.

Организация "Росток" устроила во Пскове конференцию. На конференцию позвали со всей России заведующих интернатов для умственно отсталых детей, чтобы показать этим заведующим, как можно выводить подопечных своих в самостоятельную жизнь, а не сдавать в ПНИ.

Аудитория разделилась. Четверть приблизительно людей в зале слушали про опыт "Ростка" с горящими глазами и задавали толковые вопросы. Половина приблизительно людей заведомо относились ко всякому слову скептически и то и дело выкрикивали: "Чем вам, собственно, не нравятся интернаты? Там ореховая мебель и телевизоры. Чего еще надо?" И нельзя было им объяснить, что еще надо человеческого достоинства и свободы. Еще четверть вели себя пассивно: очевидно было, что люди эти ждут циркуляра из министерства, и ежели выйдет циркуляр устраивать детей в семьи, то будут устраивать детей в семьи, а ежели предпишут сдавать в ПНИ, то будут сдавать в ПНИ.

Насколько я понимаю, пройдет еще много лет, прежде чем положение умственно отсталых детей изменится, не только в отдельно взятом Порхове, но и по всей стране. Пройдет еще много лет, прежде чем всерьез изменится в обществе отношение к этим детям. Пройдет еще много лет, но мне уже теперь легче.

Я уже теперь знаю, что другой мир возможен. Я его, этот другой мир, видел.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG